Category: история

Интервью с Кохом, Часть 1. Работа Путина в мэрии Спб, ваучерная приватизация, залоговые аукционы

Первый месяц четвертого срока Владимира Путина показал, что наша страна уверенно движется к экономическому кризису. Цены на нефть относительно высокие (74 доллара за баррель), но конфронтация Путина с мировым сообществом привела к очередному витку санкций против нашей страны. Рубль и фондовый рынок за несколько дней обвалились более чем на 10%. Война Роскомнадзора с Telegram, которая по факту вылилась в полномасштабную войну с интернетом, приведет к тому, что наша страна станет окончательно непривлекательной для развития любых высокотехнологичных секторов экономики. Перспективы развития как сырьевой экономики тоже под вопросом. У «Русала», после введения санкций, возникли серьезные проблемы с экспортом своей продукции. Точно такие же проблемы в перспективе могут возникнуть у любой российской сырьевой компании.


Это означает, что новому правительству, которое придет на смену путинскому, придется иметь дело с разрушенной экономикой, бюджетным кризисом и полностью деградировавшими институтами. Поэтому нам всем очень было бы полезно глубоко изучить опыт проведения реформ в 1990-е годы. На настоящий момент у большинства населения нет объективного понимания, что тогда происходило. Есть две полярные точки зрения. Точка зрения большинства (сформированная пропагандой последних 15-20 лет) – что это были годы повального воровства, коррупции и бандитизма. Все реформаторы и чиновники того времени были поголовно жулики и воры, которые ничего полезного для страны не делали, а только набивали свои карманы. Есть полярная точка зрения – что 1990-е были временем свободы, становления рынка и расцвета демократии. Потом пришел злой Путин, достижения присвоил себе, демократию уничтожил, а всех деятелей того времени очернил и оболгал. Какой-то взвешенной и объективной информации о тех временах крайне мало.

Современным людям, особенно до 30 лет, довольно тяжело понять реалии того времени. Мы все привыкли, что президент, его администрация, правительство, Дума, Совет Федерации, силовики – действуют более менее в унисон и управляются из одного центра. 20-25 лет назад это было совсем не так. Правительство и президент постоянно конфликтовали с парламентом (в октябре 1993 конфликт президента и парламента даже привел к расстрелу Белого Дома из танков). Силовики вели свою игру. Президентская администрация была еще одним центром принятия решений, независимым от правительства и парламента. В такой обстановке проведение любых реформ и вообще принятие решений – куда более сложный процесс, чем в нынешних реалиях вертикали власти. Правительство, которое придет на смену путинскому, будет работать в конфигурации власти, похожей на 1990-е, а не на 2010-е. Очень вероятно, что парламент будет оппозиционным (во-первых, там будет довольно большая фракция сторонников Путина, во-вторых, депутаты вообще крайне неохотно идут на принятие непопулярных мер, которые принимать придется). Силовики, которым придется сокращать финансирование, будут ностальгировать по временам, когда Россия вставала с колен, а у них были неограниченные бюджеты и абсолютная власть.

В рамках проекта «1990-е, как это было», я хочу поговорить с чиновниками и бизнесменами 1990-х, которые были очевидцами событий и напрямую участвовали в принятии решений. Первым моим собеседником согласился стать Альфред Кох, бывший вице-премьер российского правительства (1997 г.) и председатель Госкомимущества (1996-1997 гг.). Мы с ним поговорили про его работу в Санкт-Петербурге, о работе Путина в мэрии Санкт-Петербурга, о ваучерной приватизации, залоговых аукционах, приватизации Связьинвеста, «деле писателей» и разгроме НТВ. Это первая часть нашей беседы.


Таймкоды
Работа в мэрии Санкт-Петербурга, малая приватизация. https://youtu.be/4lW8Wnlioso?t=400
Был ли Путин связан с бандитами? https://youtu.be/4lW8Wnlioso?t=699
Ваучерная приватизация https://youtu.be/4lW8Wnlioso?t=1122
Залоговые аукционы https://youtu.be/4lW8Wnlioso?t=1880

Поправка. В конце нашего разговора, я ссылаюсь на слова Петра Авена, что «Альфа-групп» хотела принять участие на втором этапе приватизации «Юкоса» и «Сибнефти» в 1996 г. На самом деле Петр Авен в своей книге «Время Березовского» говорит не о 1996 г., а о 1997 г.: «Более того: мы пытались сорвать эту “раздачу века”, особенно на втором этапе, в 1997-м, предлагая за «ЮКОС» и «Сибнефть» больше, чем те, кому они предназначались. Ничего не получилось. А Березовский раздраженно говорил Фридману: «Что вы мешаете? Мы договорились с директором и правительством, мы получаем свое. Вы ни с кем не договорились – это ваши проблемы».


Комментарий по поводу цен на нефть в 1990-е.

Вот график цен на нефть с 1983 по 1999 г. Из него видно, что в 1986-м г. цены на нефть сильно упали, однако в 1990 г. их уровень даже превысил значения 1985 г. Мы с Альфредом Кохом, когда обсуждали залоговые аукционы, говорили о 1995 г. Тогда цены на нефть колебались от 16 до 19 долларов за баррель. К 12 долларам за баррель, цена на нефть впервые приблизилась к лету 1998 г. В 1991-1997 гг. цены на нефть колебались в коридоре от 14 до 22 долларов за баррель. Осенью 1990 г средняя цена на нефть была около 35 долларов за баррель, что с учетом инфляции соответствует современным 60 долларов за баррель.  

Оригинал: https://thequestion.ru/questions/382808/kak-prokhodila-vauchernaya-privatizaciya-i-zalogovye-aukciony#answer544073-anchor

Как рухнет режим Путина, или Про лучников и автоматчиков



Существует множество объяснений, почему перестал существовать СССР. Среди основных причин часто называют неэффективность плановой экономики, неподъемную гонку вооружений, нехватку базовых товаров народного потребления. Мне кажется, ни один из этих факторов не объясняет краха СССР.

Что касается плановой экономики, СССР активно ее строил с конца 1920-х годов. Почему понадобилось целых 60 лет, чтобы она рухнула (при том, что она вынесла тяжелейшую войну в истории человечества)? Гонка вооружений в 1980-е, безусловно, была значительным бременем, но она тоже не была чем-то уникальным для страны. С момента своего основания экономика СССР была заточена на войну. В 1930-е гг. в СССР было построено огромное количество военных заводов, конструкторских бюро и т.д. На 22 июня 1941 г. по сравнению с Германий у СССР было в 3.6 раз больше танков и штурмовых орудий, в 2.2 раза больше самолетов и в 1.4 раза больше орудий и минометов (см. Таблицу 4 https://rg.ru/2016/06/16/rodina-sssr-germaniya.html). То есть СССР вкладывал в войну средств больше, чем самая военизированная экономика того времени, и это не привело к его краху. Кто-то увидит в этом подтверждение того, что Сталин – эффективный менеджер, но это неверное объяснение (https://mmironov.livejournal.com/23041.html). Наконец, в 1980-е был некоторый дефицит товаров, в том числе продовольствия. Однако эта ситуация была далека от голода, который пережили многие регионы СССР в начале 1930-х или в 1946-1947 гг. Пустые полки магазинов в конце 1980-х-начале 1990-х были, скорее, следствием неудачных экономических реформ правительства Горбачева (http://mmironov.livejournal.com/11354.html), а не прямым следствием плановой экономики. Опять же, опыт Северной Кореи, где народ уже много лет живет в состоянии перманентного голода, говорит нам о том, что отсутствие базовых товаров не является достаточной причиной краха государства.

 Так почему же тогда рухнула экономика СССР? Потому что исчерпала модель своего развития, которая была основана на экстенсивном росте. Индустриализация и быстрый рост экономики в 1930-х был основан на том, что трудовые ресурсы из сельского хозяйства, где была относительно низкая производительность, были перемещены в промышленность, где производительность была существенно выше. К слову, на этом же принципе было основано китайское экономическое чудо 1970-90-х гг.

Когда стало понятно, что сельское хозяйство находится в стагнации, в том числе из-за коллективизации и массового лишения деревни трудовых ресурсов, то вместо повышения эффективности, правительство решило опять идти экстенсивным путем – вводить в оборот все больше ресурсов. Это дало старт знаменитой хрущевской программе «Поднятие целины», когда с 1954 г. по 1965 г. было введено в сельскохозяйственный оборот более 40 млн га в Сибири, Казахстане и Поволжье. Помимо новых земель на освоение целины были брошены огромные человеческие ресурсы – студенты, механизаторы, шоферы. Только на Алтай за первые два года целинной программы перевезли 50,000 человек (https://www.svoboda.org/a/24204157.html). Вовлечение огромных ресурсов в сельское хозяйство принесло результаты. Если в 1954 г. СССР собрал 86 млн т зерна, то в 1960 г. - уже 125 млн т (https://goo.gl/fcZgcx), при этом сбор с целинных земель вырос более чем в два раза - с 27 млн до 59 млн.

Но уже к середине 1960-х программа роста производства за счет ввода в оборот новых сельхозземель выдохлась. Тут на СССР свалилось нежданное счастье – в 1960-х гг. в Западной Сибири открыли один из крупнейших в мире нефтегазовых бассейнов. 22 июня 1965 г. забил нефтяной фонтан из знаменитого Самотлора – крупнейшего нефтяного месторождения в России и одного из крупнейших в мире. Все ресурсы страны бросили на освоение нефтегазовых месторождений, а также на строительство нефте- и газопроводов. Как раз когда СССР ввел в строй ключевые месторождения и закончил строительство нефтепроводов (трубопровод «Дружба-2» закончили строить в 1974 г.), случился еще один приятный сюрприз – резкий рост нефтяных цен. С 1972 г. по 1975 г. мировая цена на нефть выросла в 3.5 раза и держалась на высоком уровне следующие 10 лет. Это позволило значительно увеличить как рост экономики, так и потребление населения.

Однако к середине 1980-х стало понятно, что у СССР больше нет идей для экстенсивного развития. Нет масс крестьян, которых можно из деревни перегнать в город. Нет вдохновленных студентов и механизаторов, которые готовы поднимать целину. Нет новых разведанных месторождений нефти, газа, золота, меди и других полезных ископаемых. Вот и пришлось, по сути, закрывать лавочку. Без постоянного вбухивания ресурсов такая экономика развиваться не могла.

В этом смысле путинская экономика очень похожа на экономику СССР. Конечно, то, что она основана на рыночных принципах, значительно повышает уровень ее устойчивости ( https://thequestion.ru/questions/75401/revolyucii-ne-budet), но принципы функционирования очень похожи. Весь ее рост был основан на вкачивании огромных ресурсов извне. В августе 1999 г., когда Путин пришел к власти, цена на нефть была 20 долларов за баррель. В мае 2008 г., когда он временно сдал пост Медведеву, цена на нефть была 130 долларов. Представьте, что бы вы смогли себе купить дополнительно, если бы вдруг ваша зарплата без каких-либо дополнительных усилий с вашей стороны вдруг выросла более чем в 6 раз? Наверное, много чего. Вот мы все много чего покупали. Все эти новые торговые центры, кафе, сборочные заводы мировых автогигантов – это все, прежде всего, следствие экстенсивного развития. Извне пришла вдруг куча ресурсов, которую мы осваивали. Путин и его товарищи были среди первых осваивателей. Отсюда и Олимпиада в Сочи за 51 млрд долларов (предыдущая, в Ванкувере, стоила 6.4 млрд, последующая, в Пхенчхане, - 12.9 млрд), и «золотые» стадионы на чемпионате мира по футболу, и какие-то космические сметы космодромов, и другие невероятные цены инфраструктурных проектов. Какая разница, сколько это стоит? Экстенсивная экономика - это не про эффективность. Нужно что-то создать? Завалим баблом. В СССР был похожий принцип – все измерялось количеством освоенных ресурсов, а не эффективностью.

Только вдруг приток денег стал постепенно иссякать. Начиная с 2008 г., цены на нефть стали снижаться. Новых источников притока ресурсов на Россию в 2010-е так и не свалилось (как и на СССР в 1980-е). Хотя у Путина профессионализм экономической команды на порядок выше, чем у правительства Горбачева в 1980-х, тем не менее, причины стагнации у нас точно такие же, как и у любой экстенсивной экономики: нет нового притока ресурсов – нет роста.

С оппозицией Путин борется точно такими же экстенсивными способами. Его первый шаг был монополизация СМИ. Если я заберу себе все пропагандистские ресурсы, то я буду победителем просто потому, что у моих противников ресурсов не останется. Но постепенно стала расти роль альтернативных ресурсов доставки информации, прежде всего интернета. И неизбежно появился лидер, который эффективно научился информацию по этим каналам распространять. Причем дело тут не в конкретной личности в Алексее Навального, не было бы его, появился кто-нибудь другой (к примеру, если бы не родился Цукерберг, что у нас сейчас не было бы социальных сетей?). Что в ответ сделал Путин? То же, что с Олимпиадой и прочими «мегасупергигароснано», – завалил ресурсами. Посмотрите, сколько человек занято в фабрикации уголовных дел против Навального, за ним постоянно ходит наружка, его деятельности препятствует множество других государственных и окологосударственных организаций. Методы борьбы Навального оказались эффективнее, но сто лучников, которых против него выставил Путин, всегда победят одного человека с ружьем.

Навальный организовал Фонд по борьбе с коррупцией, и вокруг него сформировался изначально небольшой круг сторонников. Как ответила власть? Кинула огромные ресурсы на борьбу с оппозицией. Против Ашуркова, Волкова, Ляскина и других также стали возбуждать уголовные дела и применять разноообразные методы давления. На каждого оппозиционера затрачивается непропорционально большой ресурс со стороны государства.

В 2017 г. партия сторонников Навального пошла в регионы. Как ответила власть? Выставила еще большее количество лучников. На открытие каждого штаба привлекались фсбшники и прочие корочкопоказыватели для устрашения арендодателей. На уже открытые штабы регулярно осуществлялись рейды полиции с описью и изъятием всего, что попадалось под руку. Наряды стали носиться по городам для выявления раздатчиков и расклейшиков листовок.

Мне трудно оценить, сколько всего ресурсов власть потратила на борьбу со сторонниками Навального. Могу предположить по своему проекту «Путинская правда» (https://mmironov.livejournal.com/37848.html), что ресурсов на борьбу с этим проектом было потрачено примерно в 100 раз больше, чем потрачено на выпуск этой газеты. Всего на печать и распространение газеты, включая оценку рабочего времени волонтеров, которые успели раздать тираж в Питере, было потрачено несколько сот тысяч рублей. Однако несколько сотрудников ОМВД Березовское занимались моим делом в течение месяца и продолжают заниматься (https://mmironov.livejournal.com/38786.html). Силами ФСБ, Центра «Э» и полиции нужно было организовать засаду и погоню с привлечением десятка машин. Потом информацию нужно было распространить по всем региональным отделениям ФСБ и МВД. Организовать прослушку и мониторинг всех заказов (две типографии мне позвонили и отменили заказ уже после его принятия, сказали, что им позвонили из органов). В одной сказали, что им прямо позвонили и запретили печатать «Путинскую правду» до того, как приняли заказ. Еще в одной небольшой типографии в Подмосковье, с которой мне удалось договориться, просто выключили свет. Полиция честно призналась хозяину, что у них нет оснований для изъятия газеты, поэтому подстанция просто отключила свет в связи с мифической аварией. Если на борьбу с печатью одной мелкой газеты тратится столько ресурсов, можете представить, сколько ресурсов тратится на борьбу со штабами Навального, у которого листовки распространяются в десятках городах по всей России?

Пока, как и по принципу развития экономики СССР, Путин выставляет на борьбу с оппозицией все больше ресурсов. Но если на каждого человек с ружьем тебе приходится выставлять по сто лучников, то лучники очень быстро закончатся. Они уже кончаются. На этих выборах, чтобы обеспечить победу Путина, были задействованы беспрецедентные ресурсы, которые никогда раньше не затрачивались:


  1. До выборов допустили только тех кандидатов, которые не могут составить никакой конкуренции Путину.

  2. Навального лишили законного права агитации за бойкот – листовки его штабов незаконно изымают, волонтеров арестовывают.

  3. Остальных граждан также лишили права агитировать (испытал на себе). Запугали все типографии по стране.

  4. В нарушение всех правил и законов федеральные каналы открыто агитируют за Путина, показывая пропагандистский фильм Оливера Стоуна про Путина, а также запланировали показ фильма о присоединения Крыма в день тишины 17 марта.

  5. На агитацию за Путина и за явку мобилизованы все бюджетные учреждения. Студентам грозят отчислениями, выселением из общежитий, сотрудникам - увольнениями и неприятностями.

  6. На многих крупных частных предприятиях также заставляют сотрудников принять участия в выборах.

  7. Призывы участия в выборах льются из каждого утюга, от подписи на чеках в супермаркетах до агитации на упаковках продуктов.

  8. ЦИК предпринимает все усилия, чтобы независимые наблюдатели не смогли проконтролировать результат выборов. 7 марта ЦИК отказал в регистрации наблюдателям от СМИ «Левиафан» Навального (планировалось отправить 4500 наблюдателей) и «Молния» организации «Голос» (850 наблюдателей https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2018/03/07/753081-tsik-otkazal-storonnikam-navalnogo-v-akkreditatsii ).

  9. Сотрудники МВД охраняют плакаты с агитацией за Путина.


Для переназначения Путина задействованы невероятные ресурсы ЦИК, ФСБ, МВД, судов, школ, ВУЗов, госпредприятий и частных предприятий. Сколько лучников есть еще у Путина в резерве?

А сторонников Навального (или, точнее сказать, другого уклада жизни) все прибывает. Причем их не только становится больше, но они с каждым днем все сильнее. Сейчас у оппозиции есть эффективный канал доступа к 38% населения, а у власти к 62% (см. объяснение, почему это так здесь https://mmironov.livejournal.com/37848.html), но уже через 6 лет, во время следующей избирательной кампании, это соотношение будет 54% на 46% в пользу оппозиции, ведь в 2024 г. для всех, кто моложе 50 лет основным источником получения информация будет интернет. Получается, что к следующим выборам эти люди с ружьями превратятся в автоматчиков, а Путин будет все также пытаться гнать на них полчища лучников.

Проблема Путина в том, что не только ресурсы российской экономики для роста на исходе, но и ресурсы на борьбу с оппозицией тоже. Они уже задействованы по максимуму. Путин, конечно, еще пока силен и может одерживать тактические победы (как индейцам иногда удавалось захватывать форты у зазевавшихся англичан). Но стратегически он проиграл, так же как ни в одной стране не удалось людям с луками победить тех, кто пришел с ружьями. Прогресс не остановить.
 

Настоящий или не настоящий царь?



В последние несколько недель было написано много статей об оптимальной стратегии на президентских выборах. Я сам написал несколько постов по этому поводу (https://mmironov.livejournal.com/33762.html, https://mmironov.livejournal.com/34846.html, https://mmironov.livejournal.com/35317.html, https://mmironov.livejournal.com/35348.html, https://mmironov.livejournal.com/35594.html). Можно, конечно, продолжать дискуссию про количественные показатели: кто сколько наберет процентов, насколько снизится явка и т.д. Но, возможно, пора уже понять, что между различными стратегиями есть не только количественная, но и качественная разница. Выбор из одного из допущенных кандидатов – это, по сути, доказать, что царь – настоящий. Забастовка – это доказать, что царь ненастоящий.

Если вы идете на выборы, значит,признаете их легитимными. Следовательно, легитимен и победитель этих выборов. Мы все уже знаем (даже гугл), кто их выиграет. Многие апологеты этой стратегии говорят, что если в это верить и не бороться, то так и будет. Это так и будет, но не потому, что кто-то не хочет бороться или что-то делать, а потому, что кандидаты отобраны именно таким способом, чтобы никто из них не смог составить серьезную конкуренцию Путину. «Яблоко» Григория Явлинского уже много лет не может набрать на федеральных выборах больше 3%.  Да и сам Явлинский – авторитарный политик, не сильно отличающийся от Путина (https://mmironov.livejournal.com/8131.html). Был бы он демократом и хотел бы, чтобы его партия поборолась за победу, – устроил бы праймериз. Я уверен, что если бы на этих выборах выдвинули, например, Гудкова, то он бы мог претендовать на куда больший процент голосов.  У Ксении Собчак антирейтинг 80%, и у нее табу на критику Путина. К тому же вся ее кампания построена на окучивании небольшой ниши либерально-настроенного электората – Крымненаш, свобода – хорошо, несвобода – плохо и т.д. Это автоматически ограничивает ее результат несколькими процентами. Титов с момента выдвижения поет осанны Путину (Путин – человек скромный, хвастаться не любит, видимо, ему в гонке нужен участник, кто бы его постоянно хвалил). Ниша Жириновского стабильная, но постоянно снижается (2008 г. - 9.35%, 2012 г. – 6.22%). Кто такой Грудинин еще месяц назад не знали 99% населения. Да он и сам, похоже, не знал, что будет кандидатом. Никакой активной кампании, чтобы отобрать голоса у Путина он не ведет.

Как ни крути, в списке кандидатов нет ни одного, кто бы вел хоть какую-то борьбу за второй тур и мог бы набрать хотя бы 10%. Все хитроумные стратегии «давайте придем и испортим бюллетень», «давайте придем и проголосуем за одного из демократов» и другие работают только на 3% процента избирателей, которым не лень читать описание всех этих раскладов и действовать стратегически. Массовому избирателю нужно показать – вот есть такой-то кандидат, он лучше, чем Путин, и нужно прийти за него проголосовать. Проблема в том, что такого кандидата нет (они так были отобраны), поэтому Путин наберет свои 70%, просто потому, что остальные кандидаты еще хуже. Несмотря на то, что хитроумные стратегии сработают всего на 3% избирателей, их обсуждение заполнит 99% информационного пространства, неконтролируемого Кремлем. Ведь именно эти 3% меньшинства являются самыми активными читателями/писателями/вещателями всех независимых СМИ. В результате сложится ощущение, что демократы призывали всех прийти на выборы, проголосовать за их кандидата или уничтожить бюллетень, призывали всех не сидеть на диване, а обязательно прийти на участок, и… Путин набрал 70%. Потом будут оправдания про неравный доступ к агитации, но после драки кулаками не машут. Общество будет видеть простую и понятную картину – демократы из кожи вон лезли, пытались мобилизовать своих сторонников, понаставили наблюдателей, и все равно за них никто не голосует. А за Путина – голосуют, он набрал 70%. Именно так эта история будет подана госпропагандой и умело раскручена по всем федеральным каналам. В списке была куча кандидатов от разных партий, был даже «кандидат против всех», за которого проголосовало всего 2% избирателей. Значит, 98% в целом все в нашей стране устраивает. Значит, царь настоящий. Если вы призывали своих сторонников прийти и проголосовать, вы потом не можете говорить, что выборы изначально были фэйковые. Участвовали? Участвовали. Призывали своих сторонников проголосовать? Призывали. Ваших сторонников оказалось мало? Мало. У Путина сторонников оказалось много? Много. Ну и какие претензии???

«Забастовка избирателей», напротив, направлена на делегитимизацию текущих выборов президента как таковых. Она не признает саму эту процедуру переназначения Путина. Соответственно, победитель этих «выборов» не может быть настоящим царем просто потому, что сами выборы от начала до конца были ненастоящими. Именно поэтому власти так истерично реагируют на «забастовку избирателей». То, что Путин выиграет эти «выборы», сомнений нет ни у кого. Для властей важно, чтобы общество восприняло Путина как легитимного победителя. Первая стратегия направлена именно на это (поэтому всем зарегистрированным кандидатам не чинят особых препятствий в агитации, не создают административных барьеров при прохождении процедур, и т.д.), а вторая стратегия направлена как раз на то, чтобы убедить общество, что царь – ненастоящий (отсюда и погромы штабов «забастовки», и массовые аресты координаторов и волонтеров). Кстати, многие критики забастовки говорят, что эта агитация повлияет всего на несколько процентов либерально-настроенных избирателей и поэтому ни на что серьезно не повлияет. Это не так. Если бы это была настоящая цель – повлиять на 3% демократического электората, то не нужно было строить (а сейчас продолжать финансировать и поддерживать) разветвленную структуру в регионах. На 3% можно повлиять и через интернет. Онлайн ресурсы Навального достаточно популярны, чтобы достичь этой цели. Оффлайн инфраструктура нужна именно для того, чтобы проводить активную агитацию среди сторонников Путина, которые получают информацию не из интернета, а из других источников (газеты, федеральные каналы).  Это инфраструктура нужна как раз, чтобы донести основные идеи «забастовки» до массового избирателя. Именно поэтому власть ее так остервенело громит.

Митинги также являются важной частью стратегии, чтобы показать, что «царь ненастоящий». В авторитарном, запуганном обществе, когда каждый думает, что общество все целиком поддерживает диктатора, а если он думает иначе, то это, скорее, он какой-то не такой, очень важно показывать публичные знаки недовольства. Вспомните сказку «Голый король». Система перешла в качественно иное состояние, когда один мальчик громко крикнул: «А король-то голый!». Было важно, чтобы кто-то громко заявил очевидное, и тогда к этому высказыванию стали присоединяться все больше и больше людей. Митинги – это попытки активной части общества громко крикнуть: «Царь ненастоящий, он боится конкурентных выборов!». Даже если в таких митингах будет участвовать всего полпроцента населения, это достаточно заметно, чтобы еще несколько десятков процентов населения задумались и попытались изучить подробно аргументы тех, кто протестует.

Здесь, конечно, каждый решает за себя.  Правда, нужно понимать, что стратегия «царь – настоящий» - это путь в никуда. Рассчитывать, что милостивый царь, в благодарность за правильное поведение на выборах даст нам какие-то свободы – наивно. Максимум, партии-участники, преодолевшие 3%, получат госфинансирование, или какой-то из них на следующих выборах разрешат пройти в Госдуму. Стратегия «царь – ненастоящий» - рискованная, но и потенциальные  выгоды от нее намного больше. Если Путин будет чувствовать, что значительная часть общества не признает его легитимность, то ему придется идти на какие-то уступки обществу (как было после протестов 2011-2012). Насколько эти уступки будут значительными – зависит от размера проявленного недовольства и его продолжительности. Как это ни пафосно звучит – все зависит от нас.
 




Мифы об «эффективном менеджере» Сталине



Наши сограждане стабильно называют Сталина самым выдающимся человеком всех времен и народов (http://www.levada.ru/2017/06/26/vydayushhiesya-lyudi/). Основная аргументация сторонников, что, конечно, были перегибы, но он был эффективным менеджером, страну великую построил, победил фашизм и т.д. Мне не очень понятно, как можно вообще рассуждать о менеджерских талантах человека, который погубил несколько миллионов собственных сограждан и явился косвенной причиной гибели еще нескольких десятков миллионов. Подобные злодеяния должны перечеркнуть любые экономические и политические достижения, даже если таковые были. Однако суровая правда заключается в том, что почти все достижения, которые приписывают Сталину, являются не более чем мифами.

Индустриализация. Нельзя отрицать очевидное: в течение 1930-х годов в СССР произошла довольно быстрая индустриализация.  Однако здесь возникает два подвопроса: были ли необходимы миллионные жертвы, которыми сопровождалась индустриализация, а также были ли темпы роста экономики в 1930-ые какими-то особенно выдающимися?

На первый вопрос ответ однозначно «нет». Переход от сельскохозяйственной к индустриальной экономике - это неизбежный исторический процесс, как переход от каменного века в медный век, из медного в бронзовый и т.д. Подавляющее большинство стран в течение 19-го и 20-го веков провели индустриализацию без каких-либо человеческих жертв или сверхусилий.

На второй вопрос ответ тоже «нет». Несмотря на то, что экономика СССР показывала довольно высокие темпы роста в 1930-ые годы, это не было следствием талантов Сталина как эффективного менеджера, а явилось результатом других факторов, а  именно:


  1. Быстрый рост ВВП является естественным результатом, когда рабочая сила перетекает из сельского хозяйства в промышленность, просто потому, что производительность труда в промышленности существенно выше, чем в сельском хозяйстве. За счет перетока рабочей силы из сельского хозяйства в промышленность, экономика может показывать высокие темпы роста в течение длительных периодов (например, Китай с 1980-х по настоящее время, Южная Корея с 1960-х по 1980-е, Япония с 1890-х по 1940-е гг.). Самые высокие темпы роста показывали экономики, которые провели индустриализацию в 20-м веке именно потому, что в предыдущий период производительность труда в промышленности росла намного быстрее, чем в сельском хозяйстве. В 18-м и 19-м веке разница между производительностью в этих двух секторах была существенно меньше, поэтому те страны, которые индустриализовались в 19-м веке, показывали несколько меньшие темпы роста, чем те, которые индустриализировались в 20-м веке.

  2. Кто-то скажет, что это все верно для других стран, а Россия – уникальная страна, и чтобы запустить рост, нужна сильная рука, без этого никакой быстрый рост невозможен. Однако статические данные говорят, что это не так.


Источник https://www.quandl.com/data/MADDISON/GDPPC_SUN_NEW-GDP-Per-Capita-of-Former-USSR-New-Estimate

Средние темпы роста во времена НЭПа с 1922 г. по 1928 г. были выше, чем с 1928 г. по 1940 г. Более того, в первые 5 лет сталинского правления (с 1928 г. по 1933 г.), темпы роста экономики по сравнению с периодом НЭПа резко упали. Это было прямым следствием варварской экономической политики, в частности коллективизации. Но даже после 1933 г. средние темпы роста были несколько ниже, чем в период НЭПа. Простой анализ статистики за 1920–1930-ые годы позволяет сделать вывод, что «железная рука», скорее, приостановила быстрый рост. Если бы этого вмешательства не было, то советская экономика показала бы куда лучшие темпы роста (см. результаты китайского «НЭПа» последних 40 лет).

  1. Можно также утверждать, что темпы роста советской экономики в 1920-1930-ые года были несколько завышены из-за «ножниц цен» - искусственного дисбаланса в ценах между промышленными и сельскохозяйственными товарами. Это была целенаправленная политика советского правительства, чтобы выкачивать ресурсы из сельского хозяйства. Так как советская экономика в 1920-ые была преимущественно сельскохозяйственной, то переток трудовых ресурсов из сельского хозяйства в промышленность обеспечивал рост экономики не только за счет более высокой производительности в промышленности, но и за счет того, что цены на промышленные товары были искусственно завышены относительно продукции сельскохозяйственного производства. Условно, предположим, что справедливая цена одного трактора – 10 коров. Однако советское правительство способствует установлению цены в 20 коров. Тогда производство одного дополнительного трактора в первом случае будет эквивалентно производству 10 коров, а во втором случае - 20 коров. Итого, если мы мерим экономику в коровах, то во втором случае рост экономики будет существенно больше. Так как советская экономика и в 20-ые, и в 30-ые была преимущественно сельскохозяйственной (то есть мерилась в основном в коровах), то и формальный рост, за счет «ножниц цен», несколько завышался.

  2. Высокие темпы роста в 1930-ые годы были также следствием высокой нормы инвестиций и, как следствие, низкого потребления. Предположим, у вас есть банковский вклад, вы получаете на него 10% дохода, 80% из них вы тратите на свое потребление, а остаток реинвестируете. Предположим, у вас есть сосед, который смог найти способ инвестирования, который дает только 5% годовых, но зато его норма потребления в 2 раза меньше, чем у вас, то есть он потребляет 40% своего дохода и инвестирует все остальное. Предположим, вы оба начинаете с капитала в 100,000 долларов. Кто будет богаче через 10 лет? В течение первого года вы получите доход в 10,000 долларов, 8,000 проедите, 2,000 положите обратно в банк. Итого, ваш капитал будет 102,000. Ваш сосед получит доход 5,000 долларов, 2,000 проест. Итого, его капитал будет 103,000. По результатам 10 лет у вас будет капитал 121,899 долларов, а у вашего соседа 134,392. Кто более эффективный? Безусловно, тот, кто смог инвестировать под 10%, ведь эффективность таких инвестиций в два раза выше, чем под 5%. Кто показал более высокие темпы роста? Безусловно, тот, кто зажал потребление и отправил максимально возможные средства на инвестиции. Это и была стратегия Сталина: он до минимума сократил потребление собственного народа. Здесь просится выражение «перевел на хлеб и воду», но на самом деле часто не было даже хлеба. Массовый голод среди крестьян в начале 1930-ых (притом, что полные эшелоны хлеба шли на экспорт) – это и есть результат политики «сократим норму потребления, увеличим норму инвестиций».

  3. Ну и наконец, не совсем корректно сравнивать темпы роста советской экономики с темпами роста рыночных экономик и даже Китая. Ведь рыночная экономика производит только те продукты, на которые есть спрос. Прежде чем произвести что-то, предприниматель должен понимать, что он сможет это продать. Да и издержки на продажу (маркетинг, рекламу), могут быть довольно значительными. Кто купит продукт социалистической экономики и купит ли вообще, производителя не волнует. Он может бесконечно наращивать производство условного чугуна и стали, а нужен ли этот продукт экономике – это уже задача Госплана. Именно поэтому, когда в конце 1980-х рухнула советская экономика (которая базировалась на принципах, заложенных в 1930-ые), выяснилось, что практически никакие сектора нашей экономики, за исключением самого примитивного – сырьевого, на мировом рынке неконкурентоспособны. Никому оказались не нужны советские самолеты, автомобили, телевизоры, одежда, мебель и т.д. России в 1990-ые пришлось выстраивать свою экономику фактически с нуля, потому что единственное, что умел делать СССР хорошо (как впрочем и современная Россия) – это продавать сырье.


Подводя итог, высокие темы роста советской экономики в 1930-ые были никак не следствием менеджерских талантов Сталина. Это был результат перетока рабочей силы из сельского хозяйства в промышленность и разницы в производительности труда между ними, формального завышения статистических данных за счет «ножниц» цен и сверхвысокой нормы инвестиций за счет резкого подавления потребления советского народа. Черемухин, Голосов, Гуриев и Цывинский детально разбирают эффективность экономической политики Сталина  с научной точки зрения в статье «Was Stalin Necessary for Russia's Economic Development?» (http://www.nber.org/papers/w19425).

Сельское хозяйство
Если по поводу успехов индустриализации можно вести какие-то дискуссии, то по поводу сельского хозяйства ответ однозначный: Сталин его уничтожил. Исторически в России было очень развито сельское хозяйство, оно играло ту же роль, какую нефть и газ играют сейчас. Это был наш основной экспортный товар, которым финансировались закупки необходимого импорта. Сама индустриализация была оплачена экспортом сельхозпродукции, прежде всего, зерна. Однако Сталин провел две кампании, которые фактически убили сельское хозяйство: раскулачивание и коллективизацию. Кто такие были кулаки и середняки? Надо понимать, что после революции 1917 г. помещиков в России не осталось. Также варварская продразверстка в 1918-20 гг. «подчистила» фактически все накопления у большинства крестьян. В начале 1920-ых все стартовали примерно с одинаковых условий – не было каких-то особо богатых крестьян со стадами коров и полными амбарами зерна. Те крестьяне, у кого к концу 1920-ых оказались дополнительная пара коров, мельница или другое «излишнее имущество», были, прежде всего, эффективные собственники, которые добились всего собственным трудом и уменьем. Они и пали жертвой кампании по раскулачиванию. Получается, в течение нескольких лет сельское хозяйство как отрасль лишилась самого ценного человеческого капитала.  Что произойдет с любой отраслью, если в ней ликвидировать 10% самых талантливых работников? Она придет в упадок и очень нескоро сможет оправиться (если вообще сможет). Ведь лучшие работники - это не только текущая производительность, но и будущая: именно они передают следующим поколениям свои навыки, умения и производственные секреты. Коллективизация была вторым ударом. После загона в колхозы крестьян лишили стимула эффективно трудиться и заботиться об имуществе.  В результате сельское хозяйство, которое веками было конкурентоспособным и успешным, очень быстро пришло в упадок. Попытки его реанимировать продолжались неоднократно, начиная с хрущевской кампании по освоению целины, которая последовала сразу после смерти Сталина. Однако тенденцию на ухудшение изменить не удалось. К концу 1980-х СССР превратился в крупнейшего в мире импортера продовольственного зерна. На все советское население был наложен трудовой оброк – весенняя и осенняя повинность добровольно-принудительно работать на посевной и уборочной кампаниях в колхозах и совхозах.   Больше 80% картофеля производилось населением на собственных участках. Сельское хозяйство до сих пор до конца не оправилось от сталинских реформ. Ситуация началась несколько исправляться только после распада СССР и отмены колхозного уклада. В настоящее время Россия стала крупнейшим в мире экспортером пшеницы.

Эффективность Гулага. Еще один миф касательно «эффективных менеджерских талантов» Сталина касается продуктивности Гулага. Лагеря Гулага аккумулировали огромные трудовые ресурсы, которые потом использовались на важных для страны стройках. Однако рабский труд, на котором базировалась система Гулага, доказал свою неэффективность еще в 19-м веке. Рабовладельческий Юг США проиграл гражданскую войну Северу, где не было рабства. Российская империя, в которой все еще сохранялось крепостное право, по всем ключевым параметрам развития отставала от европейских стран, что вылилось в поражение в Крымской войне 1853-56 гг. После отмены крепостного права рост экономики Российской империи значительно ускорился: пошло активное строительство железных дорог, начала развиваться промышленность и т.д.  В 20-м веке использование рабского труда было еще менее эффективно, чем в 19-м. В обеих странах, СССР и нацисткой Германии, которые активно использовали рабский труд заключенных, система лагерей с экономической точки зрения была убыточной. Затраты на охрану, перевозку, контроль и невысокое качество продукции, произведенное заключенными-рабами, не оправдывали выгоды от использования рабского труда. К тому же, как бы «бесплатность» такого труда приводила к тому, что его привлекали к плохо продуманным и просчитанным проектам (труд же бесплатный, чего его жалеть). Для примера возьмем одну из флагманских строек Гулага – Беломорско-Балтийский канал. Он дался огромной ценой – при его строительстве, по разным данным, погибло от 13,000 до 100,000 человек. Его построили в рекордные сроки – менее чем за два года. Однако когда его открыли, выяснилось, что он непригоден для судоходства крупных судов, так как его глубина всего 3.65 метра. Впоследствии уже в 1970-х канал углубили до 5 метров. То есть ценой огромных усилий и неимоверных человеческих жертв был построен объект, который был малопригоден к использованию с экономической точки зрения и который все равно пришлось переделывать. Главное было построить в рекордные сроки и отчитаться перед вождем, а о цене никто не думал. Еще более показательный проект использования рабского труда при строительстве железной дороги «Салехард – Игарка» в 1949 - 1953 гг. В вечной мерзлоте, в нечеловеческих условиях, нарушая все нормы строительства, без проведения необходимых геодезических исследований была построена железная дорога, которой фактически оказалось невозможно пользоваться. На стройке погибло, по разным оценкам, до 100,000 человек, и она обошлась государству в 42 миллиарда рублей. Другие проекты Гулага по своей эффективности не сильно отличались от «Беломорканала» и железной дороги «Салехард – Игарка».
Отдельно стоить отметить о роли «шарашек» в Гулаге. Действительно великие советские ученые и конструкторы, включая Королева и Туполева, совершили открытия, находясь в Гулаге. Однако что заставляет думать, что находясь в нормальных человеческих условиях, они бы не сделали того же и намного больше? Более того, многие ученые, находясь в Гулаге, на длительный период времени были отлучены от своей профессиональной деятельности и были вынуждены заниматься низкоквалифицированным трудом. Те достижения, которые удались советским ученым и изобретателям, были сделаны вопреки, а не благодаря Гулагу.

Эффективная армия. Многие говорят «да, были перегибы, да, непросто жилось, да, был государственный террор, но зато Сталин смог создать сильную армию, которая смогла отразить фашистскую угрозу в тяжелый момент». Я не буду тут анализировать тяжелое положение Красной Армии в 1941 г. Все-таки сравнение некорректное. Немецкая армия была обкатана в боях в течение двух лет, получила в свое распоряжение промышленную мощь почти всей Европы и, несмотря на то, что к войне все готовились, нападение для советского командования оказалось полной неожиданностью. Однако сравнить эффективность Красной Армии и финской армии во время Зимней войны 1939 – 1940 гг. можно. Финляндия была частью Российской империи  за 20 с небольшим лет до этих событий, и ее экономическое развитие до распада Российской империи не сильно отличалось от европейской части России. Экономическая мощь СССР в конце 1930-х была на порядок выше, чем у Финляндии. Однако реальные боевые действия выявили, что эффективность советской армии намного ниже, чем финской. Потери Красной Армии составили около 150,000 человек, финской – около 20,000. Потери самолетов отличались в 10 раз (640 против 62). Соотношение в потерях танков было аналогичное. То есть ни о какой эффективности армии, построенной Сталиным, речи быть не может. Вся стратегия командования и в Финской войне, и в последующей Великой Отечественной войне строилась на принципе «трупами закидаем», то есть воевали именно числом, а не умением и эффективностью.

Остановил фашизм. Ну и наконец, главный аргумент сторонников Сталина – «зато он остановил фашизм». История не имеет сослагательного наклонения, однако, скорее всего, именно ошибочная политика Сталина и его правительства привела к развязыванию Второй Мировой войны. В августе 1939 г. СССР решил заключить стратегический союз с фашистской Германией, подписав известный пакт Молотова-Риббентропа. То есть между союзом с Францией и Англией или Германией был сделан выбор в пользу последней. Несмотря на то, что к тому времени агрессивные намерения Германии были уже всем очевидны. Тогда Гитлер уже осуществил аншлюс Австрии и Чехословакии. То есть Сталин сделал сознательный выбор дружить с очевидным агрессором и разделить с ним Европу. Если бы в истинных мотивах Сталина было остановить фашизм, то он бы заключил союз с теми странами, которые хотели того же. Тогда Гитлер, возможно, не решился бы продолжить агрессию, а если бы и решился, то еще в 1939 г. получил бы войну на два фронта. Однако Сталин сам был агрессором. Поэтому с удовольствием согласился разделить с другим агрессором Европу. Эти агрессорские намерения просматривались даже после окончания войны. Советская армия не ушла из «освобожденных» стран, а сделала их де-факто вассалами Советского Союза, оставив там значительное военное присутствие. Сталин несет такую же ответственность за развязывание войны, как и Гитлер. Не было бы Гитлера, Сталин нашел бы предлог, на кого напасть, как он напал на Финляндию, Польшу, Латвию, Эстонию, Румынию. Десятки миллионов жертв, которые понес Советский Союз во время Великой Отечественной Войны, - это во многом прямая ответственность Сталина.


К сожалению, даже после падения советского режима, в нашей стране не была проведена достаточная работа по анализу результатов правления Сталина и других советских лидеров. Отсюда и вечно живущие мифы об «эффективном менеджере» и высокая популярность человека, который был выдающимся только в одном измерении – выдающийся людоед. Однако даже наличие огромных человеческих жертв не останавливает его поклонников –«зато страна была великой, зато он поднял промышленность, зато…». Современным ученым и публицистам важно не только акцентировать внимание на жертвах (к сожалению, 38% наших сограждан не считают это особой проблемой), но и развеивать мифы о всевозможных «зато…».  Не было ни успешного развития экономики, не эффективной армии, ни других достижений. Был кровавый людоед. Без всяких «зато».



Сталин, Путин, Goldman Sachs

http://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2015/04/21/stalin-putin-goldman-sachs

В последние два года путинский режим все чаще сравнивают со сталинским. Каждый раз, когда начинается очередной процесс против оппозиционеров, мы слышим про «новый 37-й». Сравнение двух режимов некорректно не только по масштабам репрессий, но и по сути. При Сталине репрессии были составной частью экономической мотивации, в чем-то схожей с современной мотивацией в инвестбанкинге.

Карьерный путь типичного инвестбанкира начинается на позиции аналитика, где нужно работать 80–100 часов в неделю за $100 000–150 000 в год. После 2–3 лет чуть больше половины продвигают на следующую позицию, associate, их зарплата увеличивается на 30–50%, а нагрузка падает до 70–90 часов в неделю. Потом через каждые 3–4 года следует очередное повышение (вице-президент, директор); каждый раз продвигается около половины персонала, нагрузка падает на 10 часов в неделю, а зарплата увеличивается в 1,5 раза. Вершина инвестбанковской карьеры – управляющий директор (MD). Продвижение до нее с директора добиваются от 4–6 лет, доходит до нее всего несколько процентов из тех, кто начинал аналитиками (цифры и оценки получены из интервью с нынешними и бывшими сотрудниками Citi, Morgan Stanley, «Ренессанс капитала», Barclays, Goldman Sachs). Этот механизм работает по принципу up or out: «загнанных лошадей пристреливают». Не тянешь 100-часовую рабочую неделю на стартовых позициях? Тебе в спину дышит толпа амбициозных выпускников: за стартовые позиции бьются лучшие выпускники университетов и MBA-программ. Страдания окупаются у тех, кто через много лет добивается позиции директора или MD, работает 40–50 часов и получает $0,4–1,5 млн в год (директор) или $0,8–5 (10) млн в год (MD).

Как была устроена мотивация при Сталине? Подавляющее большинство работников, особенно в сельском хозяйстве, жили в нищенских условиях. Но если ты пробился в систему, жизнь резко меняется. Твою фотографию повесили на доску почета как передовика производства – это знак: прошел первичный отбор. Вершина карьеры в этой системе – звание стахановца. Твои фотографии печатают газеты, твой тяжелый труд заменяется поездками по стране с лекциями, тебе выделяют машину, а в конце концов селят в Дом на набережной и т. д. (большинство населения страны тогда жило в бараках, и подобные привилегии эквивалентны современному «яхта, самолет, дом на Рублевке»). Этот пример важен для всех молодых «аналитиков»: будете работать хорошо – и вы этого добьетесь. Отсюда взялись и «четыре миллиона доносов» Довлатова.

В инвестбанкинге, особенно на ранних позициях, продвижение основано не на абсолютных достижениях, а на относительных. Если аналитик знает, что из 10 человек продвинут 6, то один вариант продвижения – работать хорошо, второй – не пройти мимо ошибки, допущенной твоим конкурентом, ненавязчиво сообщив об этом шефу. Тогда продвинут меня, а не его. Конечно, если ты плохо работаешь, тебя все равно не продвинут, но своевременный донос начальнику на товарища поможет начальнику сделать правильный выбор. Репрессии, в том числе среди высшего руководства, были необходимы, чтобы расчистить путь молодым и амбициозным, карабкавшимся по этой лестнице. Они должны видеть, что должности генералов, наркомов, директоров заводов постоянно освобождаются, и, если прилагать все усилия, можно достичь этих высот. Сталинские репрессии были механизмом устрашения всего населения: вот что случается с теми, кто выпадает из системы – опоздал на работу, украл колосок, рассказал политический анекдот, не выполнил план.

Значительный рост экономики в 1930-е гг. был во многом следствием жестокой «инвестбанковской» мотивации, насильно навязанной всей стране. Как показывают в работе о Сталине Антон Черемухин, Михаил Голосов, Сергей Гуриев и Олег Цывинский, Сталин не создал никакого экономического чуда, если сравнивать развитие СССР с предполагаемой траекторией развития царской России. Но царская экономика была, по сути, рыночной, а сталинская – плановая. Сравнивать их развитие – это как соревноваться на одной беговой дорожке олимпийцу и паралимпийцу. Все плановые экономики уже вымерли из-за неэффективности (Куба уже давно не плановая экономика, а Северная Корея выживает за счет закрытия глаз на рыночный теневой сектор). На фоне других плановых экономик сталинская достигла впечатляющих результатов.

Этот анализ не оправдывает Сталина как «эффективного менеджера». Сталин – безжалостнейший людоед в истории человечества. Он загубил больше жизней собственного народа, чем Гитлер и Пол Пот вместе взятые. Никакие экономические достижения не могут быть одобрены этим морем крови. Поэтому я не понимаю, почему у нас в стране Роскомнадзор рьяно гоняется за сайтами, упоминающими «Правый сектор» в любом ключе, кроме негативного, и спокойно позволяет писать статьи вроде «Да, были перегибы, зато страна была великая».

На счастье нашей страны, Путин не Сталин. Путинская система управления – это классическая система семейного бизнеса. Все управляющие посты достаются родственникам и друзьям по принципу лояльности. Вылететь из системы можно не из-за непрофессионализма, а из-за отсутствия лояльности семье (открыто стал изменять дочке друга). Репрессии нужны в минимальном размере, чтобы оградить семейный бизнес от недружественного поглощения. Теория путинских репрессий описана в работе нобелевского лауреата Гэри Беккера «Экономическая теория преступности». Нужно поставить очень жесткое наказание для участников протеста, но применять его с маленькой вероятностью. Каждый человек, кто выходит на митинг, примеряет на себя «болотное дело» с вероятностью 0,1%. В итоге большинство воздерживаются от участия в митингах, и оппозиционерам крайне сложно вывести людей на улицы. Чтобы отвадить бóльшую часть антипутинского электората Москвы от участия в митингах, достаточно провести показательные процессы против 100 человек. Чтобы отвадить от участия в активной политике самую талантливую часть населения, достаточно провести показательные процессы против одного самого успешного оппозиционера и его команды.

В инвестбанковском типе управления превалирует способ продвижения, основанный на профессионализме, а в семейном – на лояльности. Когда Сталину нужно было срочно решить задачу – создать атомную бомбу и ракету, – он собрал лучших профессионалов, в том числе из ГУЛАГа. Он понимал, что даже 100%-ная лояльность не поможет разобраться в физике. Бомба была разработана рекордно быстро, но и Андрей Сахаров стал потом главным диссидентом СССР: в проект набирали по принципу профессионализма. Сейчас Россия столкнулась с серьезными проблемами в экономике. Кого из серьезных экономистов Путин привлек к ее решению? Никого, хотя в ведущих американских и европейских университетах немало русскоговорящих профессоров. В экономическом блоке правительства и ЦБ работают люди, суть антикризисной программы которых: цены на нефть скоро вырастут, и тогда все наладится. В других секторах ситуация не лучше. Посмотрите, кто у нас руководит железными дорогами, качает нефть, строит дороги, как идет строительство космодрома «Восточный», кто стал директором новосибирского театра оперы и балета. Лояльность заменяет профессионализм во всех сферах жизни.

Госуправление на манер инвестбанка может давать позитивные результаты. На этих принципах построил мотивацию госслужащих Ли Куан Ю в Сингапуре. Если ты смог добраться до вершины и стать премьер-министром, твоя компенсация будет на уровне $2 млн, у министра – $1–1,5 млн. Эти цифры сопоставимы с компенсациями управляющих директоров ведущих инвестбанков, но президент США, хотя их экономика в 20 раз больше сингапурской, зарабатывает всего $400 000 в год. Однако, если ты нарушил правила и тебя поймали на коррупции, тебе грозит не только увольнение, но и тюрьма. Жесткая система наказаний распространяется и на рядовое население. Плюнул – штраф $500; бросил бумажку – то же, плюнул жвачку – штраф $1000. Перевозка наркотиков карается смертью. В Сингапуре, наверное, самая жесткая система наказаний среди развитых стран. И хотя Сингапур формально – демократическая республика, Партия народного действия непрерывно переизбирается с 1959 г.

Европейские страны и США живут по принципу акционерных обществ, где у каждого жителя акция, которую нельзя передать/продать. Граждане периодически избирают СЕО (президента) и совет директоров (парламент), которые функционируют до следующих выборов. Но эти системы для нашей страны в обозримом будущем не актуальны.

Как может измениться наш семейный строй? Два самых вероятных варианта развития – продолжение семейного дела путем передачи дела внутри семьи или другой семье. Ельцин передал дела семье Путина. Внутри семьи Путина достойных преемников пока не наблюдается. Долгое время одним из кандидатов считался Сечин, но теперь его управленческие таланты под вопросом. Три года назад, когда он возглавил «Роснефть», это была высокоприбыльная компания (чистая прибыль в 2012 г. – 342 млрд руб.), а теперь «Роснефть» просит у государства 1,3 трлн руб. помощи на новые проекты. Путин все-таки патриот и желает блага России (как он себе его представляет) и может представить себе, как будет управляться Россия при Сечине. Других достойных кандидатур внутри «путинской семьи» не наблюдается. Поэтому самый вероятный сценарий – это передача власти другой семье. Например, семье Кадырова. Он очень похож на Путина. Для него лояльность важнее профессионализма, он уважительно относится и к «старшим», и к «младшим», и к «оступившимся» членам семьи. Посмотрите на его высказывание о Дадаеве: политически выгодным было бы откреститься от человека и избежать обвинений в заказе убийства Немцова. Возможности Кадырова важны и в случае внеплановой передачи власти после смерти Путина: кто еще в течение суток сможет подвезти к Кремлю 10 000 абсолютно лояльных воинов?

Еще один вариант – недружественное поглощение семейного бизнеса инвестбанком. В мире большие семейные фирмы, которые плохо управляются, зачастую поглощаются небольшими инвестбанками или private equity фирмами. В России есть одна партия инвестбанковского типа – Партия прогресса Навального. Ключевое отличие инвестбанковской партии от прочих – это умение привлекать лучших из лучших. Наличие сильной команды не означает, что Навальному удастся ее применить. Это в финансовом мире главный ресурс – деньги, а в политике – голоса. Как только Навальному удалось добраться до выборов, он показал, что может мгновенно завоевывать их, несмотря на очевидное неравенство в медийных, административных и финансовых ресурсах. Любой случайный фактор мог привести ко второму туру. Поэтому до выборов его больше не будут допускать любыми способами: Путин кто угодно, но не идиот. Он прекрасно понимает, что политическая команда Навального – сильнейшая на рынке. Так что вопрос о дальнейшей эволюции российской управленческой модели, останется ли она семейной или сменится на инвестбанковскую, зависит от того, сможет ли Навальный пробить лбом стену и добиться для своей партии права участвовать в выборах.

Автор – профессор IE Business School (Мадрид)