October 4th, 2020

Ненормальная нормальность



У меня есть знакомый аргентинский журналист Андреа Бонзо из газеты Infobae. Мы с ним познакомились во время скандала с кокаином в аргентинском посольстве. В то время мне звонило много журналистов со всего мира. Андреа интересуется Россией, и я его иногда информирую о важных, с моей точки зрения, темах. Когда я ему написал о самосожжении Ирины Славиной и кинул ссылку на новость, его эта история поразила. Он сразу начал выяснять у меня подробности.
- Там написано, что у нее был обыск. В рамках какого дела она была обвиняемой или подозреваемой?
Я ему объяснил, что она была свидетелем по делу «Открытой России». Андреа удивился. Потом уточнил:
- То есть она была свидетелем защиты «Открытой России»? (подразумевая, что ее таким образом хотели запугать, чтобы она отказалась давать показания).
Я объяснил, что свидетелей назначает следствие и назначить могут в принципе любого. После этого я прислал ему еще несколько ссылок, объяснил разницу между Великим Новгородом и Нижним Новгородом, и Андреа опубликовал заметку  (https://www.infobae.com/america/mundo/2020/10/02/una-periodista-rusa-murio-tras-prenderse-fuego-culpen-a-la-federacion-rusa/ )

Надо понимать, что Аргентина – это не какая-нибудь Швейцария или Дания. Еще 40 лет назад здесь была жесткая военная диктатура, когда людей хватали, сажали, пытали и убивали без суда и следствия. Так что аргентинцы прекрасно понимают, что такое диктатура и авторитаризм. Но даже его удивило, что Ирина Славина была СВИДЕТЕЛЕМ по делу, к ней в 6 утра пришли с обыском и сразу стали болгаркой выпиливать дверь, а потом вынесли из дома всю электронику, тетради и блокноты, хотя они не смогли найти ни одного предмета, который бы прямо относился к делу. Это не нормально, даже для традиционного авторитаризма.

Мы все привыкли уже к беспричинным обыскам с выпиливанием дверей на рассвете и полным изъятием всего и вся, это происходит постоянно практически в ежедневном режиме. Это стало настолько нормальным, что даже уже не вызывает возмущения в обществе. Чтобы стать обвиняемым по делу, нужно хотя бы дело состряпать, и тогда обвиняемый в курсе, что к нему могут прийти. Свидетелем по делу можно записать вообще любого, даже без его ведома. Общался с тем-то и тем-то 20 лет назад – все, свидетель. Морально готовься к обыскам, допросам, конфискации всего имущества и т.д. Вы только представьте, с каким количество людей, например, за свою жизнь общался Ходорковский. Или со сколькими людьми контактировали сотрудники «Открытой России». И каждый из них может стать свидетелем.

Ирина Славина своим поступком показала, что это нормальность, к которой мы все привыкли, – это совсем не нормально. У государства есть законное право на насилие, но оно не может применять его беззаконно. Если общество не остановит насилие со стороны государства, то сфера применения такого бесконтрольного насилия будет расползаться все дальше.