?

Log in

No account? Create an account

Чем оппозиция отличается от Путина, или Зачем нужны праймериз?
mmironov

Вопрос, вынесенный в заголовок, кажется тривиальным. Ну как же, Путин ведь  против демократии и свободных выборов, а оппозиция - за. На самом деле, до того, как стать президентом, Путин толкал весьма либеральные речи (например, вот https://www.youtube.com/watch?v=D39dwiJQzY4). Да и Тулеев, который превратил Кузбасс в азиатскую деспотию, до того, как укоренился во власти, тоже толкал (https://www.youtube.com/watch?v=g6D2Q3hyVjQ). Если просто посмотреть речи Путина и многих его функционеров, пока они не достигли вершин власти, по духу и содержанию они не сильно отличались от того, что сейчас вещают лидеры демократической оппозиции. Отличие между словом и делом начало проявляться тогда, когда Путин получил власть. Нельзя сказать, что он полностью ликвидировал выборы. Он просто изменил правила игры так, что победу практически всегда одерживает лояльный ему кандидат. Это было достигнуто введением муниципальных фильтров, заведением уголовных дел на неугодных кандидатов, изменением законодательства о регистрации партий и т.д.

Что мы наблюдаем сейчас в стане оппозиции на примере предстоящих выборов мэра Москвы? Ровно такое же поведение. Вроде бы никто не отказывается формально от праймериз, но каждый из ведущих кандидатов – Гудков, Яшин, партия «Яблоко» – предлагают свой механизм проведения выборов, который смещен в пользу предлагающего этот механизм кандидата.

И здесь у меня как у избирателя встает два вопроса. Во-первых, все эти кандидаты проповедуют демократические ценности и выступают за честные выборы. Что им мешает договориться, провести честные праймериз и определить сильнейшего оппозиционного кандидата? Каждый раз, когда проходят выборы, мы слышим хор голосов о злых Чуровых-Памфиловых, различных фильтрах и фальсификациях, недопуске наблюдателей и т.д. Если организовать собственные выборы, то никаких подобных препятствий просто нет. Можно организовать модельные выборы и показать, как надо делать. Во-вторых, что будет, если режим Путина внезапно падет. Допустим, выйдет народ на улицы и прогонит Путина, как это сейчас произошло в Армении. Как тогда лидеры оппозиции смогут договориться о проведении новых выборов, когда на кону будет стоять реальная власть, если они не могут договориться даже о формате проведения праймериз на пост кандидата на мэрские выборы? Скорее всего, демократические лидеры будут ругаться и поливать друг друга грязью до тех пор, пока страна окончательно не скатится в бардак и разруху. Подобные расклады, безусловно, снижают стимулы граждан выходить на улицу и требовать смены режима, ведь пока коллективная демократическая оппозиция ничем не смогла доказать, что она будет лучше Путина.

Я неоднократно писал, что не вижу особого смысла в объединении оппозиции (например, вот https://mmironov.livejournal.com/27323.html и вот https://thequestion.ru/questions/375945/ekonomika-obedineniya-oppozicii-ili-prichem-zdes-navalnyi#answer534752-anchor). Однако, на  важных выборах имеет смысл проводить праймериз, чтобы выдвигать самого сильного кандидата и давить на власть, чтобы именно этого кандидата допустили на выборы. Выборы мэра Москвы - как раз такой случай. Каков должен быть формат праймериз? Учитывая то, что выборы, в конце концов, проводятся в формате «один человек – один голос», то и праймериз должны проводиться по максимально приближенному к этому принципу формату. Если кандидат сможет выиграть праймериз среди широкого круга избирателей, то значит и на общих выборах у него, скорее всего, будет самый высокий результат.

