Category: образование

Разрушение институтов – мафия, гражданская война, или боливийский сценарий?


Мы последние много лет постоянно говорим о разрушении институтов в России. В то же время мы до конца не отдаем себе отчет в том, что на самом деле стоит за этими словами и как это может повлиять на будущее государства. Спойлер: очень плохо. Приведу несколько примеров.

Институт высшего образования. Я закончил несколько российских вузов, в том числе и ВШЭ. Когда я туда поступал в 2001 г., для меня символами этой школы были Егор Гайдар и Евгений Ясин, а идеалами ВШЭ – свобода, рыночная экономика, обустройство новой России. Когда я познакомился с Кузьминовым, он также произвел на меня вполне благоприятное впечатление – молодой, образованный, перспективный ректор. Такие и должны управлять современными вузами. Когда появился совместный бакалавриат РЭШ и ВШЭ, я очень обрадовался. Это лучшая в Россия программа высшего экономического образования, соответствующая лучшим мировым университетам, и я очень тогда хотел, чтобы мои дети там учились.

Я 20 лет наблюдаю за ВШЭ, и мое мнение об этом вузе сильно изменилось. Я считаю ректора Кузьминова беспринципной сволочью, проректора Касамару – беспринципной сволочью, председателя наблюдательного совета ВШЭ Сергея Кириенко – беспринципной сволочью, члена наблюдательного совета ВШЭ Анастасию Ракову – беспринципной сволочью. В ВШЭ до сих пор работает много людей, к которым я хорошо отношусь и глубоко уважаю. Но политику этого вуза определяют не они, а вышеобозначенные беспринципные сволочи. Хочу ли я, чтобы мои дети учились в вузе, где политику найма/увольнения профессоров, зачисления/отчисления студентов определяли Кузьминов, Касамара, Кириенко и Ракова? Нет, не хочу.

Я привел ВШЭ лишь как пример. Похожие вещи происходят практически во всех вузах страны. Мы можем заключить, что несмотря на многомиллиардные вливания и супергранты, система высшего образования страны деградировала, потому что без академической свободы сильными университеты не могут существовать.

Институт медиа. В 1990-ые и в начале 2000-х гг. был мощный подъем российской журналистики. Медиа реально стали четвертой властью – их боялись и политики, и бизнесмены, и чиновники. Для меня тема журналистики особенно близка, потому что я сам был тесно связан с медиа. В 2000-е я входил в советы директоров газет «Аргументы и факты», «Труд» и «Экстра-М». Моя жена работала в Газете.ру, Newsweek и «Ведомостях». Что мы наблюдаем сейчас? Полную деградацию. Когда я наблюдал последний спор Навального с журналистами «уважаемых медиа», мне прямо было неловко, что когда-то я каждое утром первым делом шел к киоску, покупал «Ведомости» и прочитывал их от корки до корки. Один из основных политиков страны обвиняет госчиновника (а Костин по сути госчиновник) в коррупции и внебрачной любовной связи, и об этом молчат все ключевые деловые издания страны, включая «Ведомости». Я не буду публично разбирать нелепость их оправданий (их можно почитать, например, здесь https://t.me/Nackepelo/915). На самом деле причины их молчания две. Либо это цензура (или самоцензура). Либо желание журналисток самим оказаться на месте Наили. Ведь это так круто - найти богатого принца, пусть старенького и пухленького, который будет осыпать тебя яхтами, самолетами, квартирами и бриллиантами. А поругаешься с подругой Наилей, так и брызг от ее золотого дождя лишишься. Все остальные оправдания – про грубость и резкость Навального, что он не перепечатывает каждую новость «Ведомостей», что там не хватает факт-чекинга и т.д. – это все чушь, муть и компот.
Итого, за последние 10 лет институт журналистики разрушен. Остались отдельные журналисты. Остались даже какие-то небольшие смелые издания, но СМИ как института и тем более как четвертой власти в России больше не существует.

Институт судебной власти и правоохранительной системы. Их разрушение - самое болезненное явление. На прошлой неделе вынесли очередную серию абсолютно неправосудных приговоров.  Я уж не говорю, что Егора Жукова осудили по известном принципу «был бы человек, а статья найдется». Изначальное дело о массовых беспорядках развалилось, потому что вообще не имело под собой доказательств. Но не отпускать же явно оппозиционного настроенного гражданина? Ему тут же придумали другое дело и дали три года условно. В «московском деле» вообще отсутствуют потерпевшие. Нет даже царапин у полицейских и «сколотой зубной эмали». А если кто-то кинул мусорный бак и не попал, что из этого? Есть же в уголовном кодексе понятие «аффекта». В конце концов если нормальный человек видит, что остервенелые полицейские дубинками мутузят безоружных женщин и подростков, то у него может возникнуть желание в них что-то кинуть (например, мусорный бак, пластиковую бутылку или бумажный стаканчик). Все больше становится очевидным, что власть использует органы правопорядка, чтобы устрашать несогласных, а не для того, чтобы обеспечивать правопорядок (что по идеи должно являться основной их функцией).

Можно жить без вузов и медиа, но нельзя жить без полиции и судов. Когда они не работают, появляются альтернативные институты. Почему в 1990-е появились полчища бандитов? Потому что советская правоохранительная система была уже разрушена, а российская еще не была создана. Но спрос, прежде всего, у бизнеса, на правоохранительную и судебную систему существовал. Эту роль стали выполнять бандиты – они предоставляли охранные услуги и решали споры между предпринимателями (судебная власть). Как только Россия наладила функционирование базовых правоохранительных и судебных институтов, роль бандитов и «крыш» резко снизилась. Я не верю в то, что в России может возникнуть независимая от Путина мафия. Он уже построил мощную мафиозную структуру и будет давить в зародыше любые попытки построения альтернативной мафии (ее разрешено иметь только Кадырову).

Второй вариант – это сопротивление населения (по типу приморских партизан, только масштабнее). Почему вы обращаетесь к полиции, если что? Потому что вы им доверяете. Если полиция потеряет доверие, и вы знаете, что в вашем городе кто-то начинает с ней бороться, вы просто не будете на него доносить. В России порядка 7 миллионов только легальных стволов огнестрельного оружия (https://meduza.io/feature/2017/06/11/skolko-rossiyan-vooruzheny-i-vliyaet-li-eto-na-kolichestvo-sovershaemyh-prestupleniy). Если население встанет на тропу войны с правоохранительными органами, то тут бумажными стаканчиками и пластиковыми бутылками дело не обойдется. Впрочем, я не верю и в сценарий масштабной партизанской войны против полиции. К тому же я уверен, что полицейские и росгвардейцы не захотят умирать за Путина, Сечина, Костина, Симоньян и прочих аскер-заде, воюя с собственным народом.

Однако все-таки нельзя жить без полиции или хотя бы ее суррогатов. Если ни того, ни другого нет, надо менять власть полностью и строить институты с нуля. То, что институт полиции и суда разрушен, очевидно не только нам, но и тем, кто внутри системы. Как минимум один полицейский отказался быть потерпевшим по «московскому делу» и уволился (https://www.svoboda.org/a/30242616.html). Вероятно, были еще тихие отказники, о которых мы не знаем. Я думаю, что значительное число тех, кто идет служить в органы, руководствуется мотивацией борьбы с преступниками, а не избивать безоружных людей, которые мирно вышли заявить о своих правах. Таких сотрудников полиции и Росгвардии, которые отказываются выполнять преступные приказы будет все больше. Скорее всего, как только начнется активная борьба населения за смену политического режима (потому что это единственный вариант построить эффективные институты правопорядка), которая будет включать в себя коктейли Молотова, несколько групп а-ля приморские партизаны, массовые выходы народа на улицы, то дело пойдет по боливийскому сценарию (https://www.bbc.com/news/world-latin-america-50360413). Там армия и полиция самоустранились от участия в политическом конфликте, публично отказавшись стрелять в собственных граждан. В Боливии бывшему президенту Эво Моралесу все-таки удалось бежать в Мексику. Но многим чиновникам (например преседателю ЦИК https://ria.ru/20191111/1560786315.html) бежать не удалось. Их арестовали.



Ответы на вопросы Эха: обо мне, о программе реформ, о детях, о Путине, о кокаине и о выборах



Вопрос 1
soup_dragon
Максим, какую часть вашего времени вы проводите в Аргентине и как часто бываете в Мадриде? Каковы ваши обязанности в Мадриде -- читаете ли вы лекции, если да -- то какая у вас годовая нагрузка? Что привело вас в Аргентину и что связывает вас с этой страной -- почему ваша семья не живет в Мадриде? Спасибо. Дмитрий, Пенсильвания, США

hardbone
Добрый день Максим! Очень неблагодарное дело дистанционно судить о человеке, но Вы похожи на искреннего человека. Ваши тексты оставляют приятное впечатление, они написаны простым языком, логичны и аргументированы. (что конечно не делает их автоматически истиной в последней инстанции). Все это дорогого стоит и не так уж часто и встречается, поэтому искренний респект Вам. Вопрос. Вы относительно недавно появились на Эхе и за это время я и, думаю, аудитория Эха, успели узнать такие факты: а) союз с Навальным б) проживание в Аргентине в) преподавание в Испании г) вхождение в совет директоров многих российских печатных изданий. Всё это довольно необычное сочетание. Мне кажется, во избежание домыслов и просто для прояснения ситуации, было бы логично, просто представиться - рассказать о себе, кто вы, откуда и каковы ключевые вехи вашего жизненного пути. Заранее благодарен. Александр.

Иван, бездельник, Испания, Альтея
Где вы живёте, в конце концов? Профессор в Мадриде, но дети в школе Буэнос-Айреса... далековато от работы, как минимум. Не случится ли завтра так, что племянники ваши, скажем, работают в тюрьме в Таиланде?

Мою краткую биографию можно прочитать, например, здесь (https://2018.navalny.com/platform/authors/6/).

Когда я заканчивал учиться в Чикагской бизнес школе в 2006 г. (доктор по финансам), мои научные руководители, Гэри Беккер и Луиджи Зингалес, настоятельно рекомендовали мне остаться в США, так как считали, что у меня хорошие шансы получить позицию профессора в лучших американских университетах. Но я хотел вернуться в Россию с первого своего дня пребывания в США. У меня было несколько интересных предложений о работе в Москве. Я принял предложение одного из своих бывших студентов (я работал ассистентом профессоров на программе Executive MBA в Чикаго) и начал работать в «Промсвязькапитале». Тогда экономика довольно хорошо росла, и моя карьера развивалась быстро. Я вошел в советы директоров газет «Аргументы и факты», «Труд», «Экстра-М», (чуть позже «Центр-плюс»), типографий «Медиа-пресса» и «ПК Экстра-М», одной из крупнейшей сети газетных киосков в России и некоторых других активов. Я занимал пост директора по инвестициям «Промсвязькапитала». В целом мне очень нравилась и моя работа, и жизнь в России. Там я нашел свою жену. Но некоторые элементы деловой культуры вызывали у меня отвращение. Дальнейший карьерный рост предполагал бы плотное общение с высшими чиновниками. По стоимости часов на их руках я примерно понимал размер дани, которую они собирают. Было очень обидно наблюдать за бизнесменами, которые, тратя свои силы, деньги, зачастую рискуя жизнью, строили бизнес в 1990-е, а в 2000-е вынуждены были лебезить перед этими жирными котами, которые никогда зад от кресла не отрывали. Все эти подобострастные улыбочки, подхалимские шуточки, только чтобы добиться расположения высоких особ. Если бы я продолжил заниматься бизнесом в России, то мне пришлось бы стать таким, как эти бизнесмены. А мне этого очень не хотелось. Если бы были основания полагать, что жизнь в России будет меняться к лучшему, я бы потерпел, но в декабре 2007 г. Путин назначил Медведева президентом, я понял, что это временная прокладка, и Путин будет править нами еще как минимум 12 лет, то есть до 2020 года. В конце декабря 2007 г. я объявил акционерам компаний, в которых я работал,  что увольняюсь, и в начале марта 2008 г. переехал жить в Аргентину. После отъезда я еще почти три года продолжал быть членом советом директоров вышеупомянутых компаний, прилетая в Москву 6-7 раз в год.

В Аргентину я переехал потому, что это, на мой вкус, одна из лучших стран в мире. Я объехал почти всю Латинскую Америку, Европу, был во многих странах Юго-Восточной Азии. Аргентина для меня – оптимальная. Менталитет людей очень похож на русский, но это стабильная демократия (https://mmironov.livejournal.com/32319.html), с достаточно высокой социальной защитой, гостеприимная к иностранцам, с теплым климатом и на тот момент не слишком дорогая.

К сожалению, в Аргентине нет ни одной бизнес-школы, которая бы входила даже в двадцатку лучших в мире, а мне хотелось иметь работу, соответствующую уровню моего образования и научному потенциалу, поэтому я принял предложение стать профессором IE Business School в Мадриде, и сейчас постоянно летаю из Аргентины в Испанию и обратно. У меня в общей сложности есть опыт жизни и/или работы (помимо Москвы и Новосибирска) в Чикаго, Барселоне, Сингапуре, Лондоне, Мадриде, Лос-Анджелесе и Буэнос-Айресе, и из всех этих городов мне и моей семье больше всего нравится Буэнос-Айрес. Четыре года назад в IE Business School мне дали позицию tenured professor (пожизненный профессор), и по согласованию с ректором я могу проводить в Буэнос-Айресе довольно много времени, это часть моего контракта.


Вопрос 2
flocken
Предположив невероятное - что все изменилось к лучшему за следующие 10-12 лет, то в идеальном, на ваш взгляд, правительстве России 2030 года, какой пост вам было бы интересно занять? Спасибо, Юрий, Мюнхен.

Я бы хотел заняться развитием дошкольного образования – детских садов и яслей.  Я объяснял, почему это важно, когда меня Тоня Самсонова и Сергей Гуриев приглашали в свою программу «Послезавтра» (https://echo.msk.ru/programs/dayaftertomorrow/684013-echo/). Основной смысл такой, что сейчас программы стимулирования рождаемости крайне неэффективны. Когда вы выдаете сколько-то денег при рождении ребенка, вы стимулируете, прежде всего, рождаемость среди бедных слоев населения. Дети становятся источником заработка. Больше всего материнского капитала на душу населения выдается в бедных республиках Северного Кавказа. Подобные меры вообще практически не стимулируют рождаемость среди среднего класса. У них совсем другие сдерживающие факторы. Если вы хотите, чтобы молодые успешные люди рожали (причем в молодом возрасте), то государство должно обеспечить нормальную инфраструктуру заботы о ребенке. У нас сейчас ужасное качество детсадов, да и в тех мест не хватает. Сейчас если девушка 25 лет принимает решение родить ребенка, она выпадает из профессиональной среды на 3-4 года – а это значительный удар по карьере. Я не говорю про финансовые последствия – потеря одного работающего в таких мегаполисах, как Москва и Санкт-Петербург, это зачастую скатывание семьи в бедность. Первоочередная задача государства – обеспечить качественными яслями и детсадами все крупные города (школы тоже важны, но эта другая история), чтобы молодые семьи (и прежде всего женщины с активной жизненной позицией) не боялись заводить детей.



Вопрос 3
stalin_zhiv
Здравствуйте, Максим! Многие политики анонсировали свои программы по выходу российской экономики из кризиса и ее дальнейшему обустройству. Причем это делается с завидной регулярностью еще с 90-х годов. Есть ли у вас собственная подобная программа? Можете ли вы ее кратко изложить или позднее более полно изложить в своем блоге? (Ваши блоги на "Эхо Москвы" я читаю довольно регулярно.) Спасибо.

Чтобы у нас начался быстрый экономический рост, достаточно сделать три вещи:
1.  Провести судебную реформу
2.  Принять и реализовать комплекс мер по борьбе с коррупцией
3.  Государство должны максимально уйти из экономики. Компаниями должны управлять предприниматели. Излишние проверки нужно отменить, а проверяющих уволить и т.д.

В моем блоге http://mmironov.livejournal.com/ я привожу детальный разбор многих мер, которые помогут развитию нашей страны

Вопрос 4
Сергей, земледелец, Вологда
Скажите, Максим - как Вы это умеете, с цифрами в руках - почему протестное голосование (три креста в бюллетене) хуже, чем бойкот выборов без выбора? Пусть небольшими, но вполне реальными цифрами фиксируются недействительные бюллетени, тогда как "активную" неявку никогда не выделить из массы остальных неголосующих... При массированной агитации за ненасильственный протест - ведь можно же существенно оторваться от обычных 1-2 % голосов "за никого"? Спасибо.

Смысл порчи бюллетеней можно объяснить активному меньшинству, максимум 3% населения. Вот, мол, вы приходите на участок и, поскольку там все кандидаты так себе, вы портите бюллетень, и если нас, таких активных, будет много, будет второй тур и т.д. Большинство не будет в это вникать, это слишком сложно.
«Забастовка избирателей» направлена на намного более широкую аудиторию. Намного проще не придти на выборы, чем придти и испортить бюллетень. Кроме того, даже сторонникам Путина можно объяснить, что смысла идти нет, так как результат предрешен. Именно поэтому активно мочат Навального, потому что он построил большую инфраструктуру по офф-лайн агитации, и, активно используя волонтеров, убеждает широкие массы населения не ходить на выборы, дискредитирую Путина и эти выборы в частности.  По этим же самым причинам мне не дают распространять мою газету «Путинская правда», которая также направлена на агитацию неучастия пропутинского электората в выборах https://mmironov.livejournal.com/37848.html. Вместе с эффективным наблюдением можно сократить явку на несколько десятков процентов.
Действительно, нельзя выделить из общей массы, кто идейный бойкотчик, а кто - нет. Но на самом деле это не так важно. Важна общая цифра снижения явки по сравнению с предыдущими выборами. Если разница будет заметная, Путин будет чувствовать себя менее настоящим царем.
Если вы хотите «с цифрами в руках», то посмотрите, сколько в России людей исторически портили бюллетени. Вы увидите, что это очень небольшой процент, обычно не более 2% (кто-то причем сделал это случайно). То есть все цифры показывают, что потенциал стратегии порчи бюллетеней  в каком-либо виде очень ограничен.

Вопрос 5
Александр Александрович, пенсионер, Москва
Уважаемый Максим! Я читал Ваши блоги и мне нравится Ваша позиция по многим вопросам. Однако есть вопрос, который я хотел бы уточнить. Так, Ваше стремление обосновать необходимость электоральной забастовки мне представляется не совсем рациональным. Да, демократия у нас пока не совершенна. Но данный протест способствует скорее её разрушению и сомнительно, что он способен снизить легитимность находящихся у власти. Они всё равно защищают себя силовыми и пропагандистскими средствами. А вот направить данный протест на усиление демократии, в частности, на усиление всех антипутинских сил, участвующих в выборах, с тем, чтобы добиться для начала второго тура, - это было бы и рациональней, и позитивней. При таком результате появилась бы надежда победить и во втором туре, что могло бы поспособствовать дальнейшим изменениям в стране и обществе. Что Вы думаете по этому поводу? С уважением, Александр Александрович.

К сожалению, среди всех кандидатов в президенты нет ни одного антипутинского. Они все пропутинские. Кто-то чуть более открыто, кто-то чуть менее. Ни один из кандидатов даже не пытается вести агитацию на победу. Ни один из кандидатов не пытается отбирать рейтинг у Путина. При том составе участников, который власти отобрали для выборов, второй тур возможен, только если Путина хватит удар. Тогда будет второй тур между Грудининым и Жириновским. Чем такой второй тур, я лучше за Путина. Дай бог здоровья Владимиру Владимировичу.  

Вопрос 6
divine_essence
Максим, на ваш взгляд, кто мог курировать нарко-трафик? Благодарю. Людмила.

ed10075
Уважаемый Максим, прокомментируйте пожалуйста реакцию российского Посла на Ваш блог "Почему МИД врет?". Спасибо.

Во-первых, я думаю, что это была не реакция посла, а реакция МИДа. У меня есть общие знакомые с Виктором Коронелли, и о нем отзываются как об очень честном и порядочном человеке. Мой опыт косвенного взаимодействия с ним также говорит, что он хороший человек. Он просто не мог такого написать. Я думаю, это спустили сверху. Видимо, в МИДе есть  какой-то отдел копирайтеров, который пишет ответы по советским методичкам, просто в них слово «антисоветский» заменили на «антироссийский». Посольство, по субординации, обязано было опубликовать то, что им прислали.

Истерика МИДа была вызвана тем, что, похоже, я попал в точку. Все то, что я предположил, базируясь на открытой информации и моем опыте взаимодействия с посольством, постепенно подтверждается. А именно, я предположил, что Ковальчук связан с государством, имеет довольно высокий ранг, знаком с Воробьевым, Воробьев был в курсе о грузе и т.д. После того, как МИД истошно прокричал «вы все врете», все фигуранты вдруг вылезли из тени и начали раздавать интервью. Их показания в целом подтверждают мою версию. Почему они вдруг вылезли из тени? После шумихи, вызванной, в том числе, моим постом, с прямым указанием фамилий и их ролей, они видимо не хотят раньше времени скончаться от внезапного инфаркта. Поэтому начали наперегонки выливать в прессу все, что знают, чтобы хоть как-то себя засветить и обезопасить. Я думаю, что всю это историю курируют силовики. Уже известно, что Ковальчук был высокопоставленный силовик, который спокойно входил в различные посольства, когда ему было удобно (https://echo.msk.ru/blog/statya/2157186-echo/).

Вопрос 7
sinop4
Максим, Вы видите разницу в ментальности русских и аргентинцев? Верите ли Вы в победу здравого смысла в нашей стране?

Аргентинцы более мягкие. Они стараются не идти на конфликт. Если они что-то не хотят сделать, они лучше скажут, что сделают что-то будущем (это будущее не наступает никогда). Еще аргентинцы очень любят детей. Вокруг этого вся страна построена. Ни в одной стране мира так не любят детей, как в Аргентине.

Вопрос 8
michello
Смогут ли ваши дети продолжить обучение в этой школе? Насколько учителя разделяют чувства сотрудников посольства? С искренним уважением, Михаил.

Думаю, что смогут. Это очень хорошая школа. Там замечательные учителя и директор. Из всех российских школ, с которыми мне приходилось сталкиваться, – это лучшая школа. Учителя очень хорошо относятся к моим детям. Одна учительница даже агитировала меня перевести детей из заочной систему на очную. Сейчас мои дети ходят в школу три раза в год по три дня каждый раз (в сентябре, декабре и мае). По договоренности с директором школы и с одобрения посла моя дочь в прошлом также ходила каждый день во время летних каникул (январь-февраль). За все время обучения никаких конфликтов или проблем никогда не было. Все сделано очень дружественно и приятно. Я очень рад, что мне удалось договориться, чтобы моих детей взяли в эту школу. Мне кажется, что учителя и директор не изменят своего отношения ко мне и моим детям из-за того, что из Москвы опубликовали какую-то не совсем адекватную депешу в мой адрес.


Вопрос 9
Евгений, наёмный работник, Химки
Здравствуйте, Максим. Ещё недавно ваши посты были, как правило, провластные. Когда и после чего произошёл разворот? И раз уж Вы критикуете власть, то зачем детей отдали в рф посольскую школу? Чего доброго, плохому научат там.
У меня никогда не было постов провластных, пропутинских или пронавальновских. У меня есть точка зрения, и я ее излагаю. Я действительно считаю первый срок Путина очень удачным. Если бы Путин ушел после первого срока или, максимум, второго, то он бы вошел в историю как самый успешный правитель России как минимум лет за 100.  Я также в целом считаю экономический блок в правительстве довольно профессиональным. Если бы там не было людей такого уровня, наша экономика давно бы рухнула. Я не сторонник подхода, что все, что  делает Путин и власти, – плохо, все, что делает оппозиция, – хорошо. Каждый поступок и действие нужно разбирать  отдельности и оценивать. Я действительно считаю Путина одним из сильнейших политиков современности. Я с ним по большинству вопросов не согласен, поэтому и агитирую против него, но это не отменяет того, что у него много достоинств. 

В посольскую школу я детей отправил, потому что сам хочу вернуться жить в Россию, и хочу, чтобы мои дети жили в России. Чтобы поступить в хороший российский ВУЗ, желательно закончить русскую школу и сдать ЕГЭ на достойном уровне. Мы с женой и отправили детей в школу при посольстве и также много занимаемся с ними дома (российская программа довольно сильно отличается от аргентинской). Безусловно, в посольской школе есть какой-то уровень пропаганды, но он минимальный. Как я говорил выше, люди там работают очень хорошие и адекватные, на моих детей никто идеологически не давит.

Вопрос 10
Наталья, менеджмент, Украина, Кропивницкий
Добрый день, Максим! С большим интересом читаю Ваши блоги, спасибо Вам за ясность мыслей и четкость аргументов. Вопрос: на что обращать внимание в воспитании и обучении детей, чтобы они смогли учиться, а возможно и работать в Европе. Спасибо.

Детей нужно просто любить и проводить с ними много времени. Многие родители стараются заменить любовь/собственное время подарками, репетиторами, дорогими школами, нянями, и т.д. Но это все суррогаты. Если хотите, чтобы ваши дети выросли уверенные  в себе (а значит, смогли устроиться работать в Европе и любой стране мира) – просто любите их. Уверенный и толковый ребенок потом сам поймет, что ему надо – выберет университет, карьеру, и т.д. Однако когда он вырастет, никакие яхты не заменят ему того, что в детстве с ним не ходили на рыбалку или за грибами. Никакие Феррари и Порши не заменят отсутствие велосипеда в 6 лет.


Оригинал: https://echo.msk.ru/programs/bezkupur/2157894-echo/


Никто никуда не свалит


В последнее время активизировалась дискуссия на извечную российскую тему «пора валить». РБК сделали ролик, который анализирует много ли это или мало, что 11% хотят уехать из страны (https://twitter.com/ru_rbc/status/794260326766280706), месяц назад Комитет гражданских инициатив Кудрина представил свой доклад об эмиграции (https://komitetgi.ru/analytics/2977/ ) с подтекстом, что из России уезжают самые лучшие и толковые, а официальная статистика занижает цифры отъезжающих в несколько раз. Даже информация о переезде Хабенского в Испанию (впоследствии им опровергнутая) была воспринята как «если уже такие люди валят, то уж точно пора».

В последние 5 лет, когда я приезжаю в Москву и общаюсь со своими знакомыми, у меня складывается ощущение, что почти все они сидят на чемоданах. Причем каждый раз чемоданы стоят уже все ближе к двери, и их хозяева подбирают удобные даты для вылета. У меня есть опыт жизни и работы в разных регионах мира – в Западной Европе, Северной и Южной Америке, в Юго-Восточной Азии, наверное, поэтому ко мне часто обращаются за советом как лучше свалить. Самый частый ответ, который я даю своим знакомым, – никак. Почему? Есть несколько реальных способов уехать, но все они непростые.

Первый способ – найти работу. Быстрый рост экономики в 2000-ые привел к существенному расширению слоя людей, который мы часто называем «креативным» классом. Однако проблема была в том, что рост экономики намного опережал скорость подготовки качественных кадров. Поэтому в России практически на всех позициях работали менее квалифицированные специалисты, чем на аналогичных позициях в западных фирмах. При этом получали они существенно больше своих иностранных коллег (подробно я рассмотрел этот феномен в статье «Нам всем глобально переплачивали» http://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2014/11/06/nam-pereplachivali ). Это касалось не только российских фирм, но и международных. Попасть в российский офис большой четверки (PWC, Deloitte, KPMG, Ernst&Young), консалтинговой фирмы, например, Mckinsey, международный инвестбанк (Morgan Stanley, Goldman Sachs, Deutsche Bank) или другую международную компанию было на порядок проще, чем в офисы этих компаний в Лондоне, Нью-Йорке или других американских или европейских городов. Эти компании снижали планку набора, потому что быстрый рост российского бизнеса требовал все большего количества сотрудников, желательно с русским языком, и при быстром росте спроса пришлось и поднимать зарплаты, и снижать требования по приему. Однако сейчас, если эти люди попытаются найти работу на Западе на аналогичные позиции, то их попытки скорей всего окончатся неудачей, даже если они скорректируют свои ожидания по зарплате (эти ожидания уже во многом скорректированы после девальвации рубля).  У меня есть несколько знакомых, которые в течение нескольких лет после многолетнего опыта работы в российской большой четверке, не могли найти себе никакую работу похожего уровня за рубежом. Причем попытаться устроиться на позицию уровня ниже – тоже не решение. Если у вас на резюме условно стоит 5 лет работы менеджером проекта, то ваша заявка на позицию рядового аналитика будет выглядеть более чем странно. Любой HR-щик на стартовую позицию предпочтет нанять свежего выпускника местного ВУЗа без опыта или с небольшим опытом, чем таинственного соискателя из России с 10-летним опытом на куда более высоких позициях. Безусловно, из каждого правила есть исключения, и 5%-10% сотрудников ведущих российских компаний вполне конкурентоспособны на мировом рынке и смогут найти работу, если приложат достаточно усилий, однако 90% нашего «креативного» класса не смогут найти себе за рубежом ничего приличного, даже если потратят на поиск работы несколько лет своей жизни.  При этом не стоит забывать о визовых ограничениях: работодатель будет хлопотать об оформлении работнику из России вида на жительства, только если он выше по своей квалификации, чем местный кандидат. Поэтому в реальности всего несколько процентов из тех, кто в последние годы сидит на чемоданах, смогут рассчитывать найти более или менее приличную работу по специальности.

Второй способ – учеба. Если вы молодой специалист, вам от 25 до 30 лет, то можно попробовать поступить на топовую MBA программу. Поступать на программу за пределами лучших 20-30 школ в мире смысла особого нет, найти работу после такого MBA будет крайне трудно – в последние 7-8 лет спрос на MBAев в связи с кризисом упал, а их выпуск остался на прежнем уровне, так что и требования к уровню MBA потенциальным соискателям работы в мире выросли.  Поступить на топовую программу MBA не просто, однако на порядок проще, чем найти работу. Поэтому тем, кто хочет сменить страну проживания, может быть более реальным вариантом вначале получить американское или европейское образование, и с ним уже искать работу. Однако тут тоже не все так гладко. Во-первых, сейчас даже с топовым MBA российским выпускникам найти работу в Европе или США непросто. Если 10 лет назад вероятность успеха у тех, кто хотел «зацепиться» в новой стране была процентов 70%-80%, то сейчас всего около 50% людей из стран бывшего СНГ, кто пытается во время учебы найти работу на Западе, достигают успеха. Остальным приходиться либо возвращаться домой, либо ехать в дикие страны типа Саудовской Аравии, Арабских Эмиратов или еще куда возьмут (а не туда, о чем мечтали). Во-вторых, MBA – это недешевая штука. К примеру, обучение в нашей школе стоит 65,000 евро в год. В INSEAD примерно столько же. К этому нужно добавить как минимум 20,000-25,000 евро в год расходов на проживание. В Гарварде MBA стоит порядка 70,000 долларов в год, но программа двухгодичная (стандартный американский MBA – 2 года), так что все расходы нужно помножать на два. Поэтому если вы избрали этот путь – то это означает расходы в 100,000-200,000 долларов только на получение образования (правда, в большинстве топовых школ помогают получить кредит на обучение на разумных условиях). Получится ли у вас после этого найти достойную работу – никто не гарантирует. Если вы совсем молоды и у вас нет высшего образования, то можно попробовать поступить в бакалавриат, и после этого искать работу. Во многих европейских странах высшее образование если не бесплатное, то очень недорогое. Но расходы на проживание должен кто-то оплачивать, а это за 4 года может составить весьма солидную сумму. Поэтому решение учиться на балакавриате за рубежом – это скорее решение родителей, а не того, кто «валит». Тем же, кому больше 35-и, сменить место жительство через образование практически нереально. Executive MBA программы, которые рассчитаны на сегмент профессионалов от 30 до 45 скорее направлены больше на совершенствование навыков, чем на кардинальную смену карьеры, поэтому если вы решили проинвестировать в  Executive MBA с целью уехать, то ваши шансы на успех будут еще ниже, чем у обычных MBA.

Третий способ – рантье. Самый реальный способ свалить – это проедать то, что нажито непосильным трудом на исторической Родине. Сколько денег для этого нужно? Если вы собираетесь уехать в недорогой европейский город, то для этого хватит капитала около миллиона евро. Тогда вы с него сможете иметь ежемесячный доход в 2000-3000 евро в месяц. При этом надо понимать, что ставки по депозитам сейчас очень низкие (обычно менее 1% годовых), и в большинстве европейских стран вам с процентов (или дивидендов) придется платить подоходный налог. К примеру, у меня есть депозит в испанском банке, который выплачивает 0.9% годовых, но банк автоматически снимает 21% налог с выплаченных процентов.  Если вы переедете в какую-нибудь европейскую страну и соответственно станете там налоговым резидентом, то вы вынуждены будете платить налоги со своих процентных доходов и дивидендов не только полученных в стране резиденции, но и из других стран (например, России). Таким образом, чтобы получать 2-3 тысячи евро чистыми, нужно зарабатывать 3%-5% годовых грязными. В современном мире низких процентных ставок это очень не просто (если речь идет об инвестициях с низким риском). Если вы хотите жить в крупном европейском городе (Лондон, Париж, Рим, Милан), то цифру требуемого капитала нужно умножить на 2 или даже на 3. Если вы переезжаете с детьми, то умножьте свои расходы на 1.5-2. Если ваша цель не Европа, а Тайланд или Индия, то можно обойтись капиталом в 300-500 тыс. евро. Также очень важно понимать, что жизнь бездельника существенно дороже жизни человека «утром на работу, вечером с работы». Кучу свободного времени нужно куда-то девать, и походы в рестораны, выставки, музеи, путешествия требуют денег. Цифры, которые я назвал – это некий прожиточный минимум: жилье, питание, базовые услуги. Так что если вы хотите активно проводить время, то нужно закладывать дополнительный бюджет. Самое главное, не стоит в эту историю окунаться тем, кто скопил условно 100,000 евро, и думает пожить в европейской глубинке года 2-3, а там видно будет. Найти работу после нескольких лет ничего неделания будет практически невозможно, даже на Родине. Резюме с большим перерывом в работе обычно отсеиваются на уровне секретарш. Если вы хотите начать жить рантье, вашего капитала должно быть достаточно на много-много лет вперед.

Четвертый способ – стать предпринимателем.  Если вы скопили достаточно капитала, чтобы стать рантье, но просто наслаждаться жизнью – не для вас, можно попробовать начать собственное дело. Однако следует понимать, что бизнес в России и бизнес в развитых странах - это две принципиально разные вещи. В России преуспели, прежде всего, те, кто смог во время что-то приватизировать, кого-то коррумпировать, ввезти товар в обход правил, и т.д. На Западе от предпринимателей требуются совсем другие таланты. Даже если вы были супер успешным бизнесменом в России, даже при наличии значительного стартового капитала, не факт, что вам удастся добиться успеха на Западе. Посмотрите на Березовского, Гусинского, Невзлина, Батурину, Бородина и других российских миллионеров, переехавших за границу. Есть, безусловно, исключения - например, Мильнер или Зельман, которые успешно занимаются бизнесом и за пределами России, но это именно исключения, и на одного российского бизнесмена, у которого что-то получилось приходится 5, а то и 10, которые провалились.

Из всего вышесказанного следует, что из 16 миллионов, которые хотят эмигрировать согласно подсчетам РБК, реальными возможностями уехать обладают всего несколько процентов. Никакого массового исхода человеческого капитала из России ожидать не стоит. Практически весь креативный и не очень креативный классы останутся жить в России. Те немногие квалифицированные специалисты, которые уедут, тоже не представляют особой потери для современной России. Им просто нет адекватного применения внутри страны. Какие сейчас реальные опции у по-настоящему талантливых людей? Либо каким-то образом присосаться к конторам по распилу госбабла типа Сколково или Роснано, либо бороться с ветряными мельницами, либо в тюрьме сидеть.
 
Нет никакой особой пользы в том, чтобы те, кто может уехать из России здесь оставались. Тюрьмы и так переполнены, а способных распилить госбабло и без особо талантливых хватает. Когда на человеческий капитал высокого качества появится спрос, они сами вернутся – без всяких программ стимулирования и агитационных мероприятий. В современном мире человеческий капитал очень мобилен и как только где-то появляются адекватные условия, он тут же туда притекает. Но хочу подчеркнуть, речь идет об очень небольшой части населения, которым сейчас все равно применения внутри России нет. Все же страшилки по поводу массового отъезда цвета нации – не более чем миф, из разряда «совсем скоро холодильник победит телевизор» или «вот-вот резьбу сорвет».

Про Sexual Harassment

В связи с известным скандалом, Мария Баронова подняла тему Sexual Harassment (https://www.facebook.com/maria.baronova/posts/1206655169347142). Тема, безусловно, очень важная, в особенности что в российском обществе отношение к правам женщины остается на уровне «женщина – лучший друг человека». Однако тут нужен более глубокий анализ, чем рубка с плеча и навешивание ярлыков.

Во-первых, нужно понимать, что определения Sexual Harassment на «западе» сильно разнятся – в США одно, в странах западной Европы другое (у меня есть опыт жизни и там, и там). В США стандарты намного более жесткие. Когда я первый раз приехал учиться в Чикаго, то меня поразило, насколько важную часть подготовки к учебному процессу занимает этот вопрос. Нам выдали специальную брошюру, какая-то тетечка прочитала лекцию, потом было детальное обсуждение примеров, что считается Sexual Harassment, что нет и т.д. Когда я брал курс «Экономика труда», то там  тоже довольно детально эта тема разбиралась (например, объясняли реальный кейс, когда мужчины рассматривали каталог Victoria Secret и обсуждали, какой сотруднице подошло бы то или иное белье.  Это обошлось компании в несколько миллионов долларов). Причем стандарты в США становятся все жестче и жестче. Например, недавно Гарвард, Йель и многие другие американские университеты вообще запретили любые романтические отношения между профессорами и undegraduate студентами (с аспирантами пока можно, если нет связи начальник-подчиненный). В Западной Европе (точнее скажу за Испанию, где работаю) – стандарты намного мягче. Когда я начал работать или когда студенты начинают учиться, то никакого брифинга по этому поводу не проводится. Все отдается на откуп здравого смысла. То есть нельзя, безусловно, иметь отношения со своим студентом/студенткой, которого ты сейчас учишь (чтобы избежать конфликта интересов), но если такого прямого конфликта нет – то главное, чтобы не было нежелательного домогательства. Если это вскроется – то будут серьезные проблемы у той стороны, которая соответственно домогается (неважно кто это был, профессор или студент).

Поэтому если брать американские стандарты, то, безусловно, в случае Волков-Патюлина имел место sexual harassment (также как в случае Кац-Патюлина, так как Кац был замом Волкова и мог непрямо влиять на карьеру Патюлиной. Добровольность отношений начальник-подчиненный не освобождает от ответственности, почти во всех крупных компаниях отношения между начальником-подчиненным запрещены). С европейской точки зрения, отношения Кац-Патюлина это не harassment, отношения Волков-Патюлина – непонятно. Были выложены только часть СМС и чтобы это определить, нужно видеть полную картину.

Однако самый важный вопрос, можно ли судить штаб Навального используя западные стандарты Sexual Harassment. Когда я первый раз приехал в Америку, то меня многое что поразило. Например, что когда я купил бутылку пива, открыл ее и пошел по улице, ко мне подбежал мой друг и сказал, что это здесь карается большим штрафом. Когда моя знакомая, у которой была дочка 9 лет сказала, что вынуждена нанимать няню, чтобы та просто сидела рядом, когда она учиться, потому что по закону одного ребенка оставлять нельзя – отберут (в России она оставляла ребенка с 7 лет одного). Меня поразило, что все собаки на поводках и за ними убирают какашки. Каждый мой российский товарищ обязательно попал в первую неделю на эвакуацию машины за неправильную парковку – в России тогда вообще не эвакуировали. За расистскую или гомофобскую шутку – могут легко уволить. Если вы шумите – никто к вам не стучит по-соседски, а сразу вызывают полицию.

В России много что не так, как на Западе. БОльшую часть «их порядков» я одобряю, и считаю, что нам нужно к ним стремиться. Однако несправедливо требовать от отдельного человека следованиям стандартам, которые никогда не были приняты в российском обществе (да и Запад к ним шел очень долгое время), которым ему просто негде было научиться. Я работал во многих российских компаниях и работал и учился в нескольких ведущих российских ВУЗах. Нигде мне не рассказывали, что такое Sexual Harassment и как себя вести в тех или иных ситуациях. Нигде я не слышал, чтобы кого-то уволили, оштрафовали, или даже пожурили в связи с Sexual Harassment (хот я в том числе работал в холдинге с общей численностью сотрудников в 10,000).

Было бы правильным, если бы Мария Баронова начала системную работу в этом направлении. В российском обществе понятие Sexual Harassment вообще отсутствует. Еще недавно было ОК на собеседовании секретарш объяснять им, что у них есть еще и дополнительные обязанности, помимо указанных в должностных инструкциях. Сексуальное использование подчиненных вообще в рамках повседневной практики. Это нужно делать и в рамках общественных кампаний, и в рамках принятия соответствующих законов. Желательно, начать с реально вопиющих случаев, которые могут пронять даже терпимое российское общество. Кейс «писал любовные СМС, полночи сидел под окном, и настойчиво приглашал в ресторан» - не самый лучший способ начать Sexual Harassment кампанию в нашем обществе  - отсюда шуточки, непонимание, и усмешки. Это как жертвам насилия и сексуального домогательства объяснять, какой этот мужик был сволочь – задаривал меня цветами и ювелирными украшениями (нежелательные подарки по американским законам – это тоже преступление).

Про хорошую коррупцию, бесплатное образование, и злого Путина

После публикации моей статьи на РБК (http://www.rbc.ru/opinions/society/03/03/2016/56d7d4219a7947a0fd374872 ) получил следующий отклик (публикую письмо с разрешения автора):

Dear Maxim,
I recently came across your article on RBK with the following title "Сами виноваты: почему не стоит обвинять во всех бедах Владимира Путина" and just wanted to mention couple points.

Firstly, I noticed that you mentioned the word corruption few times and how the public should fight against it. However, I think the main point missed here is the fact that the majority of corruption in Russia is caused by the bureaucracy imposed by the Russian authorities. Drawing from empirical research, the bureaucracy in Russia deters economic growth whilst corruption actually increases it (as it helps to overcome the "documentation barriers"). Hence, eliminating corruption is either impossible or will have an adverse impact on already slow economic development of Russia and easing bureaucratic barriers would most likely result in less opportunities for corruption and economic prosperity.

Secondly, you also mentioned the "flashy" Russian middle class who should have saved enough funds for good education. Again, I think it is in the interest of authorities to have advanced human capital and provide free or at least affordable higher education within Russia as opposed to hoping that the middle class save up enough to educate their kids.

Further, you also spoke about the government opposition. It is almost certain that its absence (or I shall say presence in the form of "con artists") is caused by aggressive eradication of anti-Putin political parties, where there are a lot of examples such as Navalny brothers.

To conclude, I think the crisis was mostly due to inadequate actions of Russian authorities and their policy implications in the last couple of decades or so. The only way to get out of this is to have a new government that will allow democracy, create a transparent system with less bureaucracy and impose effective policies in relation to education, healthcare and development of small and medium size businesses. And most importantly, change the attitude of Russian people, but that's a different story!

Thank you for your time!
Kind regards
Albert Gallini
MSc Financial Economics
University of Exeter, UK

Так как я получил еще несколько откликов с похожими и другими вопросами, то думаю, имеет смысл ответить на них публично.

Вкратце, Альберт  поднимает четыре важных вопроса:

1.  Имеет ли смысл вообще бороться с коррупцией в российских условиях. Уровень регулирования и институтов в России находится на очень низком уровне, и коррупция позволяет преодолевать барьеры. Поэтому если убрать коррупцию, то это отрицательно скажется на экономическом развитии.

2. Должен ли средний класс заботиться об образовании своих детей? В интересах государства иметь качественный человеческий капитал, поэтому именно государство, а не средний класс, должно инвестировать в качественное высшее образование, чтобы его можно было получить бесплатно или за символические деньги.

3. Отсутствие оппозиции вызвано агрессивными действиями государства по вытеснению анти-Путинских политических партий, к примеру, репрессии против братьев Навальных.

4.  То, что мы имеем на сегодняшний день, вызвано неадекватными действиями российских властей в последние 20 лет. Единственный выход выбраться из кризиса – это новое правительство, основанное на демократических принципах, инвестирующее в образование и здравоохранение, а также способствующее развитию малого и среднего бизнеса.

