Maxim Mironov (mmironov) wrote,
Maxim Mironov
mmironov

Categories:

Безобидные санкции



Уже вторую неделю обсуждается новый пакет санкций против России, который ввел сенат США 15 июня. Большинство экспертов оценивает их как крайне вредные для России (см. хорошее изложение данной точки зрения в статье Владимира Милова http://www.rbc.ru/opinions/economics/16/06/2017/5943c93a9a7947c01dae80b7). Однако  негативный эффект новых санкций (как и старых), на мой взгляд, несколько преувеличен. Если проанализировать, какие факторы сыграли главную роль в том, что российская экономика сейчас находится в плачевном состоянии, то на первом месте - это падение цен на нефть, на втором  – это контрсанкции, введенные российским правительством (причем от контрсанкций пострадали больше всего самые бедные слои населения), и только на третьем месте - санкции западных правительств (их эффект весьма незначителен).

Устройство российской экономики довольно примитивно. Грубо говоря, мы продаем сырье и покупаем все остальное. Чтобы нанести серьезный ущерб российской экономике, нужно либо воздействовать на первую компоненту (продажа сырья), либо на вторую (покупка всего остального). Западные санкции напрямую никак не повлияли ни на первое, ни на второе. Было некоторое косвенное воздействие (я это подробно рассмотрю ниже), но этот эффект был незначительным.

Самый  большой эффект на первую компоненту оказало падение цен на нефть. За три прошедших года цена на главный российский экспортный товар упала в 2.5 раза (цены на остальные сырьевые компоненты российского экспорта тоже значительно снизились). Падение цены в 2.5 раза означает, что чистая выручка, которую мы можем потратить на закупку остальных товаров, упала более чем в 3 раза (ведь нефть нужно произвести, прокачать по трубопроводу и т.д., а это все затраты). Конечно, я все несколько упрощаю. Россия экспортирует также иные товары, помимо сырья, и цены на них так сильно не упали. Однако факт остается фактом – чистые доходы от экспорта ресурсов (основной источник поступления валюты в страну) за три года снизились в несколько раз, а значит, и возможности российской экономики закупать «все остальное» также значительно сократились.

Вторая компонента успешного развития российской экономики - «покупаем все остальное» - подразумевает, что Россия как страна использует валютную выручку от сырьевого экспорта для импорта потребительских товаров на конкурентных рынках по максимально выгодным ценам.  И здесь в августе 2014 года российское правительство нанесло нашим согражданам удар в спину. Что означает запрет импорта продовольствия из ЕС, США, Австралии и Канады? Это означает, что импортерам пришлось искать новые источники импорта – более дорогие и менее эффективные. Это миф, что от санкций больше всего пострадал средний класс – любители хамона и пармезана. Под санкции попали не только люксовые деликатесы, но и также базовые продукты – молоко, мясо, овощи и фрукты. Как следствие, цены на все эти продукты значительно повысились. Больше всего пострадали от контрсанкций бедные слои населения, именно в их бюджете доля расходов на питание самая высокая. Условно говоря, бедные тратят 50% бюджета на питание, средний класс - 20%.  Если цена на еду выросла на 20%, то это значит, что у бедных общие траты растут на 10%, а у среднего класса - на 4%. Так как рост цен очень быстро уперся в потолок спроса, качественные ингредиенты пришлось массово заменять на некачественные – пальмовое масло, сырный продукт (с растительным жиром) вместо сыра и т.д. То есть следствием контрсанкций стало то, что россияне вынуждены покупать менее качественную еду по более высоким ценам. Это еще больше сократило их реальные доходы, которые и так упали из-за падения цен на нефть.

Некотороые скажут, что контрсанкции способствовали импортозамещению, и от этого был положительный эффект для экономики. Это миф. Во-первых, в сельском хозяйстве есть специализация. Климатические условия России позволяют относительно эффективно производить зерно и мясо птицы. Именно по этим позициям в 2000-ые наблюдался бурный рост и без всяких контрсанкций. Говядину, молоко, фрукты и овощи производить относительно невыгодно на бОльшей части территории России. Условно, в Голландии корова может круглый год пастись под открытым небом и есть свежую траву, а в России ее нужно полгода содержать в теплом коровнике и запасать на все это время корм. России выгодно экспортировать зерно и закупать молоко и мясо. Если поставить своей целью производить все, то в итоге получим меньшее количество и молока, и мяса, и зерна. Иными словами, имеет смысл в России развивать и поддерживать сельское хозяйство. Однако нужно это делать только касательно тех продуктов, которые производить выгодно, а не всех подряд. Во-вторых, контрсанкции были введены временно, и никто не знает, когда их отменят. Современное сельское хозяйство – процесс капиталоемкий. Для расширения производства нужно закупить дорогостоящую технику, теплицы, да и фруктовые деревья не в первый год плодоносят. Никто не будет вкладывать значительные ресурсы в расширение производства, если контрсанкции могут в любой момент отменить. Поэтому реальный эффект на увеличение сельскохозяйственного производства очень незначительный. Единственное, что за этот период из-за ограничения конкуренции, сельскохозяйственные олигархи (к примеру, Александр Ткачев) смогут снимать с потребителей сверхприбыли.

  Ну и наконец, рассмотрим эффект западных санкций.  Прямого эффекта ни на экспорт ресурсов, ни на импорт всего остального они не имели. Основной эффект – это ограничение доступа на западные рынки капитала некоторым российским компаниям. В 2000-ые российские компании занимали сотни миллиардов долларов за рубежом. Кажется, закрытие этих рынков для части российских компаний должно быть губительным. На самом деле, не все так плохо. Во-первых, в России очень много денег. Ежегодно из России вывозятся десятки миллиардов долларов. Если те, кто живут в России, не хотят вкладывать деньги в российскую экономику (принимая во внимание  риски и доходность), и предпочитают вывозить их за рубеж, то почему мы ожидаем, что иностранцы горят желанием в нас вкладываться? Именно поэтому мы видим резкое падение западных инвестиций не только в компании, попавшие под санкции, но и все остальные российские компании. Во-вторых, ситуация по сравнению с 2000-ми принципиально изменилась. В 2000-ые экономика бурно росла, и экономические агенты ожидали, что потребительский спрос будет расти ив будущем. А значит, нужно строить новые предприятия, торговые центры, жилье и т.д., чтобы обеспечить этот растущий спрос и, соответственно, обеспечить себе будущие прибыли. Это было основным фактором, почему в 2000-ые был бурный приток капитала из-за рубежа (российского тогда просто не хватало) – все хотели заработать на перспективах российской экономики. Сейчас никакими перспективами не пахнет. На ближайшие 10 лет ожидается ровная стагнация со средним ростом 1% (оптимисты говорят о 2%). В такую экономику не хотят вкладываться ни отечественные держатели капитала, ни зарубежные. Поэтому если завтра вдруг отменят санкции на привлечение капитала российским компаниям, то никакого всплеска притока инвестиций ожидать не стоит (до тех пор, пока не улучшатся перспективы самой экономики). Надежные российские заемщики сейчас могут привлекать деньги на очень хороших условиях. К примеру, двухлетние  бонды Газпромбанка сейчас торгуются с доходностью 1.6% к погашению (http://en.boerse-frankfurt.de/bonds/gpb_eurobond_finance_plceo-m-tlpn1419gazpbk_regs-Bond-2019-xs1084024584). В 2000-х ставки по российским бондам были существенно выше. Слухи о том, что западные инвесторы  испугались санкций и вообще не хотят давать денег российским компаниям, сильно преувеличены.  Надежным и понятным с удовольствием дают, причем очень дешево. «На развитие» и в «перспективные» проекты давать перестали, потому что не видят ни развития, ни перспектив. И это напрямую никак не связано с санкциями.

Еще один момент, который все отметили в новом пакете, - это возможные санкции касательно строительства новых газопроводов. Скажу крамольную вещь, но если бы эти ограничения были введены лет 10 назад, российская экономика сильно бы выиграла. Все эти северные потоки, южные потоки и сила Сибири были задуманы с одной целью – показать дули нашим партнерам. Северный и южный потоки – дуля Украине и Беларуси, сила Сибири – дуля Евросоюзу. Все бы хорошо, только эти путинские дули чересчур дорого обходятся российскому народу. На те десятки миллиардов долларов, которые были потрачены на строительство северных и южных потоков, можно было спокойно проплатить транзит газа Беларуси и Украине по рыночным ставкам на много лет вперед, да еще бы осталось. Причем эти деньги не покоились бы на дне Балтийского моря (точнее на дне карманов соответствующих газпромовских подрядчиков), а пошли бы в экономики (когда-то) дружественных нам стран. На эти деньги они смогли бы, в том числе, покупать у нас газ. Тогда бы мы имели и дополнительное потребление, и более дешевый транзит, и экономика соседей была бы более стабильной (может, тогда и Майдана никакого бы не было). Необходимость транзита через Украину и Беларусь заставила бы российское руководство вести более взвешенную и дружественную политику по отношению к соседям. А так, мы не только со всеми разругались, но и лишились одного из крупнейших потребителей российского газа. Экспорт в Украину упал с 30 млрд. кубометров в год до практически нуля. Сила Сибири – это вообще ужас-ужас. Я не видел ни одного расчета, который  показывал хотя бы нулевую прибыльность этого проекта. Все расчеты показывают, что он будет либо убыточным, либо глубоко убыточным. Любые санкции, которые помогут ограничить Газпрому строительство новых газопроводов, я считаю, будут иметь скорее положительный эффект для России.

Ограничения на продажу российским компаниям оборудования для разработки новых месторождений на шельфе – тоже не имеют практически никакого эффекта. При текущих ценах на нефть разработка данных месторождений экономически нерентабельна, поэтому и ограничения в поставках оборудования для их разработки не могут играть особого негативного эффекта (могут даже иметь положительный эффект, если ограничат инвестиции госкомпаний в неэффективные проекты).

 Если западные санкции такие безобидные, почему же российский истеблишмент каждый раз бьется в истерике, когда выходят новости об их введении/продлении? Ответ здесь очевиден и всем известен. Помимо экономических санкций (в которых, как я описал выше, мало толку), есть личностные санкции против друзей Путина (Сечин, Якунин, Роттенберг, Тимченко и т.д.) и других представителей российской элиты. Для них невозможность ездить на Запад, тратить там деньги, кататься на яхтах и просто культурно проводить время – это удар в спину. Именно поэтому тот же Киселев так отчаянно бился за свое право ездить в ненавистную гейропу (https://meduza.io/news/2017/06/15/sud-es-otkazalsya-snyat-sanktsii-s-dmitriya-kiseleva). Личностные санкции - это, пожалуй, единственный аспект, где пока наблюдается реальный эффект. Именно личностные санкции заставляют российское руководство как-то суетиться и принимать ответные меры. Пока, к сожалению, они по обыкновению начинают бомбить Воронеж (заставляют своих же граждан есть плохие продукты по завышенным ценам).  Но, может, когда они окончательно соскучатся по своим дачам и детям в Европе, они начнут хоть немного корректировать свою политику к лучшему.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments