Maxim Mironov (mmironov) wrote,
Maxim Mironov
mmironov

Categories:

Почему статистике по коронавирусу нельзя верить?

В марте этого года мы с другими учеными-экономистами опубликовали список рекомендаций российским властям, как нужно действовать чтобы сгладить эффект пандемии https://echo.msk.ru/blog/echomsk/2613797-echo/ . Сейчас ситуация еще более тревожная, чем тогда. В субботу в России было зарегистрировано 12,846 случаев (и это только по данным официальной статистики) – больше, чем во время пиковых значений в мае. Число заболевших быстро растет. Государство должно начать активно действовать, чтобы ситуация не вышла из-под контроля. По сравнению с мартом мы знаем намного больше о коронавирусе и об опыте других стран. Сейчас критически важно принять эффективные меры, чтобы минимизировать ущерб для экономики и свободы граждан. Иначе мы очень скоро увидим и коллапс системы здравоохранения, и глубокий экономический кризис.

В ближайшие дни я опубликую три поста на эту тему:
1. Почему статистике по коронавирусу нельзя верить?
2. Когда эффективны карантины и когда нет
3. Что должно сделать российское правительство


Мы все пользуемся данными сайта https://ourworldindata.org/ или аналогичных. На самом деле статистику по случаям и смертям нельзя сравнивать между странами и даже в разные моменты времени по одной стране. В России власти намеренно врут. К примеру, количество смертей занижается как минимум в три раза. Если опираться на данные Росстата (https://www.rbc.ru/economics/02/10/2020/5f771fd19a794716a5dce126), на август от коронавируса умерло 45,663 человек, а по официальной коронавирусной статистике – 17,176. Большинство стран в мире не искажают данные специально, но когда был пик эпидемии, они просто не успевали всех учитывать. Больницы были перегружены, и тестировали только тех, кто уже был в достаточно тяжелом состоянии (Испания, Италия, Швеция и др.). В Бразилии, когда начался быстрый рост, сознательно практически полностью забили на фавелы (https://www.lanacion.com.ar/el-mundo/las-favelas-en-brasil-una-situacion-critica-y-de-dimension-desconocida-nid2366238). Когда в стране уже было 233,142 случаев и 15,643 смертей, в фавелах Рио-де-Жанейро, где живут 1.5 миллиона человек, было зарегистрировано всего 387 случаев и 132 смерти. В то же время в Аргентине, где был строгий карантин и общее количество случаев составляло 8,068, в фавелах Буэнос-Айреса, где живет в 5 раз меньше народу, чем в фавелах Рио, было зарегистрировано 1,323 случая ( https://chequeado.com/el-explicador/se-quintuplico-el-numero-de-casos-de-coronavirus-en-los-barrios-vulnerables-de-la-ciudad-en-las-ultimas-2-semanas/). То есть в фавелах Буэнос-Айреса живет 0.7% населения всей страны, и там на середину мая было зарегистрировано 16% всех случаев. Понятно, почему в фавелах коронавирус распространялся быстрее, – антисанитария, много людей в небольших комнатах, несоблюдение правил социальной дистанции и тем более карантина. Правительство Буэнос-Айреса начало массовое тестирование в фавелах, буквально ходили от дома к дому, расселяя зараженных по отелям города. Соответственно, количество выявленных кейсов в фавелах росло как снежный ком. А в Бразилии фавелы игнорировали, и их фактически не было в статистике.
То, что данные по кейсам нельзя принимать за чистую монету, следует из показателей смертности. Давайте сравним их по нескольким странам на характерную дату конец весны/осени.
На 31 мая (кумулятивно с начала пандемии), 2020
Страна Случаи Умершие Летальность
Аргентина 16,201 528 3.3%
Бразилия 498,440 28,834 5.8%
Испания 239,429 27,127 11.3%
Норвегия 8,411 236 2.8%
Перу 155,671 4,371 2.8%
Финляндия 6,826 316 4.6%
Швеция 38,390 4,593 12.0%
Источник: Worldata

Мы видим, что проценты смертности сильно отличаются. Почему? Можно сказать, что страны Южной Америки сильно моложе, поэтому там смертность ниже. Это действительно так. Вот базовые демографические показатели по странам:
Страна Медианный возраст Средний размер домохозяйства Средняя прололжительность жизни Население
Аргентина 32.4 3.3 77.2 45,308,202
Бразилия 33.5 3 76.5 212,970,378
Испания 44.9 2.5 83.4 46,759,755
Норвегия 39.2 2.2 82.3 5,432,758
Перу 27.5 3.8 77.4 33,095,400
Финляндия 42.5 2.8 82.5 5,543,081
Швеция 40.9 2.2 83.3 10,116,417

Медианный возраст в Аргентине и Бразилии в среднем на 8 лет меньше, чем в скандинавских странах. В Перу в среднем на 5 лет меньше, чем в Аргентине и Бразилии. А в Испании на 4 года больше, чем в Скандинавии. С другой стороны, разница в молодости населения частично нивелируется разницей в продолжительности жизни. В странах Южной Америке в среднем живут на 6 лет меньше, чем в приведенных мной европейских странах. Это значит, что 80-летний человек в Испании или Швеции обладает совсем иным здоровьем, чем 80-летний аргентинец или бразилец. С третьей стороны, в Южной Америке намного больше средний размер домохозяйств, а это важный фактор для распространения вируса.
Это три фактора, которые могли бы объяснить разницу в смертности между Европой и Южной Америкой. Но что объясняет эту разницу между очень похожими странами? Например, смертность в Швеции была в 3-4 раза выше, чем в Финляндии или Норвегии. А в Бразилии она была почти в два раза выше, чем в Аргентине. Следующая таблица даст ответ на этот вопрос:
С 1 июня по 31 августа Новые случаи, процент от 31 мая
Страна Случаи Умершие Летальность
Аргентина 385,025 7,873 2.0% 2377%
Бразилия 3,361,560 91,994 2.7% 674%
Испания 223,429 1,967 0.9% 93%
Норвегия 2,132 28 1.3% 25%
Перу 491,495 24,417 5.0% 316%
Финляндия 1,251 19 1.5% 18%
Швеция 45,842 1,240 2.7% 119%
Источник: Worldata

Мы видим, что показатели смертности в Испании, Швеции и Бразилии резко упали. В Испании – с 11.3% до 0.9%, в Швеции – с 12% до 2.7%, в Бразилии – с 5.8% до 2.7%. В остальных странах (за исключением Перу – потому что там, из-за большой неформальной экономики, не смогли имплементировать карантинные ограничения) смертность тоже упала, но падение было куда более скромным. Что еще важнее, показатели смертности между странами стали очень похожими – от 0.9% в Испании до 2.7% в Бразилии и Швеции. Значит ли это, что медицина в Испании, Швеции и Бразилии с мая резко улучшилась, или народ вдруг стал здоровее? Нет, не значит. Просто весной у них был коллапс системы здравоохранения, и они не успевали считать (и тем более тестировать) всех заболевших и умерших. В больницы попадали только тяжелобольные пациенты, и то не всех брали из-за недостатка мест. Статистика и по смертям, и по случаям в этих странах была сильно занижена. Это не значит, что в Аргентине, Финляндии и Норвегии она идеальна. К примеру, недавно Аргентина задним числом отчиталась о 3200 умерших (https://www.lanacion.com.ar/sociedad/coronavirus-buenos-aires-cargo-casi-3200-muertos-nid2466920) – они не попали изначально в статистику, так как им диагноз был поставлен через несколько дней после смерти. Но качество статистики в странах, которые не столкнулись с перегрузкой системы здравоохранения, такие как Аргентина, Норвегия и Финляндия, намного лучше, чем в Испании, Италии, Швеции и Бразилии. Это касается периода до мая-июня. Как я показал, начиная с июня в этих странах ситуация со статистикой начала выправляться.

Чтобы убедить вас в том, что во многих странах кейсы значительно недоучитывались, приведу данные тестов на антитела. На конец мая в Испании было 5.2% людей, которые имели контакт с вирусом (https://english.elpais.com/society/2020-06-05/spains-macro-study-show-just-52-of-population-has-contracted-the-coronavirus.html), это 2,4 млн человек. Официально было зарегистрировано 239,429 случая, то есть выявлено менее 10% от всех реальных случаев. В Буэнос-Айресе на конец августа серологические тесты показывали примерно столько же – 5% (https://www.grupolaprovincia.com/sociedad/el-5-de-los-testeos-serologicos-en-estaciones-ferroviarias-del-ultimo-mes-dieron-positivo-559557). Население города Буэнос-Айреса – 2.9 млн, т.е. переболело 145 тыс. человек. По официальной статистике правительства города, на 31 августа было зарегистрировано 95,771 случаев, то есть 66% всех случаев заболеваний было выявлено и зарегистрировано. В Швеции в июле у 14% обследованных были антитела (https://www.thelocal.se/20200723/14-of-antibody-tests-positive-in-sweden) – это 1.42 млн человек. По официальным данным, на 21 июля было 74,538 случаев. То есть всего 5% от всех переболевших было зарегистрировано. В Москве в середине мая антитела были у 12.5% населения (https://meduza.io/news/2020/05/23/u-12-5-uchastnikov-testirovaniya-v-moskve-obnaruzhili-antitela-k-koronavirusu-vsego-analizy-sdali-50-tysyach-chelovek). Население Москвы 12 млн. человек, то есть 1.5 млн человек имели контакт с вирусом. Официально было выявлено 152,306 случаев на 20 мая, то есть 10% от реальных случаев.

Итого, базируясь на серологических тестах, в Швеции по сравнению с Аргентиной число случаев было занижено в 13 раз, в Испании – в 6.6 раз. Журнал Economist провел похожую оценку занижения реальных данных (https://www.economist.com/briefing/2020/09/26/the-covid-19-pandemic-is-worse-than-official-figures-show). У них получилось, что Испания занизила цифры в 10 раз, Швеция – в 17 раз (мои оценки в 10 и 20 раз, соответственно).


Если статистике нельзя верить, то чему можно? Я уже упомянул о серологических тестах, это лучший способ понять реальный уровень заражения. Но они проводятся редко и несистемно – это довольно дорогое мероприятие. Чтобы оценить смертность от коронавируса, можно смотреть на избыточную смертность по странам (https://ourworldindata.org/excess-mortality-covid). К сожалению, она доступна не по всем странам и появляется с задержкой. Также хорошим показателем является занятость коек. Если она низкая, значит, в среднем уровень заражений невысок. «Занятость коек» – это не формально больничные койки. Это именно доступность качественных больничных мест – с ИВЛ, с квалифицированным персоналом (у которого есть достаточно времени на сон и на отдых). Когда вы читаете, что загруженность 80 или 90%, – это значит, что потенциал системы здравоохранения исчерпан. Врачи уже вынуждены выбирать, кого класть, а кому отказать, что они работают на износ. Койки можно быстро поставить, но подготовка нового врача занимает годы.

Часто ссылаются на количество тестов как хороший индикатор. Действительно, при прочих равных, чем больше количество тестов, тем лучше. Согласно https://ourworldindata.org/, на конец мая в Аргентине положительность тестов была 10.9%, в Испании 9.4%, в Финляндии и Норвегии – 3.7% и 3.6% соответственно (по остальным странам из моего списка на этом портале данных нет). На текущий момент (данные https://www.worldometers.info/coronavirus/) – в Аргентине положительность тестов – 39.7%, в Швеции – 5.5%, в России – 2.5%, в Испании – 1.9%. Как я показал на примере серологических тестов (объективный критерий выявления случаев), реальные показатели качества выявления случаев показывают совсем другую картину.

На начальном этапе действительно было актуально, когда мы мало что знали о свойствах болезни и всех симптомах. Поэтому высокое число тестов, с положительностью менее 10% было ключевым условием выявления достаточно числа случаев. В последствии, мы все больше узнавали о симптомах коронавируса. В дополненные, из-за веденных ограничений, в Южном полушарии заболеваемость сезонным гриппом упала на порядок (https://www.advisory.com/daily-briefing/2020/07/24/coronavirus-restrictions)Это значит, что если у человека симптомы гриппа, ОРВИ или воспаления легких – он с высокой долей вероятности болен коронавирусом. Поэтому и положительность тестов высокое. А массовое тестирование нужно для людей в высокой группе риска – врачей, постояльцев домов престарелых.

В завершение приведу график Испании. Мы видим, что вторая волна, которая началась в августе, и по высоте пиков, и по продолжительности, намного больше волны марта-апреля. Например, 18 сентября было зарегистрировано 14,087 случаев, а на пике в марте – 10,857. Однако в марте это была катастрофа, с огромным числом трупов, срочной постройкой огромных полевых госпиталей (https://english.elpais.com/society/2020-03-30/health-workers-and-unions-at-madrids-ifema-field-hospital-its-a-disaster.html) и атмосферой паники. А сейчас, несмотря на намного более высокие показатели заражений, – все спокойно. Система здравоохранения работает нормально, вводятся локальные карантины. Так получается потому, что в марте, когда регистрировалось по 10,000 случаев, на самом деле их было 100,000. А сейчас, скорее всего, реальное число близко к 20,000, и статистика смертей улучшилась.




Почему я так много места уделил разнице в статистике? Потому что большинство людей просто смотрит на показатели и делает простые выводы: смотрите, карантин не работает, ведь страны, где был карантин (Аргентина, например), уже давно превысили показатели бескарантинных стран (Швеция). Как я показал, что этим показателям нельзя верить. Даже европейские страны во время весны занижали показатели на порядок. Не со зла. Просто у них не было ресурсов считать ни заболевших, ни умерших. В странах, где был карантин и которые смогли избежать коллапса системы здравоохранения, показатели числа заболевших будут на порядок выше. Просто потому, что это их цель – всех выявить, изолировать и вылечить. По формальным показателям, страны с коллапсом системы здравоохранения всегда будут выглядеть лучше.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments