Maxim Mironov (mmironov) wrote,
Maxim Mironov
mmironov

Category:

Россиянам удалось отстоять право на свободу собраний



После митингов оппозиции многие аналитики и публицисты пытаются подвести итоги. Больше всего их обычно занимает численность пришедших. Причем нередко измерение численности сводится к подсчету пропорции митингующих от общего населения, или ее сравнивают с митингами на Болотной и Сахарова в 2011-2012 гг. Оба сравнения по меньшей мере странны.

Соотносить количество вышедших на митинги с общим населением – это сравнивать две несопоставимые величины. Какой процент считать «нормальным» - 0.1%, 1%, или 10%? Все люди разные. Многие вообще никогда не ходят на митинги. Кто-то ходит, но при определенных условиях (погода хорошая, друзья позвали, повод важный, и т.д.). Определить, какой процент «хороший» нереально (для любителей малых чисел, посчитайте количество участников Октябрьской революции как пропорцию от населения Российской империи). Если уж проводить аналогии, то нужно сравнивать подобное с подобным. В данном контексте, с аналогичными митингами других политиков. Очевидно, что другие политики, как оппозиционные, так и главный политик страны Владимир Путин и близко не могут на добровольной основе собрать сколько-нибудь похожие по численности митинги, какие собирает Алексей Навальный и его «забастовка избирателей». Если мерить в таких единицах измерения (другие политические акции), численность прошедших вчера митингов можно оценить как очень большую.

Соотносить нынешние собрания с митингами 2011-2012 гг. тоже некорректно. Как развивались тогда события? Много лет оппозиционные митинги собирали несколько сотен человек. Полиция либо их винтила, как акцию «31», либо игнорировала. Вдруг 5-го декабря 2011 г. В Москве вышло несколько тысяч человек. Власти растерялись. Не зная, что в таких случаях делать, они согласовали  Сахарова и Болотную. Тогда действительно вышло несколько десятков тысяч человек, по разным оценкам от 50 тысяч до 80 тысяч. После этого власти провели работу над ошибками, провели несколько акций устрашения (самая громкая – «Болотное дело») и перестали согласовывать акции в центре. Надо понимать, что «рассерженные горожане», которые выходили на Болотную и Сахарова, выходили на 100% согласованные акции, где власти гарантировали спокойствие и отсутствие задержаний. Митинги, которые проходят в Москве в последние годы, - несогласованные. Накануне власти напрямую пугивают арестами и задержаниями. Право на мирные собрания в центре Москвы и Петербурга у граждан фактически отняли. Нельзя сравнивать количество граждан на мирных митингах и количество на последних акциях оппозиции. Это абсолютно разные риски, а значит, качественно иной состав участников. Количество людей, которые готовы воскресным днем прогуляться в компании друзей и посетить мероприятие, где на сцене выступают известные политики и деятели искусств, на порядок больше, чем количество людей, которые идут в непонятное место, с риском получить дубинкой по голове, угодить в автозак, сесть на 15 суток, а то и на несколько лет.  Сравнивать эти величины просто нельзя.

У вчерашней акции есть один важный качественный итог. Жителям Москвы и Петербурга удалось отстоять свое право на свободу собраний. В обоих городах не было массовых задержаний, хотя митинги были не согласованы (к слову, отсутствие массовых задержаний случается уже не первый раз). Почему полиция раньше массово задерживала людей? Есть два мотива. Первый – это обезглавить протест. Полиция закрывает лидеров, чтобы лишить протест политического руководства. Второй – устрашающий. Массовые задержания сотен случайных демонстрантов показывает всем протестующим, что участие в несогласованных митингах – дело небезопасное. Придешь – огребешь. Первый мотив задержаний так и продолжает действовать. В Москве, в Петербурге и многих других городах полиция превентивно задержала множество сотрудников штабов и других ключевых участников кампании. Однако второй мотив – задержания для устрашения рядовых участников - перестал работать. Те, кто выходит на протест, уже морально готовы, что их будут винтить. Поэтому их выходит немного, несколько тысяч, а не десятков тысяч, как на мирные акции, но их уже не испугаешь и дальше вниз численность не собьешь. Российские власти очень рациональны в этом отношении. Какой смысл винтить, если толку нет? С другой стороны, у винтилова всегда есть значительные издержки. Яркая картинка в российских и международных СМИ, обсуждение событий на несколько дней, у каждого задержанного есть семья, родственники, друзья, которые тоже постепенно вовлекаются в протестную деятельность, сочувствуя задержанному, и т.д.

«Не винтить» - это решение уже, скорее, постоянное, чем временное. Даже если на улицы Москвы или Санкт-Петербурга выйдет всего 5,000 человек, то больше 1,000 все равно задержать тяжело. А оставшиеся 4,000 буду только злее, останутся на улицах дольше, и потом все равно выйдут на следующие акции. Что это значит? Что смелые москвичи и питерцы в целом отстояли свое право на мирные собрания. Если будет важный повод, и на улицы будет готово выйти значительное число людей, то власти массово винтить народ не будут. Почему? Потому что прошлые винтиловы показали, что народ не боится.

Что это означает в долгосрочной перспективе? На акции будет выходить все больше людей. Сочувствующих протестам намного больше, чем их участников. Стрим с акций по всей России (https://www.youtube.com/watch?v=EnBuZJ8TFo4&t=15s) собрал уже почти 2 миллиона просмотров. Люди оценят: раз не было винтилова, два не было винтилова, значит, риски не такие большие, как мы ожидали, значит, на следующую акцию выйдут те, у которого терпимость к риску чуть ниже, а потом, у кого еще чуть ниже и т.д.  Постепенно, когда численность несогласованных акций будет расти, властям придется согласовывать акции. А куда им деваться? Увидеть 50,000 на несогласованной акции на Тверской – это намного более болезненный для власти удар, чем согласованная акция на Сахарова. Безусловно, это процесс займет какое-то время. Но самый важный шаг сделан – гражданскому обществу удалось показать, что акциями устрашения всех не запугаешь. Все равно найдутся несколько тысяч смелых и принципиальных человек, которые выйдут отстаивать свои права.

К сожалению, эта важная победа пока никак не отразится на координаторах протеста. Их и дальше будут арестовывать заранее. Это довольно эффективная тактика. Мы все наблюдали, что демонстранты, без каких-то четких указаний и руководства, не знают, что им делать и куда идти. Это, конечно, дезорганизуют мероприятие. Но, я думаю, и эта проблема будет скоро решена. Удалось же сотрудникам ФБК вчера провести прямую трансляцию, хотя предыдущая была прервана вторжением полиции, а все оборудование и участники процесса были арестованы. В этот раз, несмотря на то, что полиция болгаркой вскрыла три двери, трансляция так и не была прервана.

Вообще, конечно, это очень сильные впечатления, когда люди могут большими группами, с флагами и символикой  свободно ходить по улицам Москвы, и никто им уже не может воспрепятствовать. То чувство свободы, которое многие демонстранты сегодня ощутили, я думаю, многим понравилось, и они от него просто так не откажутся. Не верите мне? Поверьте Жириновскому. Это один из немногих настоящих политиков, который остался в Госдуме. Его стабильный электоральный успех на протяжении 30-и лет – это следствие его политического чутья и талантов. Именно поэтому он вчера вышел к митингующим и долгое время с ними общался (https://www.youtube.com/watch?v=TMpxq6xHmyk). Он понимает, за кем политическое будущее и заранее пытается вписаться в новый политический тренд. Пасту в тюбик обратно не затолкаешь. Это поняли уже и власти, и Жириновский.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal