?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: россия

Как дипломаты занимаются контрабандой, или Три вопроса к МИДу
mmironov

Билборд перед входом в школу при российском посольстве в Аргентине: «Мы уже изъяли более 450 тонн наркотиков. Правительство Аргентины»


Закончено следствие по делу о контрабанде кокаина через дипломатическую почту (https://www.kommersant.ru/doc/3975547). Из показаний обвиняемых мы уже можем сделать два однозначных вывода:

  1. Фигуранты дела занимались контрабандой, в чем они сами признались.

Андрей Ковальчук настаивает на том, что занимался поставкой в Россию исключительно дорогих сортов кофе и сигар. Но поставка этих товаров в соответствии с законом требует уплаты таможенных пошлин и сборов. Если Ковальчук и его подельники отправляли центнеры товаров под видом диппочты, то это контрабанда.


  1. Фигуранты дела знали, что занимаются поставкой нелегальных грузов.

По показаниям Али Абянова, он «и раньше несколько раз по просьбе Андрея Ковальчука переправлял «очень тяжелые чемоданы» в Москву, получая за каждый по $1,000. Груз всегда упаковывал как дипломатическую почту, а отправлял его самолетами российской военно-транспортной авиации». Однако он не был единственный, кто участвовал в переправке чемоданов. Ему помогал помощник посла по безопасности Олег Воробьев, который общался с Ковальчуком по поводу перевозки чемоданов в аэропорт (https://mmironov.livejournal.com/38087.html). Бывший полицейский Иван Близнюк и некий Андрей Чикало тоже имели к этому отношение. А были еще люди, которых мы не знаем, которые физически грузили чемоданы в самолет и переправляли груз в Москву, и они тоже работали не бесплатно. В итоге переправка одного чемодана обходилась в несколько тысяч долларов. Ковальчук прилетал в Аргентину на частном самолете и пытался забрать эти 12 чемоданов сам. Фрахт самолета стоит порядка 350,000 долларов, то есть он был готов заплатить за перевоз каждого чемодана около 30,000 долларов (сверх тех денег, которые он заплатил Абянову и другим). На регулярных авиалиниях за отправку одного большого чемодана из Буэнос-Айреса в Москву возьмут 200-300 долларов. Если время не торопит, то за 5,000-6,000 долларов можно отправить контейнер из Буэнос-Айреса. Он дойдет примерно за 2 месяца, и туда поместятся несколько сотен таких чемоданов. То есть если отправлять груз легально, то пересылка обойдется от нескольких сотен долларов (если самолетом) до нескольких десятков долларов (если по морю) за один чемодан. Тысячи и тем более десятки тысяч долларов за пересылку чемодана имеет смысл платить только в том случае, если ты отправляешь что-то нелегальное, что ни в коем случае не должно попасть на глаза таможенникам.


Версия обвиняемых будто они поставляли в Москву кофе Luwak не выдерживает никакой критики. Похоже на то, что они погуглили «самый дорогой кофе в мире», и им Google выдал Luwak. Во-первых, этот кофе производится в Индонезии, на Филиппинах и в других странах Юго-Восточной Азии. Нет никакого смысла везти его через весь земной шар в Аргентину, чтобы потом отправить в другую сторону в Россию. Тем более, что Аргентина известна своими высокими импортными пошлинами и крайне зарегулированными таможенными процедурами. Любые импортные товары в Аргентине стоят существенно дороже, чем в соседних Уругвае и Чили. Если уж заниматься поставками этого кофе, то нужно везти его напрямую из Юго-Восточной Азии. Выйдет быстрее и дешевле. Во-вторых, розничная цена кофе Luwak составляет до 500 долларов за кг. Даже если оценить стоимость чемодана кофе по самой максимальной розничной цене, получится 15,000 долларов за чемодан. Нет никакого смысла платить за переправку чемодана 30,000 долларов, чтобы потом продать кофе в розницу максимум за 15,000.


В связи с этим к нашему МИДу возникают три вопроса:


  1. Есть ли какой-то внутренний контроль за чемоданами, которые дипломаты и сотрудники диппредставительств (Абянов даже не был дипломатом) отправляют под видом диппочты? Из показаний обвиняемых следует, что это была не разовая переправка, и Абянов регулярно помогал Ковальчуку переправлять чемоданы, получая по 1,000 долларов с каждого. Отправка легальных грузов стоит намного дешевле. Значит, кокаин через российское посольство отправляли много лет.



  1. Как осуществляется контроль за безопасностью российских дипмиссий? МИД неоднократно утверждал, что Ковальчук никогда не являлся сотрудником МИДа и вообще не госслужащий. Получается, любой проходимец может втереться в доверие к завхозу посольства, коррумпировать его и складировать на территории посольства гору чемоданов с неизвестным содержимым? А если бы он захотел складировать не наркотики, а, например, взрывчатку?



  1. Контрабандой занимаются только сотрудники посольства в Аргентине, или аналогичная ситуация в наших посольствах в других странах? Аргентинские власти в течение последних лет активно взялись за борьбу с наркоторговцами поэтому эта история и вскрылась. Они регулярно конфискуют крупные партии наркотиков (https://www.clarin.com/politica/bullrich-logramos-sacar-mercado-1000-millones-dolares-narcotrafico_0_Wzo9Cj8xL.html). А что происходит в посольствах других стран, например, в Перу, Боливии, Венесуэле, Афганистане? Оттуда тоже сотрудники посольств могут спокойно переправлять чемоданы без всякого контроля и таможенного досмотра?









Владимир Владимирович, почему вы меня боитесь?
mmironov


В России власть, скажем мягко, притесняет оппозицию. Она обосновывает это тем, что ее поддерживает 80% населения, тогда как оппозицию - всего 3-5%: значит, у нас есть мандат от народа чтобы вас давить и крушить. Это лукавство. Во-первых, 80% поддержки эфемерны. Во многом высокие рейтинги объясняются тем, что население не видит альтернативы. Как только объявляется, что новым начальником будет Х, тут же его рейтинг взлетает до 70% (см. кейс Медведева, Собянина), а рейтинг предшественника падает до нуля (Лужков). Подробно об этом феномене я писал здесь (https://mmironov.livejournal.com/37101.html). При этом у оппозиции фактически отрезаны каналы коммуникации с большинством населения, чтобы хотя бы попытаться донести свою, альтернативную точку зрения.

То, что в России сейчас оппозицию активно поддерживает всего 3-5%, на самом деле мало о чем говорит. Мы не знаем, какую бы сторону приняли пропутинские избиратели, если бы у них была возможность сравнить альтернативы. Никто не сравнивает программы кандидатов, опубликованных на сайте, даже в развитых демократиях. Например, в США очень небольшое активное меньшинство, размер которого составляет несколько процентов от общего количества избирателей, тратит огромные средства, чтобы донести свои идеи до большинства. На последних президентских выборах на эти цели было потрачено 2.4 млрд долларов (1.4 млрд на агитацию в поддержку Клинтон, 1 млрд - Трампа (https://www.washingtonpost.com/graphics/politics/2016-election/campaign-finance/).

Подобная логика верна не только в политике. Возьмем компанию Apple. В 2015 г. она потратила на рекламу 1.8 млрд долларов (начиная с 2016 г., они не раскрывают свои расходы на рекламу(http://www.businessinsider.com/apple-stopped-disclosing-ad-spend-2016-11)). Казалось бы, зачем Apple тратить 2 млрд долларов ежегодно на рекламу, ведь и так все знают, что Apple – это круто. Но огромные траты на продвижение через различные средства доставки информации – это единственный способ рассказать о своем продукте массовой аудитории. Вспомните, что 11 лет назад, когда Apple только выпустила свой Iphone, Nokia контролировала половину всего рынка смартфонов, с огромным отрывом от своего ближайшего конкурента RIM. Доля Nokia на рынке в 7 раз превышала долю RIM (https://www.bloomberg.com/news/articles/2007-02-27/nokia-tops-in-2006-smartphone-salesbusinessweek-business-news-stock-market-and-financial-advice). Теперь представьте, что Nokia также бы контролировала каналы распространения рекламы. Тогда она могла бы сказать Apple: «Мы безусловные лидеры рынка уже много лет, мы лучше знаем, что нужно потребителю, идите рассказывайте про свои айфоны хипстерам, а массовому потребителю ваши поделки неинтересны». Что бы тогда произошло? Безусловно, Apple смогла бы достучаться до узкого сегмента продвинутых потребителей, которые могут найти сами информацию, но про массовый рынок можно было бы забыть. Массовый потребитель не будет лазить по сайтам, изучать характеристики, сравнивать плюсы и минусы разных смартфонов. Именно поэтому лидеры рынка смартфонов Apple и Samsung (которые, казалось бы, продают высокотехнологичную продукцию, так что их покупатели должны сами уметь искать информацию), тем не менее, тратят миллиарды долларов ежегодно на массовую рекламу.

В российской политике Путин искусственно ограничивает доступ оппозиции к массовому избирателю. Кто-то возразит, что у российской оппозиции есть свободный доступ к интернету – а это сейчас один из самых массовых каналов доступа к аудитории. Но с интернетом не все так просто.

Во-первых, власть активно пытается ограничить возможности оппозиции агитировать через интернет. Отсюда блокировки сайтов, посадки за репосты, твиты и ретвиты, а также накручивание дизлайков в Youtube. Но это не главное препятствие. Проблема, что интернет как канал агитации эффективно работает только на относительно молодую аудиторию, которая выросла на интернете. Для большинства людей старше 40-45 лет интернет является не главным, а второстепенным источником информации. Главными остаются газеты и телевидение. В России 43.4 млн человек в возрасте от 20 до 39 лет, 40.6 млн - от 40 до 59 лет, и старше 60-и лет – 30.5 млн человек. То есть у оппозиции есть эффективный канал доступа только к 38% избирателей. Если учесть, что процент участия в выборах среди молодежи обычно существенно ниже, чем среди людей старшего возраста (по некоторым возрастным группам разница в явке составляет два раза), то у оппозиции есть эффективный доступ только к 25% потенциальных избирателей, которые участвуют в выборах. Если даже оппозиция напряжется и придумает очень убедительную агитацию в интернете, сумев на свою сторону склонить, к примеру, 60% аудитории (что очень много), это даст результат на выборах в 15% (25%*0.6).

Именно поэтому власть так боится Алексея Навального. На выборах мэра Москвы он набрал 27%.  Это значит, что он не только вышел за пределы стандартного активного меньшинства 3-5%, но и смог выйти за пределы аудитории, которая основную информацию получает из интернета. Власти прекрасно понимают, что опасность им грозит именно от тех политиков, которые могут выйти из очерченного им интернет-гетто, где пока можно относительно свободно распространять информацию. Кто-то возразит, что есть много либеральных политиков, которые регулярно ходят на федеральные каналы. Безусловно, власть пускает их к федеральным СМИ, при условии, что их агитация не уменьшает рейтинг властей. К примеру, можно говорить о важности политических свобод, защиту прав ЛГБТ, про незаконность присоединения Крыма, и т.д. То есть разрешено, используя федеральные СМИ, агитировать электорат внутри небольшой либеральной ниши 3-5%, которых эти темы волнуют. Любые попытки выйти за пределы этой узкой ниши жестко пресекаются. Я недавно испытал это на себе.

Я работал в советах директора газет «Аргументы и факты», «Труд», «Экстра-М» и «Центр-плюс». «АиФ» и «Труд» - это газеты, как раз нацеленные на аудиторию старше 45 лет. Я довольно глубоко изучил производственный процесс, вкусы целевой аудитории, методы эффективного донесения информации и т.д. Во время мэрской кампании я решил издавать газету «Правда о Москве»  (www.mironov.xyz/PutinTruth/PravdaoMoskve.pdf), которая критиковала Собянина. Эксперимент оказался достаточно эффективным. Затраты на один голос, отобранный у Собянина, у меня были почти в два раза ниже, чем затраты у кампании Навального или Мельникова, и в 6 раз ниже, чем у Митрохина (подробнее об этой негативной кампании можно прочитать здесь https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2014/11/14/stoit-li-rugat-vlast). На этих выборах я решил повторить эксперимент и сделал газету «Путинская правда» (www.mironov.xyz/PutinTruth/PutinskayaPravda.pdf). Я договорился о сотрудничестве со штабом Навального. У них есть сеть волонтеров для распространения, я могу сделать газету. Хочу подчеркнуть, что газета – абсолютно законная. На использование  фотографий и шрифтов я получил разрешение правообладателей, на каждый факт, упомянутый в газете, есть ссылка на источник. Закон не запрещает частным лицам агитировать против чего бы то ни было. Дизайн, верстка и стиль подачи контента - точно такие же, как у «Правды о Москве», к которой тогда ни у властей, ни у полиции никаких претензий не было.

Первый пробный тираж в 50,000 мы напечатали и распространили в Петербурге без особых проблем. Отклик от аудитории был такой, как и ожидался. Люди старшего возраста газету с удовольствием брали и читали. Полиция задержала двух волонтеров-распространителей, однако, убедившись, что они ничего не нарушают, отпустила их с миром. Второй тираж мы напечатали в Екатеринбурге. И тут, похоже, типография, следуя известному предостережению МВД (https://meduza.io/news/2017/12/26/mvd-zapretilo-tipografiyam-pechatat-listovki-diskreditiruyuschie-vlast), сообщила куда следует. Тираж забирали на пяти легковых машинах, и за ними прямо от дверей типографии была организована погоня. Все машины догнали, 50,000 газет арестовали, всех водителей отпустили, протокол не составили ( какой тут может быть протокол, газета – абсолютно законная). В результате, 50,000 тиража газеты «Путинская правда» сейчас находятся в полиции Екатеринбурга, и думаю, его выдадут обратно после проверки,которая, вероятно, закончится после 18 марта.

После изъятия газет в Екатеринбурге, соответствующие органы, похоже, внимательно изучили контент, и на печать моей газеты пошел блок по всей России. За последние три недели я в общей сложности пытался договориться с 42 различными типографиями во многих городах-миллиониках (Москве, Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, Самаре, Новосибирске, Уфе, Красноярске, Челябинске, Краснодаре, Перми, Кемерово, Воронеже, Омске, Волгограде, Кирове, Иркутске, Казани, Чебоксарах).  Контакты искал как среди своих знакомых (я также много лет входил в советы директоров крупнейших тогда российских газетных типографий «Медиа-пресс» и «ПК Экстра-М»), так и из публичных источников. Большинство типографий печатать сразу отказалось. Ссылались на загрузку мощностей, запрет на печать со стороны юридического департамента или просто бесхитростно отвечали: «Мы такое не печатаем». Спишем это на самоцензуру. Пять типографий в Новосибирске, Самаре, Санкт-Петербурге, Москве и Уфе печатать все-таки согласились. Но после принятия заказа все они позже заказы отменили. Две из них даже успели взять деньги. Однако в день, когда они уже должны были выполнить заказ, им позвонили и крайне настоятельно рекомендовали не печатать мою газету. Им пришлось возвращать деньги. Причем типография в Петербурге уже напечатала один тираж без проблем. Заказ на печать второго тиража они отменили уже после ареста тиража в Екатеринбурге. Менеджер, с которой я работал, была очень напугана, сказала, что больше исполнять такие заказы не будет и отметила, что уже нашла себе адвоката, так как ее вызвали на «разговор». В Новосибирске мне также отказали уже после того, когда был одобрен макет и были перечислены деньги. Сказали, что им запретили печатать (кто запретил, не сказали). В одной московской типографии мой заказ был также отменен уже после согласования всех деталей, одобрения макета и выставлении счета. Когда я позвонил спросить, в чем причина отмены, мне ответили, что некие проверяющие органы не разрешают им такое печатать до выборов. После выборов – пожалуйста. А сейчас – нельзя. Причем в этой московской типографии меня знают лично, я уже с ними до этого работал. Видимо, поэтому мне и сказали настоящую причину, «что проверяющие органы им запретили». В других случаях типографии просто отменили заказы без объяснения причин.

Почему власти дали команду полиции блокировать печать моей газеты? Потому, что она нацелена как раз на агитацию за пределами интернет-гетто, а именно аудитории старше 45-50 лет, среди которой высок уровень поддержки Путина и которая относительно дисциплинированно ходит на выборы. В моей газете не обсуждаются стандартные либеральные штампы – крымненаш, свободалучшечемнесвобода, мызаевропейскиеценности и т.д. Там говорится в деталях о воровстве путинского окружения и лично Путина, причем на языке газет «АиФ» и «КП», понятным людям старше 50 лет. Видимо, после ареста тиража в Екатеринбурге, власть смогла оценить возможный эффект на свой ядерный электорат и дала команду «запрещать и не пущать». В одной из типографии в Нижнем Новгороде прямо так и  сказали – нам поступило указание не печатать «Путинскую правду».

Уважаемый Владимир Владимирович! Меня зовут Максим Миронов, не Алексей Навальный. Я не бегаю по площадям (я вообще бегать не люблю). Я профессор одной из лучших в Европе бизнес-школ. Я преподаю студентам, как улучшать эффективность фирм, чтобы в конечном итоге они обеспечивали рост ВВП. Я хочу на этих выборах заниматься негативной агитацией против участия в выборах и против вас лично. Конституция и законы Российской Федерации мне это позволяют. Я это делаю за счет собственного времени и собственных средств, с которых уплачены все налоги. Кстати, когда я работал в России, я платил налогов намного больше, чем вы со своей президентской зарплаты. Да и сейчас я плачу налогов больше, чем вы, правда, в бюджет Испании, а не России. Я бы очень хотел вернуться в Россию, но меня, с моими политическими взглядами никакой университет или частная компания на работу не возьмут. Именно поэтому я  вкладываю свое время и деньги в негативную агитацию против вашей партии и правительства, потому что хочу, чтобы эти партии и правительство поменялись (демократическим путем на выборах).

Уважаемая Элла Александровна. Полиция и прочие силовые структуры не дают реализовать прописанное в Конституции право на свободу слова. У меня есть несколько подтверждений, что они запугивают типографии, запрещая печатать мою газету, которая сделана в полном соответствии с законами РФ. У меня к вам просьба изучить макет моей газеты (www.mironov.xyz/PutinTruth/PutinskayaPravda.pdf) и выпустить публичное заявление касательно соответствия/несоответствия моей газеты выборному законодательству. Также у меня просьба вынести предупреждение кандидату в президенты В.В. Путину о том, что правоохранительные органы РФ – это не его личный ЧОП. Их цель – охранять спокойствие и безопасность граждан. В.В. Путин не может использовать правоохранительные органы для того, чтобы незаконно ограничивать агитацию других кандидатов или граждан. У меня такие же агитационные права, как и у В.В. Путина и даже большие. Предвыборное законодательство налагает на кандидатов в президенты намного больше ограничений по агитации, чем на обычных граждан. У меня к вам просьба – разъяснить В.В. Путину, что он не имеет права использовать административный ресурс, чтобы ограничить мое законное право агитировать против него.

Уважаемые владельцы и менеджеры типографий в городах-миллионниках! Если у вас есть яйца, чтобы печатать антипутинскую агитацию (www.mironov.xyz/PutinTruth/PutinskayaPravda.pdf), которая полностью соответствует закону и вы хотите заработать немного денег, пишите мне.  Мои контакты есть на сайте www.mironov.xyz. Мы хотели бы напечатать и распространить 50,000-500,000 экземпляров нашей газеты в каждом крупном городе.

UPD
Многие пишут, что ссылка на макет газеты недоступна. Вот ссылка на гугле-драйве https://drive.google.com/open?id=1_ZgnypWM8syTM6bwrSjcMUAbKo7KG_--