Maxim Mironov (mmironov) wrote,
Maxim Mironov
mmironov

Categories:

Вопрос Венедиктову

Уважаемый Алексей Алексеевич,

Спасибо, что ответили на один из моих вопросов по поводу результатов электронного голосования в эфире у Плющева (https://echo.msk.ru/sounds/2907382.html). Это был один из многих вопросов, который я задал. Вы утверждаете, что власть получила 15 мест из 15 в Госдуме, несмотря на то, что на выборах в Мосгордуму смогла получить только 25 из 45 (даже с учетом фальсификаций) за счет намного лучшей мобилизации своего электората. При этом по всем опросам рейтинги партии власти значительно снизились с тех пор. Гипотеза, которую вы высказали, не находит подтверждения ни в видимой агитации, ни в опросах общественного мнения.

1. График ниже показывает запросы в Google за сентябрь по ключевым словам - Умное голосование, «Единая Россия», электронное голосование, ДЭГ (данные по России). Мы видим, что суммарное количество запросов по последним трем словам ниже, чем количество запросов по «умному голосованию». То есть мы видим, что как минимум следы в интернете говорят о том, что оппозиция намного более активно агитировала своих сторонников прийти на выборы, чем власти.



2. Популярное возражение на аргумент 1, что власть агитировала не словом, а делом – сгоняла бюджетников. Само по себе принуждение зависимых людей – это странный аргумент в пользу результатов ДЭГ. Это тоже фальсификация, принуждение голосовать определенным образом. Я знаю, что вам не нравится эта формулировка. Однако, это не оппозиция, а власть заставляет бюджетников участвовать в голосовании, увольняет тех, кто замечен в связях с Навальным и т.д. Ваш гнев за презрительный термин «бюджетник» должен быть адресован властям, которые их держат на положении крепостных, а не на оппозицию, которая просто констатирует этот факт. А если мы говорим о добровольном участии, мы должны видеть следы агитации за ЕР, прежде всего, в интернете, ведь ДЭГ – это про голосование в интернете.

Но даже если принять во внимание аргумент, что власти в ДЭГ активно сгоняли бюджетников, то возникает вопрос: а что, в 2020 г. они их туда активно не гнали? Тем не менее, онлайн за поправки в Конституцию проголосовало 62.3%, а оффлайн – 66.9%, то есть среди онлайн аудитории было на 7% меньше людей, кто поддерживает власть, чем среди оффлайн. И в электронном голосовании участвовал 1 миллион человек – огромная выборка по любым стандартам. В этом году аудитория ДЭГ проголосовала существенно более провластно. Данные по 198 округу показали, что оффлайн за ЕР проголосовало 24.95%, в онлайн – 42.6%. У меня нет детальных данных по остальным округам, но агрегированная статистика говорит о том, это общая тенденция. В прошлом году, когда власти привлекли в систему первый миллион, они в среднем проголосовали на 7% менее провластно, а в 2021 г., когда привлекли еще один миллион, они проголосовали почти в 2 раза более провластно. Что такое произошло, что второй миллион, привлеченный в систему, оказался настолько более провластным, чем первый миллион, что не только переголосовал его, но и смог кардинально изменить результат в кардинально другую сторону?

3. Если и есть отличие второго миллиона от первого, то, скорее, оно должно быть в обратную сторону. Если мы предположим, что участники ДЭГ – это сторонники власти, и пришли по зову власти, то сначала должны были присоединиться более лояльные сторонники, потом менее. Так происходит с любым продуктом, в том числе политическим. Если, к примеру, Навальный, начинает продвигать идею «Умного голосования», вначале ее принимает ядро самых лояльных сторонников, а потом уже идет распространение среди более широкого круга протестного электората. Так же ваша интерпретация агитационной кампании «Умного голосования» некорректна. Организаторы УмГ, в частности Волков, призывали всех своих сторонников голосовать. Если у кого-то по каким-то причинам не получается голосовать оффлайн, они призывали голосовать электронно. Из семи моих знакомых москвичей, которых я опросил, все семеро голосовали электронно. Раньше они не голосовали вообще, так как прописаны не там, где фактически живут. Вы сами сказали, что Гуриев и Алексашенко собирались голосовать электронно. Конечно, и мои, и ваши знакомые не являются репрезентативной выборкой, даже среди сторонников УмГ, однако если эти две небольшие выборки НЕ подтверждают высказанную вами гипотезу, что сторонники УмГ не голосовали онлайн. Скорее, эти данные говорят о том, что те, кто не мог голосовать оффлайн, голосовали онлайн. А среди сторонников Навального много молодежи, которой по естественным причинам неудобно голосовать по месту прописки, так как они живут не по месту прописки.

4. Опросы общественного мнения также не подтверждают вашу гипотезу. Опросы, в том числе ВЦИОМа, учитывали тех, кто собирается голосовать. Все лето среди тех, кто собирался голосовать, рейтинг «Единой России» в среднем по России колебался около 30%, и он существенно упал за последние два года. Подчеркну, рейтинг упал именно среди тех, кто собирался голосовать на выборах. Исторически рейтинг «Единой России» в Москве ниже, чем по стране. В мае 2021 г. он был 15%, а в 2019-2020 гг. – 25% (https://thebell.io/rejting-edinoj-rossii-v-moskve-opustilsya-do-15-levada-tsentr). Нет никаких опросов, которые показали бы, что власти удалось мобилизовать своих избирателей и повысить рейтинг среди тех, кто собирается голосовать по сравнению с 2019 г. 

5. Last but not least. Ваше сравнение 1.5 миллионов голосов, полученных Собяниным в 2018 г. и «Единой Россией», которая получила 1.4 миллиона голосов, некорректно. Во-первых, Собянин шел как самовыдвиженец, а не от «Единой России», понимая, что ассоциация в бюллетене с «Единой Россией» утянет его голоса вниз. Во-вторых, как показано пунктом выше, рейтинг «Единой России» за этот период сильно упал. То есть если мы отталкиваемся от Собянинских голосов в 2018 г., сначала их нужно скорректировать вниз на ассоциацию с «Единой Россией». Потом нужно еще сильно их сократить с учетом падения рейтинга.

Подводя итог. Ваша гипотеза не подтверждается ни видимой агитацией, ни анализом динамики голосовавших в ДЭГ в 2021 г. и 2020 г., ни опросами общественного мнения, в том числе и ВЦИОМ, который трудно заподозрить в занижение рейтингов партии власти. Скорее, все имеющиеся данные говорят о том, что ваша гипотеза неверна.


У меня к вам есть еще серия вопросов по ДЭГ, которые Александр Плющев не успел задать (список в треде https://twitter.com/mironov_fm/status/1440660434009288705?s=20). Я понимаю, что у вас, скорее всего, нет возможности писать подробные ответы, поэтому я предлагаю обсудить их лично, чтобы не передавать через посредников, например, в эфире вашей радиостанции. Тема ДЭГ очень важная и у меня, как и у многих других, есть к ней много вопросов/сомнений, на которые хотелось бы получить ответы.



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments