Maxim Mironov (mmironov) wrote,
Maxim Mironov
mmironov

Categories:

Правила ведения войны. Допустимо ли Путину атаковать младенцев и кормящих матерей?


Незаконные аресты оппозиционеров давно стали рутиной. Максимальная общественная реакция по поводу самых беспредельных приговоров – это волна возмущения в соцсетях, которая обычно на следующий день утихает. Ничего удивительного в этом нет – наше общество давно уже находится в состоянии необъявленной войны между властью и оппозицией. Любой, кто вступает в ряды оппозиции, морально готов к тому, что его будут задерживать, выписывать штрафы, сажать на какое-то количество суток (а иногда и лет). В общем, любой, кто вступает на тропу войны, должен быть готов, что снаряд прилетит и в его окоп.

Несмотря на то, что Путин ведет войну против оппозиции с нарушением им же самим придуманных  законов (крайне редко, когда приговор оппозиционеру вынесен в соответствии с российским законодательством), тем не менее, он старался следовать каким-то своим, пацанским правилам – мы бьем тех, кто пошел против нас, но не трогаем женщин и детей. Единственным исключением  из этого правила был кейс более чем 10-летней давности, когда в процессе борьбы с Ходорковским, посадили также Светлану Бахмину и долгое время отказывались ее выпустить по УДО, даже когда она была беременна.

Похоже, Навальный не менее опасный враг для Путина, чем в свое время Ходорковский, поэтому он опять начинает бить по женщинам и детям. Ведь кто больше всего пострадает от 30-суточного приговора Волкову?  Волков уже привык мотать сутки в спецприемнике. Это его не первый, не второй и почти точно не последний срок. Он к ним относится спокойно, как к неотъемлемой части своей работы. Если он не уехал из страны, когда ему грозило 6 лет, то еще одним месяцем в спецприемнике его точно не испугаешь. Этот срок - самое большое наказание для его жены Анны Бирюковой и его трехнедельного сына Марка.  Я знаю, что чувствует семья при рождении ребенка. У меня четверо детей, мы ожидаем пятого. Каждый раз, когда рождается ребенок, - это серьезное испытание для женщины. Если женщина испытывает стресс, то может пропасть молоко. Ребенок тоже чувствует стресс матери – может начать плохо спать и есть, а значит, еще больше плакать и волноваться. Многие женщины испытывают послеродовую депрессию. Им нужно, чтобы любимый человек просто был рядом, обнял, утешил. Власть за оппозиционную деятельность Волкова решила наказать его жену и ребенка. Теперь ей, помимо обычных сложностей, связанных с рождением младенца, предстоит дополнительно мотаться в другой город на свидания к мужу, решать бытовые проблемы, которые одной с грудничком на руках решать совсем непросто, постоянно нервничать и переживать.



Я ни в коем случае не утверждаю, что преступников нельзя сажать, если у них беременные жены и/или грудные младенцы. Каждый, перед тем как совершить преступление, должен сам думать, как это отразиться на его семье. Но в случае с Волковым, никакого преступления не было (почитайте, например, подробный разбор Ивана Жданова по этому поводу https://t.co/BVfeKnaIgC).  Его приговор, как и приговоры другим сотрудникам и волонтерам штабов Навального, - это произвол властей. Именно власти решают когда, кого и насколько посадить. Статьи и обоснования подгоняют по ходу дела. На этот раз Волкова решили посадить под Новый Год, тем самым наказать, не столько даже его, а его жену – будешь знать, как в нашей ВеликойРоссииВставшейСколен рожать детей, да еще от оппозиционеров!

  Я не хочу тут бросаться пафосными словами, что Путин перешел красную черту, когда начал мстить женщинам и грудным детям. Красная черта у каждого своя. Но это еще один повод задуматься системным оппозиционерам, особенно тем, кто считает себя приличными людьми. Есть популярный кандидат, который ведет свою кампанию законным образом. Более того, это вообще единственный кандидат, который ведет активную предвыборную кампанию. Его не то, что на выборы не пускают, против его активистов ведутся масштабные репрессии, в том числе уже против семей. Случай Волкова – не исключение. У координатора штаба Навального в Кемерово отчислили из ВУЗа ее молодого человека и уволили из школы мать (https://www.novayagazeta.ru/news/2017/10/31/136573-koordinator-shtaba-navalnogo-v-kemerovo-zayavila-o-davlenii-na-nee-cherez-rodstvennikov). Не хочется прибегать к избитым аналогиям, но представьте, Германия 1930-х, евреев уже открыто прессуют без суда и следствия, а какая-то системная оппозиция идет участвовать в выборах, потому что их пока не трогают и даже пускают в федеральные СМИ, ведь это способ заставить власть измениться. Кстати, в случае с Волковым, эта аналогия - не такая уж большая натяжка https://www.facebook.com/leonid.m.volkov/posts/1610233122332648. Его преследуют, в том числе, по национальному признаку.

Системным оппозиционерам можно, конечно, продолжать «предвыборную» кампанию, записывать видео на актуальные темы, ходить на федеральные каналы, организовывать встречи с избирателями. Почему бы и нет, ведь вас пока не трогают, и даже кое-что разрешают? Но попробуйте сами себе ответить на вопрос, почему вас не трогают и даже кое-то разрешают? Ответа тут два, либо потому что вы не опасны, либо, что, скорее всего, даже полезны. Мы видим, как действуют власти с теми, кого они считают для себя настоящими конкурентами. Если вы из категории «спойлер» перейдете в категорию «настоящий конкурент», то против вас и ваших близких тут же включат каток и закатают под асфальт. Ну, и стоит ли тогда сейчас пытаться играть в «легальную оппозицию», «мы хотим изменений, но без конфронтации с властями», и прочие популярные штампы? Как не бывает осетрины второй свежести, так не бывает никакой системной оппозиции. Оппозиция бывает только одна – настоящая. Если у вас по каким-то причинам нет смелости или морального духа в ней участвовать, лучше тогда вообще в этом не участвуйте, или потом вам будет очень стыдно. Если вам тяжело дается это решение, попробуйте поставить себя на место Анны Бирюковой и понять, что она сейчас чувствует.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments