Maxim Mironov (mmironov) wrote,
Maxim Mironov
mmironov

Categories:

Электронное голосование: кто виноват и что делать




Многие сейчас справедливо возмущены итогами электронного голосования (ДЭГ) по Москве, с помощью которого у оппозиции украли абсолютно все выигранные мандаты. Раздражение направлено в основном в сторону Алексея Венедиктова, который сам себя обозначил символом и фронтмэном ДЭГ. Безусловно, гнев против Венедиктова оправдан, ведь из его комментариев следует:
- он сам не понимает, как устроена технология ДЭГ
- он защищает ДЭГ от разумных сомнений любой ценой, в том числе выдвигая гипотезы, которые противоречат здравому смыслу и имеющимся данным
- берет на себя ответственность за проблемы с ДЭГ (https://www.interfax.ru/russia/792423)

Но если разобраться более детально, то все заявления Венедиктова – это всего лишь инфошум. Громкий, эмоциональный, растиражированный многими СМИ, но инфошум. Какую ответственность Венедиктов может взять на себя, если вдруг будут доказаны фальсификации в ДЭГ? Уголовную? Административную? Ответ – никакую. Ведь он не должностное лицо, он не имеет формального отношения ни к ДЭГ, ни к организации выборов. Он просто стоит сбоку и громко выступает.

Можно провести такую аналогию. Представьте, разгневанная толпа идет на Кремль, чтобы позадавать Путину вопросы, как мы до такой жизни докатились. И вдруг у стен Кремля их встречает какой-то человек, который говорит, что на самом деле это он всю дорогу Путину идеи подавал. Он искренне считает, что страна идет правильным путем, и скрепы в порядке и т.д. Причем он охотно отвечает на вопросы, вступает в диалоги, оскорбляет недовольных. Естественно, весь гнев толпы тут же переключается на этого человека. Но что случится, если разгневанная толпа разорвет его и с чувством выполненного долга разойдется по домам? Ничего. Путин спокойно выдохнет, и все пойдет своим чередом. А когда толпа снова пойдет на Кремль, они выставят у стен Кремля еще какого-нибудь товарища, чтобы переключить гнев толпы на него. Скамейка таких товарищей у Кремля длинная.

Но предположим, что случилось чудо. И вам этого человека у стен Кремля удалось убедить в своей правоте. Что будет дальше? Ответ – тоже ничего. Ведь у него, нет никаких реальных полномочий. Он не сможет зайти в кабинет Путину и сказать: «Народ меня переубедил, мы все делали неправильно, с сегодняшнего дня мы все делаем так и так».

Так и с Венедиктовым. Если после многонедельных дискуссий, обществу удастся ему доказать, что белое – это белое, а черное - это черное, что из этого последует? Ничего. Он не сможет отменить ни результаты выборов, ни результаты ДЭГ, не сможет выложить в публичный доступ код программы или выдать детальную статистику в разрезе УИКов. Он даже не сможет заставить пересчитать голоса (https://www.rbc.ru/politics/22/09/2021/614b01659a79475b7c55eabd). Решения по этим вопросам принимают совсем другие люди, а не Венедиктов.


Я не знаю, почему Венедиктов согласился играть роль болванчика, который оттягивает на себя гнев общества. Это его дело. А вот нам нужно четко идентифицировать тех, кто на самом деле несет ответственность за массовые фальсификации с ДЭГ, а не на того, кто громче всех кричит.

Во-первых, это мэрия Москвы и лично мэр Собянин. Регистрация голосующих проходила на портале mos.ru, который контролируется мэрией Москвы. Это прямой конфликт интересов. Избирательные комиссии, хотя бы формально, не должны быть зависимы от исполнительной власти. А здесь получается, что мэрия Москвы, которая представляет одну из заинтересованных сторон, организует выборный процесс. Другой проект мэрии, связанный с голосованием , «Активный гражданин», уже был замечен в фальсификациях (https://www.the-village.ru/city/situation/227523-obvineniy-v-falsifikatsii?comment_id=18736173). Если мэрия уже попадалась на фальсификациях в голосовании, то почему бы им не сделать это опять с ДЭГ? Тем более, потенциальные выгоды от фальсификаций выборов в Госдуму для мэрии намного превышают выгоды фальсификаций в «Активном гражданине» по вопросам вроде какую станцию метро как назвать. Неудивительно, что на выборах по одномандатным округам 15 из 15 округов выиграли кандидаты из списка Собянина. Подчеркну, не от «Единой России», а именно Собянина. Почему результат 15 из 15 не мог быть достигнут без массовых фальсификаций я подробно разбирал здесь https://echo.msk.ru/blog/mmironov/2908316-echo/ .

Во-вторых, это глава Мосгосизбиркома Юрий Ермолов и глава ЦИК Элла Памфилова. Именно эти чиновники несут ответственность за организацию выборного процесса в Москве и России, соответственно. Мы видим, что Ермолов игнорирует проблему ДЭГ, заявляя, что жалоб на онлайн-голосование не поступало (https://rg.ru/2021/09/24/reg-cfo/mosgorizbirkom-zhalob-na-onlajn-golosovanie-ne-postupalo.html). ЦИК России утвердил сегодня результаты выборов, и Памфилова подчеркнула, что «итоговые протоколы избиркомов по выборам в Думу объективно отражают результат голосования» (https://tass.ru/politika/12497521). При этом штаб Брюхановой подал жалобу, где представлены детальные доказательства фальсификаций в ДЭГ. Аналогичные проблемы присутствуют в голосовании и по остальным московским округам. То есть и Ермолов, и Памфилова просто игнорируют обоснованные жалобы кандидатов.

В-третьих, это, конечно, Владимир Путин. Понятно, что и Собянин, и Ермолов, и Памфилова – это болванчики, которых Путин поставил на свои места. Безусловно, между ними и Венедиктовым есть большая разница. У этих троих есть полномочия и ответственность, в том числе юридическая. Они должны, и я надеюсь, понесут уголовную ответственность за совершенные фальсификации. Однако не стоит забывать, что инициаторы проводимой политики по массовым фальсификациям выборов сидят в Кремле, а не в мэрии Москвы или в ЦИКе.

Что делать?

Программа минимум – это требовать отмены результатов ДЭГ по Москве. Уже имеющихся на сегодняшний день доказательств достаточно, чтобы утверждать с вероятностью, близкой к 100%, - результаты ДЭГ массово сфальсифицированы в пользу «Единой России» и провластных кандидатов.
По-хорошему, в Москве нужно проводить перевыборы. Ведь в электронном голосовании приняло участие в том числе большое количество живых избирателей. Если отменить результаты ДЭГ, то их голос не будут учтены. А это 2 миллиона человек.

Также нужно требовать полной отмены ДЭГ на будущее. ДЭГ – это прямая дорога к лукашенизации выборов, когда есть черный ящик, никто не понимает, что внутри него происходит, за этой работой невозможно наблюдать, и в конце мы видим только одну агрегированную цифру, чью верность невозможно опровергнуть. За 20 лет российское общество более-менее научилось контролировать оффлайн выборы. Главное отличие оффлайн от онлайн, что выявленные фальсификации легко продемонстрировать широким слоям общества. Если есть видео вбросов, если видно, как переписываются протоколы, если данные по протоколам, выданные на руки наблюдателям, отличаются от тех, которые введены в ГАС «Выборы» – это все не допускает альтернативных толкований. А как работают электронные выборы, не понятно 99% населения. Для масс разговоры о блокчейне всегда будут звучать как споры высоколобых экспертов – кто-то говорит одно, кто-то другое, а что там на самом деле происходит – шут его знает. В конце концов итоговым арбитром итогов голосования является общество, и ему должны быть понятны основные детали выборного процесса. Оффлайн голосование соответствует этому критерию, ДЭГ – нет.

Как требовать отмены ДЭГ и результатов ДЭГ по Москве, в частности?

Это самый тяжелый вопрос. За последние годы власти сделали мирный выход людей на улицы очень небезопасным мероприятием. Даже если вас не побьют и не арестуют прямо на митинге, нет гарантии, что полиция не придет к вам домой через несколько дней. Несмотря на то, что я в этих условиях не верю в массовые протесты, как в 2011 г., тем не менее, я выражаю свое восхищение смелостью некоторых кандидатов и их сторонников, которые, несмотря ни на что, выходят на улицу и выражают свое справедливое возмущение творящимся беспределом с фальсификацией результатов ДЭГ.

В условиях массовых репрессий, возможно, более реальный способ – это юридическое опротестование результатов ДЭГ и выборов вообще, вплоть до ЕСПЧ. Если оппозиционным кандидатам удастся представить убедительный юридический кейс, то это будет иметь важный прецендент и информационный эффект, в том числе и на Западе. Мы видим, что несмотря на бравады, российское руководство очень нервно реагирует на санкции со стороны Запада. Если же удастся всех убедить, что фальсификации были настолько масштабными, что принципиально исказили выбор россиян, то вполне возможно, какие-то страны откажутся признавать легитимность российского парламента со всеми вытекающими последствиями, включая внесение нелегитимных депутатов в санкционные списки.

Подводя итог, электронное голосование, особенно в современных условиях, — это путь к массовым фальсификациям, которые очень трудно выявить и формально доказать. Промоутеры ДЭГ стараются видоизменить российскую избирательную систему по лекалам белорусской, когда у общества нет вообще никаких инструментов контроля за результатами выборов. Песков уже заявил, что к выборам президента в 2024 г. практику ДЭГ нужно распространить максимально широко https://lenta.ru/news/2021/09/23/goloss/. То есть если обществу не удастся сейчас отстоять выборы, искаженные, с фальсификациями, но по которым хоть как-то можно отследить реальное волеизлияние, то уже через несколько лет у нас выборов не будет вообще. Будет только итоговая цифра 80.1% за Путина.




Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments