Category: работа

Почему Россия не Америка (в вопросах МРОТ)?



Участники споров по поводу повышения МРОТ часто отсылают к международным, прежде всего американским исследованиям влияния уровня минимальной зарплаты на безработицу и неравенство. Например, Дмитрий Бутрин отмечает: «Для справки - вот так это сейчас обсуждают более или менее всерьез, а не в Фейсбуке. и там, увы, есть на что возражать (нет, не мне, я не экономист):The Employment Effects of Minimum Wages: Some Questions We Need to Answer -- by David Neumark» (https://www.facebook.com/dmitry.butrin/posts/1511291208926989). Андрей Мовчан высказал похожую мысль: «Как известно, и об этом писали и Милтон Фридман, да, и Гэри Беккер, лауреаты Нобелевской премии, люди, которые этим занимались специально. Они писали, что, как правило, повышение МРОТ ведет к тому, что у вас работу теряет больше людей и неравенство увеличивается в обществе. Вы можете просто почитать работы, да, уж если вы пишете программу для президента, то стоит экономистов иногда почитывать». (http://carnegie.ru/2017/08/03/ru-pub-72726).

Гэри Беккер был моим научным руководтелем в Чикаго, и я неплохо знаком с его работами. Насколько мне известно, никаких специальных научных работ по минимальной зарплате профессор Беккер не писал. Он вплотную занимался смежной областью – исследованием человеческого капитала. Но он действительно был противником повышения МРОТ и неоднократно выступал против этого в прессе и своем блоге  (к примеру, вот http://www.becker-posner-blog.com/2013/02/should-the-minimum-wage-be-raised-to-9posner.html и вот http://www.becker-posner-blog.com/2006/11/on-raising-the-federal-minimum-wage--becker.html). Милтон Фридман также выступал против повышения МРОТ с похожими аргументами (https://youtu.be/ca8Z__o52sk). В чем отличие той ситуации, которую они рассматривают от современной российской?

Структура рынка.  Для Гэри Беккера теоретическая экономическая модель всегда была первична при любом анализе. Каждую свою лекцию он начинал с описания теоретической модели. Каждый раз когда он обсуждал со мной мои эмпирические результаты, его первый вопрос был: «Какая у тебя экономическая модель, которая объясняет эти результаты?». Нельзя говорить «американские ученые пришли к выводу, что повышение МРОТ ведет к росту безработицы и неравенства» в отрыве от экономической модели, которую они имели в виду.  Если изменить предпосылки модели, то и выводы могут измениться  на противоположные. Вот, к примеру, Гэри Беккер в своем блоге обсуждает мою работу, где я показываю, что в странах с плохими институтами коррупция положительно коррелированна с  ростом ВВП (http://www.becker-posner-blog.com/2005/08/comment-on-corruption-becker.html). Нельзя же после этого говорить: «Беккер писал, что коррупция - это хорошо», и продолжить- «поэтому с ней не нужно бороться». Корректней было бы разобраться, какую ситуацию и какую теоретическую модель имел в виду Беккер, когда делал такие утверждения. С МРОТ ситуация аналогичная. Экономическая модель американского рынка труда существенно отличается от российского, и это влияет на выводы. В чем главные отличия?

  1. Уровень конкуренции. И Гэри Беккер, и Милтон Фридман в своих рассуждениях подразумевает, что уровень зарплат устанавливается на конкурентном рынке. Тогда, безусловно, повышение МРОТ лишит низкопродуктивных сотрудников работы, так их продуктивность станет ниже требуемой по закону оплаты труда. Однако в России рынок труда крайне монополизирован, и это искажает равновесный уровень зарплат. Как монопсония занижает зарплаты, я описывал в этом посте http://mmironov.livejournal.com/24971.html

2. В США МРОТ является binding, в России не совсем. Binding – это термин, широко используемый в экономике, когда какое-то ограничение является реально сдерживающим. В США значительная часть сотрудников получает зарплату, близкую к минимальной. Рост МРОТ – шок для большого количества компаний. В России это не так.
В США МРОТ варьируется от 7.25 до 15 долларов в час. Зарплату, близкую к минимальной (менее 10.10 долларов в час) зарабатывают 20.6 миллионов американцев (http://www.pewresearch.org/fact-tank/2014/11/05/making-more-than-minimum-wage-but-less-than-10-10-an-hour/), или 14% от числа занятых. Если федеральный минимум оплаты труда поднимается с 7.25 до 10.10 долларов, то это напрямую коснется всех этих людей. В России минимальная зарплата 7,800 рублей. Согласно данным Росстата за апрель 2017 г. (http://www.gks.ru/free_doc/doc_2017/bul_dr/bul_zp_2017.rar), число работников, которые получают менее 10,600 рублей в месяц – 8% от числа занятых. Я беру именно этот уровень зарплат, чтобы продемонстрировать эффект от сравнительно похожего роста МРОТ. Число работников с зарплатой ниже 10,600 рублей, скорее всего, завышено. Многие предприниматели, официально платят своим работникам 8,000-10,000 в месяц (о чем  они и докладывают в Росстат), а потом добавляют до рыночной зарплаты черным налом (чтобы сэкономить на налогах).  Что это означает? Если в США поднять федеральный минимум оплаты труда с 7.25 до 10.10 долларов в час, то это затронет 14% работающего населения, и эффект будет значительный. Если в России провести похожее повышение от 7,800 рублей в месяц до 10,600 рублей, то это затронет в несколько раз меньший процент населения, и эффект будет качественно иным – скорее всего, малозаметным.

Помимо этих двух принципиальных отличий, которые делают эмпирические и теоретические модели, взятые с американского рынка труда неприменимыми без серьезной адаптации, есть еще некоторые важные отличия между нашими рынками труда:

Абсолютные и относительные отличия в зарплатах. В США МРОТ варьируется от 7.25 до 15 долларов в час. Для простоты предположим, что средний уровень - 10 долларов. В России МРОТ – 7,800 руб в месяц. Если взять 40-часовую рабочую неделю, то это 48.75 руб. в час, или 0.81 долларов в час. ВВП на душу населения в США – 57,467 долларов, в России(по паритету покупательной способности(ППС)) - 23,162 долларов. Однако по ППС правильнее сравнивать страны с похожим уровнем развития. Для целей сравнению МРОТ в США и России лучше взять номинальный ВВП на душу населения. Согласно Росстату, номинальный ВВП, в 2016 г. составил 86 трлн рублей. Если разделить эту цифру на население (146 млн) и на текущий курс (60 рублей), то получим 9,930 долларов на душу населения. Номинальный ВВП  очень сильно упал за последние годы из-за девальвации, но даже с учетом этого минимальная зарплата в России должна быть как минимум 1.73 доллара в час, или 16,600 р. в месяц. Российские работодатели недоплачивают своим работникам, даже принимая во внимание нашу бедность. Мы беднее США (по номинальному ВВП) в 5.8 раз, а минимальная зарплата у нас меньше в 12 раз!   Если пересчитать разницу по ППС, она будет еще больше. Для американских экономистов рассуждать о целесообразности повышения минимальной зарплаты с $10 до $15 в час применительно к России означало бы рассуждать о повышении минимальной зарплаты от 16,600 р. в месяц до 24,900 руб. в месяц. Но у нас в стране МРОТ не 16,600, а 7,800 рублей. Для корректной оценки эффекта роста минимальной зарплаты нужно сравнивать не столько процент увеличения, сколько с какого до какого уровня поднимается МРОТ относительно других показателей.

Разные категории работников, которые получают зарплаты, близкие к МРОТ. Если почитать блоги Беккера (http://www.becker-posner-blog.com/2006/11/on-raising-the-federal-minimum-wage--becker.html) и послушать выступления Фридмана, то больше всего они волнуются, что работу потеряют низкоквалифицированные работники, подростки, люди с низким уровнем образованияи т.д. Часто в качестве примера таких работ приводится фаст-фуд. Однако в России ситуация кардинально отличается. Многие учителя и врачи, которых никак нельзя отнести к низкообразованным и непрофессиональным работникам, получают зарплату ниже, чем 20,000-25,000 рублей в месяц. В моделях американских экономистов работники, которые проинвестировали значительные ресурсы в свое образование и профессиональные навыки, должны получать существенно больше, чем непрофессиональные (см. например, книгу Беккера о человеческом капитале https://www.amazon.com/Human-Capital-Theoretical-Empirical-Reference/dp/0226041204).  В США врачи получают несколько сотен тысяч долларов в год, учителя в школах - от 40,000 до 100,000 долларов в год. Я не буду сравнивать зарплаты врачей (в США врачи зарабатывают очень много), но зарплаты учителей в муниципальных школах можно сравнить. Если опять же пересчитать все на разницу в номинальном ВВП (российский меньше в 5.78 раз), то получим, что российские учителя должны получать 6,900-17,300 долларов в год, или от 34,500 до 86,500 рублей в месяц.
Когда в России обсуждается увеличение зарплат до 25,000 рублей, то речь идет не только о том, что будут затронуты подростки, малообразованные и низкоквалифицированные (о ком обычно идет речь в статьях американских экономистов), а о широком круге профессионалов, которые во всех развитых и большинстве развивающихся стран получают намного больше минимального уровня оплаты. То, что российское государство недоплачивает, к примеру, учителям – это мнимая экономия. Низкий уровень зарплат ведет к отрицательному отбору. В учителя идут те, кто не смог найти работу в других секторах. Есть исключения – педагоги-фанаты . Но на исключениях не построишь систему. В итоге образование деградирует, и мы в век, когда  основным ресурсом развития стал человеческий капитал, входим с плохо образованными кадрами. Как это ни парадоксально, зарплаты в фастфуде (символа самой низкооплачиваемой работы в Америке) в России зачастую превышают зарплаты многих профессионалов со специализированным образованием. Макдональдс предлагает своим сотрудникам от 30,000 рублей – выше, чем зарплаты многих учителей, медицинских работников, профессиональных рабочих и горняков.

Разные источники финансирования увеличения МРОТ. В американских исследованиях речь идет, прежде всего, о частном секторе. Конкурентный частный сектор может не потянуть возросший МРОТ и начать увольнять сотрудников. В России порядка 40% затрат на увеличение придется на бюджетную сферу. Увеличение зарплат бюджетникам не связано с давлением конкуренции, а больше вопрос выбора приоритетов. В российском бюджете есть достаточно средств, чтобы профинансировать это увеличение. Просто нужно перераспределить ресурсы от воровства, мегапроектов  и сверхтрат на чиновников в пользу низкооплачиваемых работников бюджетной сферы. Из оставшихся 60% порядка половины - это работники крупных корпораций, у которых есть ресурсы, чтобы довести зарплату до уровня предлагаемого МРОТ. На конкурентный средний и малый бизнес придется не более 25-30% от общего числа сотрудников, кому потребуется увеличить зарплаты.  Но на этот сектор придется и значительный положительный эффект от роста зарплат в других секторах, что поможет им профинансировать рост зарплатной нагрузки. То есть в США, когда говорят о возможном росте МРОТ, прежде всего, говорят о дополнительной нагрузке на конкурентный частный сектор. В России же 70-75% нагрузки придется на государство и крупный бизнес. Поэтому и эффекты на занятость от увеличения МРОТ в России и США будут значительно отличаться.

  Может возникнуть вопрос: если нам иностранные исследования не подходят, может, сделать свои? В теории идея правильная, на практике – неосуществимая. Для качественных исследований нужны данные. Необходимых данных в России нет, и они не могут быть собраны в настоящих условиях. Чтобы провести подобное исследование, нужно провести эксперимент: выбрать 5-7 случайных регионов, повысить там МРОТ, а потом наблюдать за ними в течение нескольких лет. Подобное исследование займет как минимум 4-6 лет. Ведь нужно принять соответствующие законы, потом наблюдать несколько лет – одного года недостаточно, ведь бизнесу и людям нужно время, чтобы адаптироваться к новой реальности. Потом нужно обработать данные и сделать выводы. Я считаю подобный план малореализуемым. Представьте, политик претендует на пост президента сроком на 4 года (или 6 лет, если Конституцию не поменяют обратно). Население от него ожидает выполнения каких-то конкретных мер, а не проведения экспериментов в течение всего срока, чтобы будущие президенты могли его данными воспользоваться.

Невозможность проведения качественного исследования на российских данных не значит, что нужно действовать вслепую и рассчитывать на русский авось. В мире есть достаточно накопленного опыта, чтобы мы могли сделать вывод о том, что МРОТ в 25,000 рублей вполне возможен для российской экономики и не приведет к негативным последствиям. Минимальные зарплаты в похожих на Россию по развитию странах составляют от 326 до 567 долларов (http://mmironov.livejournal.com/24971.html), и эти страны вполне нормально развиваются. Значит, и Россия с зарплатой 416 долларов может нормально развиваться. В России доля расходов на оплату труда в ВВП составляет 50%, в западных экономиках – порядка 60%. Если увеличить МРОТ, то эта доля возрастет до 53%.

Несмотря на то, что мировой опыт показывает, что увеличение МРОТ – проект вполне реализуемый, тем не менее, нужно действовать аккуратно. В России разброс в ВРП на душу населения между богатыми и бедными регионами составляет десятки раз (в США бедные штаты от богатых отличаются по доходам всего в несколько раз). Разумно разбить регионы на три группы: богатые, средние и бедные: богатые со средней зарплатой больше 50,000 рублей (Москва, Питер, Тюменская обл, ЯНАО и т.д.), средние со средней зарплатой от 25,000 до 50,000 рублей (основная масса регионов России), бедные со средней зарплатой менее 25,000 рублей (республики Северного Кавказа, Псковская обл, Алтайский край и т.д.)
Богатые могут перейти к новому уровню МРОТ сразу: начиная с 2019 г. минимальная зарплата 25,000 рублей. Средние переходят за три года: 2019 г. – 15,000, 2020 г. – 20,000, 2021 г. – 25,000. Бедные переходят за 5 лет: 2019 г. – 12,000, 2020 г. – 15,000, 2021 г. – 18,000, 2022 г.– 21,000, 2023 г. – 25,000. Плавный переход критически важен, чтобы не вызвать инфляции и безработицы. Предпринимателям нужно дать время адаптировать производство. Людям нужно дать возможность спокойно переехать, если в их регионе будет нехватка рабочих мест. Однако и этот график – не отлитый в граните. Если мы вдруг увидим, что, к примеру, в бедных регионах, после достижения уровня в 15,000 руб. начала резко расти безработица, то, возможно, решение о дальнейшем повышении МРОТ в этих регионах следует приостановить. Экономика – живой организм, и стоит менять ее плавно, постоянно наблюдая за последствиями (к примеру, в Калифорнии решили процесс перехода осуществить в течение 6 лет https://www.dir.ca.gov/dlse/faq_minimumwage.htm).

Недостаток полной информации – не повод не принимать никаких решений. Когда мы покупаем машину или квартиру, вступаем в брак, выбираем ВУЗ, мы тоже не обладаем всей информацией, как то или иное решение скажется на нашей жизни. Мы оцениваем варианты исходя из опыта знакомых, ситуации на рынке, других факторов. Если бы мы каждое решение принимали, только собрав всю возможную информацию, узнав все мелкие детали и просчитав все варианты, то мы бы тогда никогда не принимали многих важных и полезных решений. По МРОТ логика действий должна быть аналогичной. Мы должны изучить имеющийся в мире опыт, учесть особенности нашей страны и двигаться вперед. А то если ждать, что какие-нибудь ученые, проведут все нужные для нашей страны исследования (а они их провести не смогут, так как нужны эксперименты при участии государства), то мы так и останемся стоять на месте - без многих необходимых стране реформ.


P.S. Даже если вы не согласны с моим постом, все равно имеет смысл ознакомиться с выступлениями Милтона Фридмана и Гэри Беккера (вот например, видео где Фридман интервьюирует Беккера https://www.youtube.com/watch?v=nz-RwNd0_XY). Эти два великих ученых во многом определили то, как современная экономика смотрит на ключевые общественные проблемы (и не только в сфере экономики).



Другие посты по темам программы Навального:


Минимальная зарплата
http://mmironov.livejournal.com/16494.html
http://mmironov.livejournal.com/17319.html
http://mmironov.livejournal.com/18927.html
http://mmironov.livejournal.com/23735.html
http://mmironov.livejournal.com/24042.html
http://mmironov.livejournal.com/24110.html


Социальная демократия
http://mmironov.livejournal.com/20915.html


Борьба с коррупцией
http://mmironov.livejournal.com/19269.html
http://mmironov.livejournal.com/23735.html

Компенсационный налог
http://mmironov.livejournal.com/24360.html

Субсидирование ипотеки
http://mmironov.livejournal.com/25388.html



Никто никуда не свалит


В последнее время активизировалась дискуссия на извечную российскую тему «пора валить». РБК сделали ролик, который анализирует много ли это или мало, что 11% хотят уехать из страны (https://twitter.com/ru_rbc/status/794260326766280706), месяц назад Комитет гражданских инициатив Кудрина представил свой доклад об эмиграции (https://komitetgi.ru/analytics/2977/ ) с подтекстом, что из России уезжают самые лучшие и толковые, а официальная статистика занижает цифры отъезжающих в несколько раз. Даже информация о переезде Хабенского в Испанию (впоследствии им опровергнутая) была воспринята как «если уже такие люди валят, то уж точно пора».

В последние 5 лет, когда я приезжаю в Москву и общаюсь со своими знакомыми, у меня складывается ощущение, что почти все они сидят на чемоданах. Причем каждый раз чемоданы стоят уже все ближе к двери, и их хозяева подбирают удобные даты для вылета. У меня есть опыт жизни и работы в разных регионах мира – в Западной Европе, Северной и Южной Америке, в Юго-Восточной Азии, наверное, поэтому ко мне часто обращаются за советом как лучше свалить. Самый частый ответ, который я даю своим знакомым, – никак. Почему? Есть несколько реальных способов уехать, но все они непростые.

Первый способ – найти работу. Быстрый рост экономики в 2000-ые привел к существенному расширению слоя людей, который мы часто называем «креативным» классом. Однако проблема была в том, что рост экономики намного опережал скорость подготовки качественных кадров. Поэтому в России практически на всех позициях работали менее квалифицированные специалисты, чем на аналогичных позициях в западных фирмах. При этом получали они существенно больше своих иностранных коллег (подробно я рассмотрел этот феномен в статье «Нам всем глобально переплачивали» http://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2014/11/06/nam-pereplachivali ). Это касалось не только российских фирм, но и международных. Попасть в российский офис большой четверки (PWC, Deloitte, KPMG, Ernst&Young), консалтинговой фирмы, например, Mckinsey, международный инвестбанк (Morgan Stanley, Goldman Sachs, Deutsche Bank) или другую международную компанию было на порядок проще, чем в офисы этих компаний в Лондоне, Нью-Йорке или других американских или европейских городов. Эти компании снижали планку набора, потому что быстрый рост российского бизнеса требовал все большего количества сотрудников, желательно с русским языком, и при быстром росте спроса пришлось и поднимать зарплаты, и снижать требования по приему. Однако сейчас, если эти люди попытаются найти работу на Западе на аналогичные позиции, то их попытки скорей всего окончатся неудачей, даже если они скорректируют свои ожидания по зарплате (эти ожидания уже во многом скорректированы после девальвации рубля).  У меня есть несколько знакомых, которые в течение нескольких лет после многолетнего опыта работы в российской большой четверке, не могли найти себе никакую работу похожего уровня за рубежом. Причем попытаться устроиться на позицию уровня ниже – тоже не решение. Если у вас на резюме условно стоит 5 лет работы менеджером проекта, то ваша заявка на позицию рядового аналитика будет выглядеть более чем странно. Любой HR-щик на стартовую позицию предпочтет нанять свежего выпускника местного ВУЗа без опыта или с небольшим опытом, чем таинственного соискателя из России с 10-летним опытом на куда более высоких позициях. Безусловно, из каждого правила есть исключения, и 5%-10% сотрудников ведущих российских компаний вполне конкурентоспособны на мировом рынке и смогут найти работу, если приложат достаточно усилий, однако 90% нашего «креативного» класса не смогут найти себе за рубежом ничего приличного, даже если потратят на поиск работы несколько лет своей жизни.  При этом не стоит забывать о визовых ограничениях: работодатель будет хлопотать об оформлении работнику из России вида на жительства, только если он выше по своей квалификации, чем местный кандидат. Поэтому в реальности всего несколько процентов из тех, кто в последние годы сидит на чемоданах, смогут рассчитывать найти более или менее приличную работу по специальности.

Второй способ – учеба. Если вы молодой специалист, вам от 25 до 30 лет, то можно попробовать поступить на топовую MBA программу. Поступать на программу за пределами лучших 20-30 школ в мире смысла особого нет, найти работу после такого MBA будет крайне трудно – в последние 7-8 лет спрос на MBAев в связи с кризисом упал, а их выпуск остался на прежнем уровне, так что и требования к уровню MBA потенциальным соискателям работы в мире выросли.  Поступить на топовую программу MBA не просто, однако на порядок проще, чем найти работу. Поэтому тем, кто хочет сменить страну проживания, может быть более реальным вариантом вначале получить американское или европейское образование, и с ним уже искать работу. Однако тут тоже не все так гладко. Во-первых, сейчас даже с топовым MBA российским выпускникам найти работу в Европе или США непросто. Если 10 лет назад вероятность успеха у тех, кто хотел «зацепиться» в новой стране была процентов 70%-80%, то сейчас всего около 50% людей из стран бывшего СНГ, кто пытается во время учебы найти работу на Западе, достигают успеха. Остальным приходиться либо возвращаться домой, либо ехать в дикие страны типа Саудовской Аравии, Арабских Эмиратов или еще куда возьмут (а не туда, о чем мечтали). Во-вторых, MBA – это недешевая штука. К примеру, обучение в нашей школе стоит 65,000 евро в год. В INSEAD примерно столько же. К этому нужно добавить как минимум 20,000-25,000 евро в год расходов на проживание. В Гарварде MBA стоит порядка 70,000 долларов в год, но программа двухгодичная (стандартный американский MBA – 2 года), так что все расходы нужно помножать на два. Поэтому если вы избрали этот путь – то это означает расходы в 100,000-200,000 долларов только на получение образования (правда, в большинстве топовых школ помогают получить кредит на обучение на разумных условиях). Получится ли у вас после этого найти достойную работу – никто не гарантирует. Если вы совсем молоды и у вас нет высшего образования, то можно попробовать поступить в бакалавриат, и после этого искать работу. Во многих европейских странах высшее образование если не бесплатное, то очень недорогое. Но расходы на проживание должен кто-то оплачивать, а это за 4 года может составить весьма солидную сумму. Поэтому решение учиться на балакавриате за рубежом – это скорее решение родителей, а не того, кто «валит». Тем же, кому больше 35-и, сменить место жительство через образование практически нереально. Executive MBA программы, которые рассчитаны на сегмент профессионалов от 30 до 45 скорее направлены больше на совершенствование навыков, чем на кардинальную смену карьеры, поэтому если вы решили проинвестировать в  Executive MBA с целью уехать, то ваши шансы на успех будут еще ниже, чем у обычных MBA.

Третий способ – рантье. Самый реальный способ свалить – это проедать то, что нажито непосильным трудом на исторической Родине. Сколько денег для этого нужно? Если вы собираетесь уехать в недорогой европейский город, то для этого хватит капитала около миллиона евро. Тогда вы с него сможете иметь ежемесячный доход в 2000-3000 евро в месяц. При этом надо понимать, что ставки по депозитам сейчас очень низкие (обычно менее 1% годовых), и в большинстве европейских стран вам с процентов (или дивидендов) придется платить подоходный налог. К примеру, у меня есть депозит в испанском банке, который выплачивает 0.9% годовых, но банк автоматически снимает 21% налог с выплаченных процентов.  Если вы переедете в какую-нибудь европейскую страну и соответственно станете там налоговым резидентом, то вы вынуждены будете платить налоги со своих процентных доходов и дивидендов не только полученных в стране резиденции, но и из других стран (например, России). Таким образом, чтобы получать 2-3 тысячи евро чистыми, нужно зарабатывать 3%-5% годовых грязными. В современном мире низких процентных ставок это очень не просто (если речь идет об инвестициях с низким риском). Если вы хотите жить в крупном европейском городе (Лондон, Париж, Рим, Милан), то цифру требуемого капитала нужно умножить на 2 или даже на 3. Если вы переезжаете с детьми, то умножьте свои расходы на 1.5-2. Если ваша цель не Европа, а Тайланд или Индия, то можно обойтись капиталом в 300-500 тыс. евро. Также очень важно понимать, что жизнь бездельника существенно дороже жизни человека «утром на работу, вечером с работы». Кучу свободного времени нужно куда-то девать, и походы в рестораны, выставки, музеи, путешествия требуют денег. Цифры, которые я назвал – это некий прожиточный минимум: жилье, питание, базовые услуги. Так что если вы хотите активно проводить время, то нужно закладывать дополнительный бюджет. Самое главное, не стоит в эту историю окунаться тем, кто скопил условно 100,000 евро, и думает пожить в европейской глубинке года 2-3, а там видно будет. Найти работу после нескольких лет ничего неделания будет практически невозможно, даже на Родине. Резюме с большим перерывом в работе обычно отсеиваются на уровне секретарш. Если вы хотите начать жить рантье, вашего капитала должно быть достаточно на много-много лет вперед.

Четвертый способ – стать предпринимателем.  Если вы скопили достаточно капитала, чтобы стать рантье, но просто наслаждаться жизнью – не для вас, можно попробовать начать собственное дело. Однако следует понимать, что бизнес в России и бизнес в развитых странах - это две принципиально разные вещи. В России преуспели, прежде всего, те, кто смог во время что-то приватизировать, кого-то коррумпировать, ввезти товар в обход правил, и т.д. На Западе от предпринимателей требуются совсем другие таланты. Даже если вы были супер успешным бизнесменом в России, даже при наличии значительного стартового капитала, не факт, что вам удастся добиться успеха на Западе. Посмотрите на Березовского, Гусинского, Невзлина, Батурину, Бородина и других российских миллионеров, переехавших за границу. Есть, безусловно, исключения - например, Мильнер или Зельман, которые успешно занимаются бизнесом и за пределами России, но это именно исключения, и на одного российского бизнесмена, у которого что-то получилось приходится 5, а то и 10, которые провалились.

Из всего вышесказанного следует, что из 16 миллионов, которые хотят эмигрировать согласно подсчетам РБК, реальными возможностями уехать обладают всего несколько процентов. Никакого массового исхода человеческого капитала из России ожидать не стоит. Практически весь креативный и не очень креативный классы останутся жить в России. Те немногие квалифицированные специалисты, которые уедут, тоже не представляют особой потери для современной России. Им просто нет адекватного применения внутри страны. Какие сейчас реальные опции у по-настоящему талантливых людей? Либо каким-то образом присосаться к конторам по распилу госбабла типа Сколково или Роснано, либо бороться с ветряными мельницами, либо в тюрьме сидеть.
 
Нет никакой особой пользы в том, чтобы те, кто может уехать из России здесь оставались. Тюрьмы и так переполнены, а способных распилить госбабло и без особо талантливых хватает. Когда на человеческий капитал высокого качества появится спрос, они сами вернутся – без всяких программ стимулирования и агитационных мероприятий. В современном мире человеческий капитал очень мобилен и как только где-то появляются адекватные условия, он тут же туда притекает. Но хочу подчеркнуть, речь идет об очень небольшой части населения, которым сейчас все равно применения внутри России нет. Все же страшилки по поводу массового отъезда цвета нации – не более чем миф, из разряда «совсем скоро холодильник победит телевизор» или «вот-вот резьбу сорвет».