?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: криминал

Воровство как стратегия мотивации персонала
mmironov


В современном мире воровать невыгодно. Во-первых, относительная стоимость того, что можно украсть в квартире, постоянно снижается. Вспомните, сколько стоил телевизор, компьютер, мобильный телефон или микроволновка 20 лет назад относительно вашей зарплаты, и сколько они стоят сейчас. Во-вторых, сейчас все улицы утыканы камерами наружного наблюдения, и даже если кто-то что-то украдет, то его довольно легко идентифицировать. В результате количество краж и грабежей во всем мире (включая Россию) неуклонно снижается.

Однако если мы рассмотрим понятие воровства более широко, а не только в разрезе бытовых краж, то увидим, что оно в России процветает. Прежде всего, конечно, воровство чиновников и силовиков. Мы уже давно привыкли, что миллиарды рублей находят не у воров в законе и не у наркобаронов, а у губернаторов, министров, офицеров ФСБ и МВД и прочих граждан, приближенных к государству.

Расцвет воровства среди госслужащих свидетельствует о том, что это сознательная политика государства по мотивированию персонала. Неформальные доходы в виде взяток и роспилов увеличивают конкуренцию за чиновничьи места, а самое главное, резко повышает лояльность чиновников вертикали власти. Ведь российская власть построена на неформальных отношениях, зачастую не укладывающихся в рамки действующего законодательства. Как заставить чиновника выполнять преступные приказы, например, посадить невиновного, или сфальсифицировать выборы, или пристроить на работу нужного человека? Самый эффективный способ – это иметь на него компромат, так, чтобы если он вдруг начал артачиться, то к нему всегда можно отправить следователей, которые найдут сумки наличных или незадекларированную недвижимость. Именно поэтому в России коррупция - это не преступление, с которым государство пытается бороться, а скорее, наоборот – это фундаментальная система управления государством. Коррупционные связи – это более важная мотивация для чиновников, чем формальные законы и правила.

Российские госкомпании, как и государство, также используют воровство для мотивации сотрудников. Вчера в соцсетях широко обсуждался случай, как сотрудники авиакомпании «Победа» довели до истерики пассажирку и, аргументируя, что у нее лишняя ручная кладь, не пустили на рейс (https://twitter.com/bazabazon/status/1165174309335326720). Можно сказать, что «Победа» - это дискаунтер, и у них жесткие правила (хотя даже наличие жестких правил не должно вести к тому, чтобы сотрудники относились к пассажирам, как к скоту). Но это, к сожалению, не изолированный случай с «Победы». Подобное поведение является общей стратегией «Аэрофлота» (материнская компания «Победы»). «Аэрофлот» мотивирует своих сотрудников жестко отбирать «лишнюю» ручную кладь на посадке, и как трофей сотрудники могут забирать все отобранное себе. Мы также можем предположить, что это дает «Аэрофлоту» намного бóльшую власть над сотрудниками, чем это положено по трудовому кодексу. Ведь воровство – это нарушения закона, значит, компания всегда может об этом вспомнить и избавиться от сотрудника, если он будет вести себя нелояльно. Точно такая же схема давления, как и на госчиновников.


Авиакомпании во всем мире стараются максимизировать доходы от дополнительного сданного багажа. Чтобы мотивировать сотрудников, можно, например, привязывать их бонусы к размеру дополнительных сборов. Можно после видеоопросмотров с камер наблюдения делать разбор полетов и выносить взыскания тем, кто пропускает лишние сумки. Но это все дополнительные затраты для авиакомпании. «Аэрофлот» делает проще. Чтобы не тратить собственные средства, авиакомпания разрешает сотрудникам оставлять отобранные вещи себе.

Год назад я сам столкнулся с подобной ситуацией (вот тред по этому поводу https://twitter.com/mironov_fm/status/1038383551186706434). Мама моей жены летела к нам в гости в Буэнос-Айрес, с пересадкой в Амстердаме. Рейс до Амстердама выполнялся «Аэрофлотом». У нее был с собой небольшой рюкзак и сумка ручной клади. Уже на посадке ей сказали – либо что-то оставляет у трапа, либо самолет улетает без нее. Естественно, это стрессовая ситуация – ей уже в самолете стало плохо, подскочило давление. Но она позвонила моей маме, которая ее провожала, и попросила забрать сумку. Моя мама в течение 6 часов пыталась выцепить сумку из рук сотрудников «Аэрофлота». Только после обращения в полицию, ей вынесли в пакете некоторые вещи. Сама сумка и часть вещей бесследно пропали.

Почему я уверен, что это именно политика компании по стимулированию персонала, а не отдельный случай воровства? Потому что подобный инцидент может случиться в любой компании, важно, как она на него реагирует. Если это ошибка или случайность – компания накажет сотрудника, а пассажиру выплатит компенсацию. Если это система – то компания будет покрывать сотрудника. Я тут же написал жалобу. Максимальный срок ответа по правилам «Аэрофлота» - 30 дней. После срыва всех сроков и неоднократных напоминаний, мне через 3 месяца пришел ответ, что сотрудница сдала сумку в камеру хранения, после того, как пассажир оставила их перед трапом самолета. На мой уточняющий вопрос, что если сумку сдали в камеру хранения, то куда же она тогда пропала, и куда делись вещи, после 2-месячной задержки (и опять же неоднократных напоминаний), мне сказали, что уже все мне ответили. Когда я в третий раз написал, что мне все-таки не ответили, то после 3.5 месячного ожидания и многих напоминаний, мне сказали, что ничего больше отвечать не будут, и, если я считаю, что произошло преступление, мне нужно написать заявление в полицию аэропорта «Шереметьева». Через общего знакомого я сообщил об этой ситуации одному из высших топ-менеджеров «Аэрофлота». Он ответил, что ситуация, конечно, неприятная, но к ним не поступает массовых жалоб по данному поводу, поэтому вроде как и решать эту проблему смысла нет.

Естественно, массовых жалоб не поступает (как и на коррупцию среди российских чиновников). Не поступает по двум причинам. Во-первых, система просто игнорирует эти жалобы. Большинство людей, даже если после эмоционального расстройства напишут жалобу, то не будут потом ее мониторить и регулярно напоминать «Аэрофлоту». Мой опыт общения говорит, что служба поддержки «Аэрофлота» систематически игнорирует жалобы о воровстве, ни разу не ответила в течение положенных 30 дней, и все их ответы, даже вытребованные с большой задержкой, - это отписки, а не ответы по существу. Во-вторых, мы знаем, как компания «Аэрофлот» относится к критике – точно так же, как российское государство. Если вы подадите заявления о коррупции, то скорее всего, против вас же возбудят дело. Если вы будете критиковать руководство «Аэрофлота», то вас же и накажут (см. кейс, как «Аэрофлот» отобрал мили и платиновый статус у Мити Алешковского https://www.vedomosti.ru/business/articles/2018/11/19/786838-aeroflot. Мили – это эквивалент денег, то есть фактически «Аэрофлот» оштрафовал постоянного клиента за то, что он осмелился критиковать руководство компании).

Руководство «Аэрофлота» назначается государством, поэтому неудивительно, что у них похожие методы работы. В конце концов, если система, основанная на воровстве, вполне успешно работает в российском государстве, почему она не может работать в «Аэрофлоте»? Ключевое отличие здесь – конкурентная среда. Государство – это монополия. У вас нет возможности пойти в альтернативную полицию, налоговую инспекцию, вам сверху назначат кандидата на выборы, и если надо, обеспечат ему победу. В случае с «Аэрофлотом» ситуация несколько иная. Несмотря на то, что он занимает лидирующие позиции, у его клиентов есть возможность выбрать другую авиакомпанию. К примеру, после того, как у моей родственницы сотрудники «Аэрофлота» украли сумку, я стараюсь вообще не покупать билеты на их рейсы, и даже когда покупаю билеты на рейсы иностранных авиакомпаний, смотрю, чтобы никакой из отрезков пути не выполнялся «Аэрофлотом».

То, что такая система мотивации, - плохая стратегия, говорят и финансовые показатели «Аэрофлота». Это глубоко убыточная компания. Если мы посмотрим отчетность за 2018 г. (https://ir.aeroflot.ru/fileadmin/user_upload/files/rus/reports/msfo/fy2018rus.pdf), то увидим, что убыток составил 2,985 млрд руб. По сути он еще больше. В разделе «Прочая выручка» есть статья «Доходы по соглашениям с авиакомпаниями» - 36,646 млрд руб. Это роялти, которые «Аэрофлот» собирает с иностранных компаний за право пролета по транссибирскими маршрутами. Эти сборы не имеют ничего общего с деятельностью «Аэрофлота» и являются данью, которые платят иностранные компании за право пролета над Россией. Итого, реальный убыток «Аэрофлота» за 2018 г составил почти 40 млрд рублей.

Обозначенная мной проблема воровства касается не только «Аэрофлота», но и других госкомпаний – «Газпрома», «Роснефти», ВТБ и других. Однако существенное отличие «Аэрофлота» в том, что он работает на потребительском рынке, и подобные случаи имеют более значимый общественный резонанс. Возможно, государство рано или поздно поймет, что на потребительском рынке оно совсем не может конкурировать и приватизирует «Аэрофлот» и другие компании, работающие с конечными потребителями.





Как помочь остановить беспредел?
mmironov


Я не очень люблю фразу «власть перешла последнюю черту». За последние 20 лет власти регулярно переходят черту за чертой. То, что происходит сейчас в Москве, – это не очередной переход какой-то черты. Это качественная смена парадигмы режима и сопутствующих ему репрессий. Речь давно уже не идет о результатах выборов в Мосгордуму.

До настоящего момента власти старались «варить лягушку, медленно ее нагревая». Репрессии были точечными – обычно все ограничивалось арестом Навального, членов его команды и единичных активистов. Цель репрессий против активных граждан была, скорее, посеять атмосферу страха. Аресты и посадки были растянуты во времени и не совпадали по времени с протестными акциями. По самому масштабному процессу против рядовых активистов – «Болотному делу», первые аресты произошли через несколько недель после самого митинга. Да и сам процесс задержаний и предъявления обвинений растянулся на несколько месяцев. В случае остальных массовых выступлений оппозиции под административные аресты попадали только некоторые лидеры протестов. Большинство рядовых участников, даже если их задерживали, отпускали без протокола. Редким участникам акций назначали административные аресты до 15 суток или выписывали штрафы. Единицы за последние годы сталкивались с уголовным преследованием за участие в акциях (Салтыков, Дадин).

Несмотря на всю антизападную риторику, Путин чувствует себя именно западным лидером. Таким благонамеренным авторитарным правителем с почти человеческим лицом. Отсюда и отчаянные попытки сохранить место в Совете Европы, и раздражение по поводу исключения из «Большой восьмерки», и старания полиции обеспечить безопасность, дружелюбие и свободу массовых собраний во время ЧМ-2018. Но, видимо, после того, как опросы общественного мнения (даже подконтрольного ВЦИОМ) показали, что популярность «Единой России» и лично Путина упали до исторических минимумов, любое участие оппозиции в выборах может обернуться для партии власти катастрофой. Тонкие технологии в виде выдвижения спойлеров и скрывание кандидатов от «ЕР» под маской самовыдвиженцев уже не сработают. Поражение будет масштабным и повсеместным во всех округах, где присутствует хоть какой-то внятный кандидат от оппозиции. Власти приняли решение, что отступать некуда, позади Москва, и начали к массовые аресты политических оппонентов, ночные обыски, неоправданно жестокие задержания рядовых граждан, а также запугивание всех и вся уголовным преследованием. В один момент власть решила перейти от мягкого просвещенного авторитаризма к жесткой диктатуре типа режима Мадуро в Венесуэле или Ортеги в Никарагуа.

Понятно, что основная задача по противостоянию превращения России в Венесуэлу лежит на москвичах. Именно количество тех, кто выйдет на улицы 3 августа и в другие дни, определит, по какому сценарию будут в дальнейшем развиваться события. Как это ни пафосно звучит, на улицах Москвы сейчас решается судьба не только Москвы, но и всей России. И задача всех граждан России в этом процессе по мере сил поучаствовать.

В последние годы много россиян были вынуждены по различным причинам уехать в другие страны. Я сам принял решение жить и работать зарубежом, потому что в современной России никто меня на работу по специальности не наймет. Но от того, что я и многие живут вне России, мы не перестаем быть ее гражданами. Мне кажется, это именно тот момент, когда все неравнодушные должны помочь москвичам в борьбе за свои права.

Мы с семьей и друзьями неоднократно выходили к акциям у российского посольства в Буэнос-Айресе и Мадриде. Могу сказать, что сотрудники посольства каждый раз по этому поводу нервничают и переживают – обязательно вызывают полицию «для противодействия провокаций», несколько сотрудников из окон и из-за столбов фотографируют участников. Иногда даже отправляют парламентеров из посольства с просьбой разойтись и не портить имидж России зарубежом (https://www.youtube.com/watch?v=4g8f3MFDdlo).

Вообще российские чиновники очень переживают за то, как они выглядят в глазах «иностранных партнеров». Отсюда многомиллиардные траты на RT и другие пропагандистские ресурсы. Власти постоянно спонсируют множество мероприятий зарубежом, чтобы показать иностранцам, что Путин и его чиновники заботятся о культуре, духовности, свободе прессы (привет Ассанжу) и мире во всем мире. Именно поэтому, когда российские граждане выходят к посольствам с требованиями остановить репрессии, полицейский беспредел и освободить политических заключенных, российские чиновники очень нервничают.

Хочу еще раз подчеркнуть, что, конечно, основная нагрузка сейчас лежит на москвичах. Они несут огромные риски и ответственность. Но мы, все остальные, должны им хоть как-то помочь и продемонстрировать свою солидарность. А также обратить внимание всего мира на то, что сейчас происходит в Москве. Тогда, под софитами общемирового внимания, возможно, бить и задерживать будут меньше. Для тех, кто живет в Аргентине, я предлагаю выйти на акцию «Остановить полицейский беспредел» 3 августа в 13.00. Если вы живете других странах, и хотите организовать акцию в своей стране 3 августа, пишите ссылку в реплаях к этому твиту (https://twitter.com/mironov_fm/status/1155851545063436295) . Это как раз тот случай, когда нам всем нужно объединиться и выступить.




Про кроликов и удавов или Как ответит бизнес на арест руководства Baring Vostok?
mmironov

В пятницу арестовали Майкла Калви и еще 5 менеджеров компании Baring Vostok (https://www.rbc.ru/politics/16/02/2019/5c67f3209a7947f57eb45fe0). Для широкой аудитории название этой компании не скажет ничего, и большинство людей впервые о ней услышали в связи с арестом ее руководства, но для инвестиционного сообщества – это знаковая компания. Baring Vostok – старейший и, наверное, самый уважаемый private equity фонд на российском рынке. Он работает с 1994 г. и инвестировал в такие известные компании, как «Яндекс», «1С», «Авито», «Озон», «ЭР-Телеком», банки «Тиньков», «Восточный Экспресс» и многие другие.

Фонды венчурных инвестиций – это ключевой институт развития современной экономики. Откуда появляются фэйсбуки и гуглы, иначе говоря, компании, на которых современная экономика стоит? В мире есть тысячи талантливых предпринимателей, которые в ежедневном режиме пытаются создавать компании. Венчурные капиталисты ходят по рынку и смотрят. Используя свою экспертизу и опыт, они дают деньги самым талантливым, помогают им все правильно организовать. По ходу роста компании, они помогают привлечь дополнительные инвестиции, чтобы она могла развиваться (тот же Facebook был глубокоубыточным вплоть до 2008 г. и постоянно требовал внешних инвестиций для покрытия убытков и развития). В итоге, на рынке появляются успешные высокотехнологичные компании, а инвесторы венчурных фондов и private equity фондов зарабатывают прибыль для своих инвесторов.

Важную роль венчурных инвестиций в современной экономике понимает даже российское правительство. Именно поэтому была потрачена куча денег на создание «Роснано», Российского фонда прямых инвестиций, Российской венчурной компании. Однако несмотря на то, что в эти компании было вложено много сотен миллиардов рублей налогоплательщиков, выхлопа от этих инвестиций для экономики особо не заметно. Единственный ощутимый результат – это то, что менеджеры этих фондов стали миллионерами или даже мультимиллионерами. Для бюджета результат их работы обернулся огромными убытками и провальными проектами. Baring Vostok, несмотря на то, что оперировал средствами на порядок меньшими, чем государственные фонды, вкладывал деньги весьма успешно, помогал развиваться российским компаниям, которые на равных конкурируют с лидерами западного рынка и зарабатывал хорошую доходность своим акционерам. Арест всего топ-менеджмента Baring Vostok – это не просто удар по рынку венчурных инвестиций. На всем этом рынке сейчас можно поставить крест. На нем останутся только фонды типа «Роснано», где доминируют, скорее, распильно-откатные мотивы при выборе проектов для инвестиций, а на таких принципах современную экономику не построишь.

Почему я не верю в версию следствия, что два года назад была совершена сделка, в рамках которой пакет акций был оценен в 3 млрд руб., тогда как его рыночная цена была 600 тыс., и, соответственно, Калви и его команда - мошенники (https://www.rbc.ru/finances/16/02/2019/5c669d029a79479bbafce026)? Я работал в этом бизнесе и сам неоднократно участвовал в подобных сделках. Это не тот случай, когда подслеповатой бабушке мошенники подсовывают документы на продажу ее квартиры за полцены, и она их, не глядя, подписывает. Когда речь идет о сделке на сумму 50 млн долларов, то с обеих сторон работают команды профессиональных юристов и оценщиков. Все цифры, оценки и условия сделки многократно проверяются и перепроверяются. Безусловно, и тогда возможны мошенничества и нарушения сторонами условий договора. Для таких случаев в контракте прописывается арбитражная оговорка – какой суд будет решать конфликт, если таковой возникнет. Для сделок в десятки миллионов долларов это обычно Лондонский или Кипрский арбитражные суды. То есть если тебе вместо актива стоимостью 3 млрд руб., впарили актив стоимостью 600 тыс. руб. (то есть завысили стоимость в 5,000 раз), иди в Лондонский суд или суд, который прописан арбитражной оговорке. Моя специальность – корпоративные финансы, и я в том числе преподаю студентам MBA, как правильно оценивать компании. Даже у профессиональных оценщиков, которые знают свое дело, оценки одной и той же компании могут отличаться в несколько раз, а если речь идет о молодых стартапах – то и в десятки раз. Понимая это, уважаемые суды, в том числе Лондонский, крайне осторожно подходят к решению подобных споров. У следователей ФСБ и у судей Бассманого суда в принципе нет квалификации, чтобы определить, была ли верно сделана оценка компании. И если одна из сторон обратилась к помощи ФСБ/Басманного суда в разрешении корпоративного спора, это, скорее, сигнал, что она не рассчитывает добиться решения в свою пользу в честном независимом суде. Там ей как раз ловить нечего.

Так что дело здесь, скорее всего, не в мошенничестве. Просто у Baring Vostok хотят отжать актив, и для этого обратились за помощью к ФСБ. В поддержку этой версии также свидетельствуют источники издания The Bell (https://thebell.io/eti-rebyata-prekrasno-znayut-kak-tut-vse-ustroeno-protiv-investbankirov-iz-fonda-baring-vostok-ispolzovali-sereznyj-resurs/).


Встает вопрос: как на это отреагирует бизнес? Я поговорил с несколькими знакомыми бизнесменами – они в шоке. Даже те, кто всегда думал, что пока они не лезут в политику, подобные проблемы их не коснутся, начали серьезно переосмысливать свой взгляд на ситуацию в России. Публичная реакция бизнесменов на арест Майкла Калви подтверждает это (https://thebell.io/eti-rebyata-prekrasno-znayut-kak-tut-vse-ustroeno-protiv-investbankirov-iz-fonda-baring-vostok-ispolzovali-sereznyj-resurs/). Даже государственные бизнесмены – Герман Греф, Анатолий Чубайс и Кирилл Дмитриев высказались в поддержку Майкла Калви (https://www.svoboda.org/a/29773399.html)

За последние годы мы прошли много красных черт. Но это, возможно, как раз та большая жирная красная черта, которая заставит многих бизнесменов задуматься. Теперь у нас неприкасаемых нет. Любого бизнесмена, самого лояльного, со связями, со знаковыми проектами, могут арестовать по заказу конкурента. Причем у Калви даже есть гражданство США, а это дополнительный фактор защиты (при всем нашем гоноре с США мы стараемся без лишнего повода отношения не портить). И все равно арестовали. Это значит, что сейчас вообще все российские бизнесмены находятся в зоне риска. В любой момент их могут арестовать, ведь возбудить уголовное дело стоит довольно дешево – несколько десятков тысяч долларов. Это очень небольшие деньги, когда речь идет о суммах в несколько миллионов. У меня лично есть несколько знакомых бизнесменов, против которых в последние годы применили подобные средства (о двух таких случаях я писал здесь https://mmironov.livejournal.com/30760.html).

Возможно, многие бизнесмены сейчас поменяют стратегию. Это как кролику, который просто хочет, чтоб его не съели. До какого-то момента оптимально забиваться поглубже в угол клетки, сидеть тихо и надеяться, что съедят не тебя, а соседа. Но когда прутья клетки уже впиваются в бока, а зубы хищника клацают над самым ухом, возможно, имеет смысл начать действовать агрессивно. Конечно, львом от этого кролик не станет, но хищник может подумать, что лучше с таким кроликом не связываться – вдруг он губу или нос поцарапает или, может, у него бешенство: съешь его, а последствия для здоровья будут неизвестны. Лучше этих буйных не трогать, а продолжать поглощать спокойно тех, кто вжался в клетку, и живет принципом «умри ты сегодня, а я завтра».

Как я вижу реализацию этой стратегии на практике? Надеюсь, группа бизнесменов сможет скоординироваться и как минимум выпустить совместное письмо с оценкой дела Baring Vostok. Без всяких расплывчатых формулировок типа «это не очень хорошо скажется на инвестиционном климате, но мы надеемся, что суд разберется», а четко изложить позицию, что на самом деле происходит. В этом письме должно говориться примерно следующее: «Это государственный бандитизм, когда одна из сторон бизнес-конфликта использует ФСБ и правоохранительную систему, чтобы запугать противоположную сторону. Ни в чем следствие и Басманный суд не разберутся и разобраться не могут – у них просто нет необходимых знаний для выяснения, была ли справедливой оценка акций компании или нет. Мы требуем немедленного освобождения всех сотрудников Baring Vostok и разрешения этого спора в арбитражных судах, как и полагается по закону и сложившимися обычаями делового оборота». На подписании подобного письма я бы не ограничился и начал принимать участие в других аспектах политической деятельности. Например, в этом году будут выборы в Мосгордуму, муниципальных депутатов и губернатора в Питере. Пусть бизнесмены выберут оппозиционных кандидатов, которые им по душе (не обязательно радикальных) и публично поддерживают их кампании.

Какие дополнительные средства защиты даст подобная тактика для бизнесменов? Во-первых, возбудить дело против политически активного бизнесмена намного сложнее. Если вас хочет заказать ваш бизнес-патнер, и он уже приготовил 50 тыс. долларов, чтобы занести следователю, то следователь может отказаться их взять. Ведь возбуждение дела против «политического» всегда имеет значительный резонанс. Вполне возможно, последует проверка сверху. Лучше заработать эти же 50 тыс. долларов на возбуждение дела против тихого «кролика». В России ежегодно возбуждается более 200 тыс. уголовных дел против предпринимателей (https://pasmi.ru/archive/164526/), и о скольких из них вы слышали? Деньги любят тишину, и при прочих равных лучше на неприятности не нарываться. Во-вторых, в случае возбуждения дела – можно рассчитывать на поддержку общества. Сейчас позицию общество можно охарактеризовать твитом Алексея Навального (https://twitter.com/navalny/status/1096776445244960768). Немного перефразируя, его позиция заключается в следующем: когда меня сажал тот же судья, вы молчали, почему сейчас я должен впрягаться за вас? Если какая-то группа бизнесменов будет активно высказывать свою позицию по поводу арестов других бизнесменов и политических активистов, то и в свою очередь они смогут рассчитывать на подобную поддержку в дальнейшем. В-третьих, если дела сложатся неблагоприятным образом, и им придется бежать из страны, то процесс получения политического убежища для бизнесменов с активной политической позицией намного проще. Если ты всю жизнь хвалил власть, выигрывал арбитражные суды, говорил как все в России хорошо и замечательно, то может быть довольно тяжело убедить иностранный суд, что тебя сейчас вдруг преследуют несправедливо, и ты правда не мошенник. В-четвертых, дела против «политических» нужно согласовывать на самом верху. Вас много, Путин один. Вполне возможно, что согласование возбуждения уголовного дела против политически активного бизнесмена средней руки затеряется где-то в общей очереди на разрешение возбуждения уголовных дел. Причем здесь важно понимать, что спрос на подобные услуги от силовых органов будет только расти. Друзья Путина уже все при делах. Они разобрали себе сладкие активы еще много лет назад. Но у них подросли дети. Детям Патрушева, Фрадкова, Иванова, Матвиенко и прочих уважаемых людей тоже хочется чем-то управлять. А у этих детей есть еще и друзья (источники The Bell говорят, что топ-менеджеров Baring Vostok заказал друг сына Патрушева https://thebell.io/eti-rebyata-prekrasno-znayut-kak-tut-vse-ustroeno-protiv-investbankirov-iz-fonda-baring-vostok-ispolzovali-sereznyj-resurs/). Сами эти товарищи ничего создать не могут, а управлять хочется чем-то большим и успешным. Единственный вариант реализовать свою мечту - это отобрать актив у кого-то другого.
            
Конечно, активная политическая позиция связана и с дополнительными рисками, но, возможно, настал момент, когда эти дополнительные риски ниже, чем дополнительные выгоды. Как обычно в бизнесе, в выигрыше окажется тот, кто первым поймет, что нужно менять стратегию поведения, а кто этого не поймет и продолжит вжавшимся в клетку кроликом, того съедят. С костями.

Оригинал: https://thequestion.ru/questions/476057/answer-anchor/answer/686073#answer686073-anchor








Воровство без границ
mmironov


Месяц назад я написал пару постов, как менеджмент российских банков ворует средства у вкладчиков и налогоплательщиков (вот https://mmironov.livejournal.com/27682.html и вот https://mmironov.livejournal.com/27912.html).

Сегодня стало известно о еще одном случае крупного воровства https://www.vedomosti.ru/finance/articles/2017/10/16/737927-otkritiya: прямо перед объявлением о санации менеджмент «Открытия» украл у налогоплательщиков 40 млрд рублей. Три фонда продали 13% акций ФК «Открытие» банку «Траст».

Почему это воровство? «Открытие» фактически разорилось. 29-го августа были объявлено о его санации. Значит, на тот момент его акции практически ничего не стоили. Какова стоимость акций за день до объявления о санации? Тоже близкая к нулю, ведь проблемы у «Открытия» появились не в ночь с 28 на 29 августа. При этом последняя часть сделки по продаже пакета «Открытия» была закрыта 28-го августа, и ее стоимость составила 14 млрд рублей. Менеджмент банка не мог не знать о том, что у банка серьезные проблемы, и готовится санация. Может, этим трем фондам сказочно повезло, и они успели скинуть свои акции какому-то плохо осведомленному внешнему инвестору? Нет, они продали банку «Траст», который входит в ту же группу «Открытие», то есть, по сути, акционеры продали свои акции своей же компании. По большому счету это вывод 40 млрд рублей из актива, стоимость которого равна нулю.

 Может, это была выгодная сделка для банка «Траст»? Банк «Траст» сам находился в тяжелом финансовом положении, был в стадии санации (которой занималось «Открытие»). Покупать за 40 млрд акции, стоимость которых близка к нулю - в этом нет экономического смысла. Группе «Открытие» еще в июле ЦБ предоставил ей кредит в 333 млрд рублей. То есть проблемы с ликвидностью были настолько серьезные, что рынок отказывался предоставлять необходимое финансирование, поэтому пришлось идти за деньгами в ЦБ. Несмотря на дыру в балансе и уже получаемое финансирование со стороны ЦБ, группа «Открытие» нашла 40 миллиардов рублей, чтобы выкупить у акционеров свои акции, которые уже на тот момент ничего не стоили. «Открытие» уже в июле было банкротом, просто объявлено об этом было 29-го августа. Чтобы было понятно, 40 млрд за 13% это соответствует оценке всего банка в 308 млрд руб или 5.4 млрд долларов по текущему курсу. То есть еще 28-го августа, группа «Открытие» выкупала собственные акции исходя из оценки компании в 5.4 млрд долларов. Интересно, какие документы были предоставлены совету директоров банка, чтобы обосновать подобную оценку акций уже фактического банкрота?

Я понимаю, что все остальные способы воровства, описанные мной (https://mmironov.livejournal.com/27682.html), сложно доказуемы с точки зрения российского законодательства. Однако выкуп собственных акций накануне объявления о санации, при том,что менеджмент был прекрасно осведомлен о проблемах банка, – это мошенничество. ЦБ обязан добиться аннулирования этих сделок и вернуть 40 млрд банку «Траст», которые были, по сути, незаконно выведены предыдущими акционерами. Это просто воровство средств налогоплательщиков. Я не кровожадный, но именно в данном случае хотелось бы увидеть и посадки. Мошенничество в банковской сфере стоит налогоплательщикам триллионы рублей, и те, кто ворует, чувствует себя абсолютно безнаказанным.



Про любовь россиян к коррупции
mmironov

Каждый раз после обнародования фактов о многомиллиардной коррупции обычно следует реакция общественности в стиле «ну, и что тут удивительного?», «воровали и всегда воровать будут», и т.д. Интеллектуалы вспоминают цитату Карамзина «Ну, как там, в России? - Воруют...» Почитаешь комментарии не только провластных, но и многих оппозиционных политиков, складывается ощущение, что россияне – какая-то Богом проклятая нация, генетически обреченная на воровство. Особого смысла в борьбе с коррупцией нет, так как «кормление» это испокон веков атрибут любой российской власти, и если одного чиновника уволить, то на его место придет другой и будет воровать столько же (или даже больше). Политики, которые на свой флаг вешают борьбу с коррупцией, - это циники-популисты. На самом деле они хотят получить поддержку избирателей, разоблачая коррупцию в верхах,  прийти к власти, и самим сесть на хлебные должности, просто перенаправив потоки в пользу своих друзей. Почему? Потому что коррупция прошита в культурный фонд нации, и любая власть воровала, ворует и воровать будет.

Однако за последние десятки лет уже накоплены и мировой, и внутрироссийский опыт, который позволяет опровергнуть миф о генетической привязанности россиян (или любой другой нации) к коррупции. Начнем с мирового опыта.

Китай исторически был довольно коррумпированной страной. Коррупционные основы китайской модели управления государством описаны еще Конфуцием.  Даже после многолетних рыночных реформ и смертной казни за взятки, коррупция в Китае находится на высоком уровне. В последнем рейтинге Transperency International Китай находится на 79-м месте по уровню коррупции  – рядом с Бразилией и Индией. Какой вывод отсюда, казалось бы, следует? Коррупция – часть многотысячелетней культуры китайцев, и ни рыночными реформами, ни экономическим ростом, ни смертными казнями ее из сознания народа не вышибешь.

Но есть два примера, которые полностью разбивают миф о коррупционной культуре китайцев. В Сингапуре три четверти населения – этнические китайцы. Однако Сингапур – одна из самых менее коррумпированных стран в мире. В рейтинге коррупции стоит на 7-м месте, между Норвегией и Голландией (менее коррумпирована, чем, например, Канада, Германия и Великобритания). Однако Сингапур – довольно далеко от материкового Китая. Возможно, есть что-то такое именно в китайской почве, что излучает коррупцию. Но тут есть другой пример – Гонконг. Гонконг находится в непосредственной близости с материковым Китаем и делит одну с ним почву, а последние 20 лет даже является частью Китая. В Гонконге 92% населения являются этническими китайцами. Тем не менее, Гонконг - тоже одна из самых некоррумпированных стран в мире. В рейтинге коррупции он стоит на 15-м месте, между Бельгией и Австрией.

Получается, есть одна страна, населенная китайцами, где уровень коррупции на уровне  Бразилии и Индии, и есть еще две региона (Сингапур – страна, Гонконг – особый административный район Китая), населенных преимущественно китайцами, где уровень коррупции на уровне самых некоррумпированных стран Западной Европы. Есть еще третий пример – Тайвань, тоже населенный китайцами. В рейтинге он находится на 31-м месте, на уровне Словении, Польши и Португалии. Получается, один и тот же народ может формировать государства с уровнем высокой коррупции, средней коррупции, и низкой коррупции.

Если кто считает пример Китая сильно далеким и непонятным, можно посмотреть на республики бывшего СССР. Грузия исторически была одним из самых коррумпированных регионов. В 90-ые и начале 2000-х она фактически управлялась ворами в законе. В 2004-м году Грузия по уровню коррупции находилась на 133-м месте, вместе с Конго, Таджикистаном, Туркменистаном и Анголой. Сейчас Грузия в этом рейтинге находится на 44-м месте, между Испанией и Латвией, причем основной процесс продвижения в рейтинге пришелся на период с 2004 по 2008 г. То есть всего за 4 года страна переместилась с уровня одной из самых коррумпированных стран в мире, до уровня умеренной коррумпированности. Сейчас коррупция в Грузии находится примерно на уровне восточноевропейских стран.

Но многие все равно верят в то, что есть что-то уникальное в русской нации, делающее нас не похожими на все другие народы в мире: «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить…» Поэтому ни опыт близкой Грузии, ни далекого Китая к нам применим быть не может. Воровали, воруют и воровать будут. Но даже внутри России за последние пару десятков лет есть успешные примеры массовой борьбы с коррупцией, которые свидетельствуют, что никакого особенного воровского гена в культурном генофонде российской нации нет.

На советских предприятиях царило повальное воровство. «Что охраняю, то и имею» - лозунг подавляющего большинства советских управленцев. Благополучие завмагов, завскладов, начальников цехов и т.д. зачастую основывалось на воровстве с собственных предприятий. В начале 90-ых ситуация только ухудшилась. Если до этого был какой-то хозяин в лице государства, от которого можно было ожидать какого-то контроля, то когда СССР рухнул, у практически всех предприятий собственник вообще пропал. Воровства с родного предприятия можно было уже вообще не опасаться. Именно из-за этого к середине 90-х бывшие советские предприятия представляли собой довольно жалкое зрелище. Однако как только эти предприятия перешли под контроль новых собственников, уровень воровства стал резко падать. Именно успешная борьба с воровством позволила Норильскому Никелю, Юкосу и другим бывшим гигантам советской промышленности за несколько лет после приватизации достичь многомиллиардной капитализации.

Я не знаю, какими методами боролись с воровством на своих предприятиях российские олигархи, но как это делалось на средних предприятиях – я наблюдал лично. На рубеже 90-х и 2000-х у меня была фирма, которая создавала предприятиям управленческие и бухгалтерские IT системы. Одним из моих клиентов была Алтайская Молочная Компания (АМК). Это была группа молодых бизнесменов, которая задешево скупала молокозаводы по Алтайскому краю. Дешево они платили не потому, что они кого-то коррумпировали, а потому, что после приватизации в пользу трудового коллектива, большинство молокозаводов пришли в упадок. В развитие и обновление фондов никто не вкладывался, и все разворовывалось. Поэтому и акции таких предприятий стоили очень дешево. Что делала команда АМК? Первым делом они искореняли воровство. Делалось это следующим образом. Для каждой смены велся строгий учет входящего молока и выходящей продукции. В зависимости от жирности и других параметров сырья, программная система (которую разрабатывала моя компания), рассчитывала выход по видам продукции. В каждом случае могли быть отклонения от расчетов (все-таки в процессе молочного производства есть доля случайности). Однако если на какой-то смене постоянно наблюдались недостачи продукции, то это верный знак – во время этой смены воруют. Тогда бригадира смены с позором увольняли. В небольших городах, где молокозавод являлся фактически единственным работодателем, потеря работы означала безработицу на много лет. После пары-тройки показательных увольнений, воровство на заводе прекращалось. Весь процесс борьбы с воровством обычно укладывался в 2-3 месяца. Я лично видел, как на молокозаводах, на которых воровали при советской власти и десяток лет после падения советской власти, процесс воровства мгновенно останавливался, как будто его никогда и не было.

 Несмотря на крайне высокую коррумпированность российской государственной системы – Россия находится на 131-м месте в рейтинге коррупции - уровень коррупции внутри российских частных компаний находится на относительно низких уровнях. В государственных компаниях (Роснфеть, Газпром, ВТБ, Роснано и т.д.) воруют больше, а в госучреждениях – еще больше. Безусловно, и в частных компаниях воруют, но мне тяжело себе представить частную компанию, в которой бы брали откаты в 20% и или 50%, что является нормой при госзаказе. Обычно в частных компаниях речь идет о нескольких процентах, и то пока тебя не накрыла собственная служба безопасности. В отличие от госслужащих, подобное развитие событий обычно означает потерю работы или даже тюремный срок. То есть внутри одной и той же страны, с одинаковым русским народом, мы наблюдаем сектора, где воруют мало, где воруют средне, и воруют много.

Что объединяет примеры Сингапура, Грузии, Алтайской Молочной Компании и других российских частных предприятий? То, что эти изменения было проведены относительно небольшими группами лиц, которые были заинтересованы в борьбе с коррупцией. Не было никаких завозов миллиона честных людей извне. Не было даже завозов 100,000 или 10,000 честных людей. Не было также никаких массовых программ обучения людей, которые рассказывали, что коррупция - это плохо. Была просто небольшая группа управленцев на самом верху (либо предприятия, либо государства), которая объявляла новые правила игры и демонстративно наказывала тех, кто не хотел этим правилам следовать. Причем ни о каких массовых репрессиях речи не шло. В рамках предприятия увольнялись несколько особенно заворовавшихся бригадиров. В рамках государства отдавались под суд несколько сотен особо наглых чиновников. После этого общество принимает новые правила игры и массово перестает воровать. На предприятии этот процесс занимает несколько месяцев. В масштабах государства процесс занимает несколько лет.

Так что никакой особенной страсти россиян к коррупции и воровству нет. Просто за всю многовековую историю не было правителей, которые бы по-настоящему хотели победить коррупцию. Есть ли в этом вина россиян? Наверное, есть. Но что точно нельзя утверждать, что в России невозможно победить коррупцию. Если к власти придет эффективная команда, которая захочет победить коррупцию, то это может получиться за 4-5 лет.  Об этом говорит и мировой опыт, и внутрироссийские примеры борьбы с коррупцией на частных предприятиях.


Для кого собирал взятки Ролдугин? Доказательство от противного.
mmironov
В России крупные чиновники уже давно стараются не брать взятки чемоданами кэша. Это опасно со всех точек зрения – можно нарваться на провокацию или спецоперацию, можно также пасть жертвой интриг. В конце концов, чемоданы кэша где-то хранить надо  - это тоже не совсем безопасное мероприятие. Поэтому распространенной практикой получения взяток в России является перечисление средств бизнесменами в пользу различных фирм-живопырок – либо зарегистрированным в России (чиновники мелкого и среднего звена), либо в оффшорах (чиновники высшего звена). В нашей совместной статье с Екатериной Журавской (http://www.mironov.fm/research/procurement_elections_jan_25_2014.pdf, опубликована в American Economic Journal: Economic Policy), мы проанализировали 129 региональных выборов губернаторов с 1999 по 2004 г.  В результате этого исследования выяснилось, что в пределах одного месяца от даты выборов, обороты фирм-однодневок резко увеличиваются. Причем те фирмы, которые больше других увеличивают перечисления фирмам однодневкам в районе даты выборов, потом получают государственные заказы. Связь между перечислениями однодневкам и последующими гос. заказами особенно сильна в наиболее коррумпированных регионах (согласно рейтингу Transperency International). Обычно такие транзакции оформляются в виде консультационных контрактов, поставках чего-либо по сильно завышенным ценам, или еще какими-нибудь фиктивными операциями, дающими фирме-однодневке право на «легальное» получение денег. Такие фирмы чаще всего регистрируются на бомжей, на лиц, утративших документы, на любых других лиц, которые за деньги готовы продать свой паспорт - алкоголики, наркоманы, и прочие деклассированные элементы.

В случае с Панамским оффшором Ролдугин выступил в роли подобного элемента (на обычного бомжа все-таки два миллиарда долларов кидать рискованно) и транзакции, описанные в материалах Новой Газеты http://krug.novayagazeta.ru/ и OCCRP https://www.occrp.org/en/panamapapers/the-secret-caretaker – это взятки. Причем не «вероятно, взятки», а совершенно точно - взятки. Я могу это утверждать с уверенностью – исследованиями фирм-однодневок (в том числе для получения взяток) я занимаюсь довольно давно и опубликовал несколько научных статей на эту тему. Краткое изложение моего первоначального исследования было опубликовано в SmartMoney еще 2006 г (http://info.vedomosti.ru/smartmoney/article/2006/07/24/1006). Там были описаны, в том числе, однодневки Газпрома и других крупных российских компаний. За 10 лет ни Газпром, ни другие упомянутые мной компании, не опровергли информацию по существу и не подали на меня в суд за клевету.

Поэтому если изучить описанные шаблоны операций оффшоров Ролдугина – то с вероятностью близкой к  100% можно утверждать – это были взятки. Череда сделок по купле-продаже ценных бумаг – купил, на следующий день продал с прибылью; заключение договора на покупку ценных бумаг, тут же его разрыв с выплатой компенсации в 750 тыс. долларов; кредиты в размере 600 миллионов на сверх-льготных условиях, без залога, без понятного бизнес-плана от кипрской дочки ВТБ; уступка многомиллионных займов за 1 доллар; консультационные услуги за 30 миллионов долларов – это скрытая форма взяток. В отдельности, каждая операция, могла бы случиться с очень небольшой вероятностью (может так повезти, что купил акции, а завтра они вдруг резко выросли, или твой контрагент заключил сделку, и вдруг тут же передумал), но целый ряд таких удачных сделок, произошедших по одинаковому шаблону, позволяет нам фактически со 100% утверждать, что это не может быть нормальным бизнесом, в особенности принимая во внимание, что Ролдугин никогда не был известен, как крупный и успешный бизнесмен. Два миллиарда долларов даже в российских масштабах, деньги довольно значительные, чтобы реальный бизнес такого уровня оставался незамеченным широкой публике. Для сравнения – чистая прибыль Сбербанка за 2015 год – 3.5 миллиарда долларов, прибыль Роснефти в 2015 ожидается на уровне 5 миллиардов, ВТБ24 – 50 миллионов долларов, ВТБ по результатам года ожидает убыток.  Самый прибыльный частный банк по итогам 2015 г, Альфа-банк, показал прибыль 720 миллионов долларов. То есть два миллиарда – это  соответствует уровню годовой прибыли крупнейших российских корпораций, в которых работают тысячи и десятки тысяч людей.

Если 2 миллиарда долларов, собранные оффшорами Ролдугина – это взятки, то встает вопрос – в интересах кого они собирались? В России не так много чиновников, которые могли бы чисто теоретически собирать взятки в подобном масштабе. Из губернаторов на такую роль может претендовать, пожалуй, только мэр Москвы (другие регионы не распоряжаются гос. заказом, который бы оправдывал взятки такого масштаба, к примеру весь бюджет Чечни составляет чуть больше миллиарда долларов – куда входят зарплаты, пенсии, и прочие обязательные расходы бюджета). Однако к Собянину эти оффшоры привязать нельзя – он стал мэром в 2010 г, а Ролдугинские оффшоры начали работать с 2006 г. К Лужкову тоже они отношения не имеют, так как он закончил работу в 2010, а оффшоры продолжали собирать свое до 2014-2015. Из министерств и ведомств– подобные взятки могли бы собирать разве что Минобороны и Пенсионный Фонд (больше никакие министры ресурсами, оправдывающими получение взяток в 2 миллиарда долларов, не распоряжаются). Однако Сердюков престал быть министром в 2012 году, тогда как деятельность оффшоров Ролдугина продолжилась после его отставки. Пенсионный фонд тоже привязать не получается – если операции с Тройкой и Сбером можно теоретически объяснить, что они хотели получить какие-то финансовые ресурсы от пенсионного фонда в управление, однако как объяснить операции с оффшорам Керимова, Мордашова и Роттенбергов (https://www.occrp.org/en/panamapapers/the-secret-caretaker)? Какие выгоды от руководства пенсионного фонда могли получить вышеназванные бизнесмены?

Методом исключения политиков, кто чисто теоретически мог собрать взяток на 2 миллиардов долларов, единственным в списке остается Владимир Путин. Больше никто в России не мог собирать взятки в таком масштабе, в течение такого периода, от такого широкого круга бизнесменов. Однако, возможно, я ошибаюсь, и упустил какого-то политика, который мог собирать взятки в таком масштабе. В этом случае, в интересах Владимира Путина, максимально быстро найти этого политика и публично идентифицировать, чтобы защитить свое честное имя. Тем более такое расследование можно провести фактически за один день. Достаточно спросить господ Варданяна, Грефа, Костина, Керимова, Мордашева и Роттенбергов и прочих уважаемых людей, в пользу какого политика они платили взятки, совершая операции с оффшорами Ролдугина? Вдруг в России есть тайный политик федерального уровня, о котором мы никогда ничего не слышали? Ведь не слышали же мы до вчерашнего дня о тайном миллиардере-виолончелисте?