Отвечаю по пунктам

Пункт 1.
Действительно, существуют эмпирические исследования, которые показывают положительную корреляцию между коррупцией и бизнес развитием (как один из примеров, моя статья «Should One Hire a Corrupt CEO in a Corrupt Country?» http://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S0304405X14000440). С другой стороны, также существуют эмпирические факты, что коррупция ведет к снижению эффективности. К примеру, в нашей статье с Екатериной Журавской “Corruption in Procurement and the Political Cycle in Tunneling: Evidence from Financial Transactions Data” http://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=1946806 мы показываем, что гос. контракты в коррумпированных регионах достаются менее эффективным фирмам, то есть общество даже в условиях неэффективного российского регулирования, тратит больше ресурсов для производства одинакового объема услуг (в рамках гос. заказа) в более коррумпированных местах.

Однако даже отдельные факты положительной связи между коррупцией и экономической эффективностью не означают, что коррупция полезна для общества. Коррумпированный чиновник создает дополнительные препоны, чтобы потом за мзду их частично снять. Поэтому, чтобы делать бизнес в коррумпированных странах, у бизнеса зачастую нет другого выхода, как коррумпировать чиновника. И даже компании из «приличных» стран, если хотят продавать свои услуги в коррумпированных странах, идут на «неформальные выплаты» чиновникам, нарушая законы собственных стран - смотри кейсы о взятках Сименс и Даймлер (производитель мерседесов).

Как это работает, легко понять на бытовом примере. Когда я получал водительские права в Чикаго, вся процедура (подать документы, проверить зрение, сдать теоретический экзамен, вождение, получить права) от и до заняла у меня менее часа. В Москве, аналогичная процедура занимает несколько дней (нужно получить мед. справку, пройти обучение в автошколе, сдать сам экзамен). У меня есть знакомая, которая сдавала «по-честному», смогла сдать только с седьмой попытки. Большинство сдающих экзамены прибегают к «эффективной» коррупции, и сдают с первого раза. Однако представим себе ситуацию, если бы удалось решить проблему коррупции в ГИБДД, то есть полностью исключить возможность получения взятки инспектором. Стали бы они тогда придираться по мелочам, а иногда даже искусственно придумывать нарушения, чтобы завалить экзаменуемого? Скорее, если бы у них не было возможности брать взятки, то и экзамены бы большинство людей сдавало с первой попытки, как это происходит в США и странах Западной Европы. А сейчас – «честный путь» занимает 5-10 раз, поэтому действительно, коррупция позволяет повысить эффективность, и сократить его до одного раза. Только если убрать коррупцию, то и «честный путь» станет намного быстрей. Аналогичного эффекта стоит ожидать при получении различных разрешений и лицензий, выдаче паспортов и других документов.

Пункт 2.
В теории государство много что обязано делать. Однако российское государство не всегда справляется со своими обязанностями. Российское высшее образование постоянно деградирует. В 90-ые годы было создано два хороших ВУЗа – ВШЭ и РЭШ (я говорю здесь, прежде всего, об экономических вузах, с другими областями я менее знаком). Однако даже эти два ВУЗа постепенно испытывают все большее влияние государства. Кузьминов, ректор ВШЭ, возглавляет пропутинский Общественный Народный Фронт (московское отделение), Володин, первый заместитель Руководителя Администрации Президента,  возглавляет наблюдательный совет ВШЭ.  Совет директоров РЭШ возглавляет Дворкович, вице-премьер правительства, помимо него в совет директоров РЭШ входят еще три человека, аффилированных с властью (Кудрин, Улюкаев, Юдаева).

На настоящий момент и ВШЭ, и РЭШ дают образование соответствующее лучшим мировым стандартам, однако все, чего касается рука российского государства (в его нынешнем виде), очень быстро разрушается – появляется коррупция, кумовство, блат. Первые признаки деградации уже появились. Вот, к примеру, недавняя статья профессора ВШЭ http://rg.ru/2016/02/19/specialisty-priznali-otsutstvie-svobody-slova-v-zapadnom-obshchestve.html , написанная в лучшем стиле «Правды». Желание угодить начальству (подтасовывая факты) и коррупция – это, по своей сути, очень похожие явления.

Поэтому я бы на месте среднего класса, не рассчитывал, что когда их дети подрастут, государство обеспечит адекватный уровень высшего образования. Точно так же, как сейчас они не рассчитывают на адекватную государственную медицину. Почти все разумные люди на сегодняшний день обращаются к услугам платной медицины (в основном, оплачивает работодатель в виде полисов ДМС), хотя по конституции и по всем действующим законам, здравоохранение должно быть бесплатным. Если вы хотите, чтобы ваш ребенок в будущем получил качественное образование, то это именно ваша обязанность и ответственность – государство самоустранилось от решения этих проблем.

Пункт 3.
Вы правы, но лишь частично. Давление Путина действительно повышает риски, но и повышает возможный «доход» от занятия политикой. Подробно этот кейс я разбирал в статье «Сталин, Путин, Goldman Sachs» http://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2015/04/21/stalin-putin-goldman-sachs . Если вкратце - действия Путина повышают издержки занятия политикой для оппозиции (издержки – это давление, ограничение свободы, проблемы с карьерой). Однако если растет спрос общества на политику, то растет общий размер рынка и больше  талантливых людей захочет заниматься политикой, так как вырастает размер спроса. Конечно, Путин может еще больше увеличить издержки, чтобы нивелировать эффект возросшего спроса. Но проблема в том, что именно возросший спрос со стороны общества не позволит Путину увеличить издержки занятия политикой. Наоборот, если общественный спрос на политику вырастет, тот Путин, под давлением, скорее будет вынужден сократить издержки, поэтому эффект будет даже двойной – один от роста спроса, другой от сокращения издержек. Это уже произошло в 2012 году – как только общество предъявило спрос, Путин увеличил поле для занятия политикой (то есть сократил издержки): стало возможным зарегистрировать партию (до этого это было вообще нереально), вернули выборы в губернаторов и одномандатников, провели относительно честные выборы мэра Москвы в 2013 г. и т.д.  Поэтому здесь движущей силой является все-таки общество, а Путин ему подчиняется, когда видит возросший спрос на политику.

Пункт 4.
Путин со своими роттенбергами к нам не с Марса прилетел. Сам он себя на хорошее правительство не сменит. Народ его менять пока тоже не хочет, так как в целом он проводит политику, одобряемую народом.  Хорошее, белое, и пушистое правительство получится только в если российское население его захочет иметь. И то не факт, что получится. В Украине очень захотели – ничего толкового пока не получилось, только часть территории потеряли.  Но пытаться надо. И первый шаг – это население должно предъявить спрос на альтернативную политику.  Пока этого спроса фактически нет.