В чем  недостатки схемы, предлагаемой Дмитрием Гудковым? Основной недостаток в том, что широкому кругу избирателей отводится совещательная, а не решающая роль. Он хочет, чтобы кандидата  определяли муниципальные депутаты и совет из демократических партий и движений. То есть если муниципальные кандидаты и демпартии выберут кандидата А, а избиратели проголосуют за кандидата Б, то на выборы пойдет кандидат А. В поддержку голосования среди муниципальных депутатов часто приводят такой аргумент, что их же избрали на выборах, значит, они представляют мнение избирателей. Но есть три важных возражения. Независимых депутатов в Москве порядка 17% от общего числа, то есть если мы и получим срез, то очень небольшого сегмента избирателей. Но это не главная проблема. Распределение независимых депутатов сильно смещено в пользу определенных районов (центр, запад и юго-запад), а в половине районов нет вообще ни одного независимого муниципального депутата. То есть если мы доверим выбор единого кандидата муниципальным депутатам, ты мы  получим мнение не всей Москвы, а очень небольшого количества ее районов, тогда как выборы мэра проводятся по всей Москве, а не только в оппозиционно настроенных районах.
Доверять выбор представителям демократических партий и движений – еще менее продуктивная идея. Даже если предположить, что они смогут прийти к консенсусу (во что я лично не верю), то встает вопрос, а кого они, собственно, представляют? На последних федеральных выборах в Госдуму и президента, они суммарно набрали менее 3%. То есть, формально говоря, не являются никакими лидерами оппозиции – они просто так сами друг друга называют для поднятия статуса. Даже в Москве на последних выборах Явлинский и Собчак суммарно набрали всего 7.2% (на выборах мэра Москвы 2013 г. Навальный и Митрохин набрали суммарно 30.8% голосов). Почему лидеры партий, которые уже давно потеряли поддержку избирателей своего сегмента и всякий авторитет, должны определять, кто будет представлять оппозицию на выборах?
Ну и наконец, еще одна проблема со схемой Гудкова – она изначально сильно смещена в пользу его собственной кандидатуры. Гудков напрямую участвовал в отборе кандидатур депутатов на муниципальных выборах, а также уже собрал со значительного числа муниципальных депутатов письменное обязательство поддержать его кандидатуру на выборах. Можно с большой долей уверенности утверждать, что муниципальный фильтр, предлагаемый Гудковым, сможет пройти только один кандидат – сам Гудков. С фильтром из партий тоже степень неопределенности невысокая. Из пяти партий и движений («Яблоко», «Парнас», «Гражданская инициатива», «Открытая Россия», «Партия прогресса»), «Яблоко», скорее всего, откажется от участия в этой процедуре, так как у них собственный формат (о процедуре, предлагаемой «Яблоком» ниже). Остается четыре партии. Две партии гарантировано поддержат Гудкова. «Открытая Россия» давно заявила о поддержке Гудкова на выборах мэра (https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/04/18/72203-ya-by-ne-otdal-solovieva-no-ya-ne-proshel-v-dumu), «Гражданская Инициатива» поддержит, потому что Дмитрий вступает в эту партию и будет являться одной из ее витринных лиц. «Парнас», выбирая между Гудковым и Яшиным, скорее, выберет Гудкова, так как Яшин ушел из «Парнаса» со скандалом, разругавшись с Касьяновым (https://snob.ru/selected/entry/118240). Итого, если будет стоять выбор между Яшиным и Гудковым, то у Яшина нет никаких шансов склонить в свою пользу большинство партийных делегатов.
   
У механизма внутрипартийных праймериз «Яблока» (или, как они говорят, члены партии плюс сторонники) схожая проблема, что и в схеме Гудкова. На последних президентских выборах Явлинский набрал 1% по России и 3% по Москве. На выборах в Госдуму результат был не сильно лучше. Почему партия, у которой нет поддержки даже демократическинастроенных избирателей, должна выдвигать единого оппозиционного кандидата? Защищая такую схему, обычно ссылаются на американский опыт, где действительно кандидат на праймериз определяется в основном членами партий. Но там республиканская и демократическая партии регулярно на выборах показывают значительные результаты. Грубо говоря, примерно треть американцев поддерживает республиканцев, треть – демократов, остальные колеблются. У этих партий есть право говорить, что они представляют значительное число избирателей. У партии, которая на выборах набирает 1%, нет права говорить, что она выступает от имени даже российских демократов. Любые праймериз, проведенные такой партией, будут полной профанацией и не будут иметь ничего общество с мнением оппозиционно настроенного общества.

Кандидатам на выборы мэра нужно договориться о формате праймериз, максимально приближенным к настоящим выборам – то есть широкий круг избирателей и «один человек – один голос». Здесь есть несколько важных моментов, которые нужно обсудить.


  1. Онлайн, оффлайн или смешанная процедура голосования. У каждого формата есть свои плюсы и минусы. Онлайн позволит расширить количество участников, оффлайн учтет голоса только тех, кто реально готов оторвать задницу от дивана и проголосовать на выборах. В конце концов, именно такие избиратели определяют исход реальных выборов.



  1. Фильтр для доступа кандидатов. Никто не хочет, чтобы праймериз превратился в ярмарку сумасшедших или парад амбиций людей без реальной поддержки избирателей. Поэтому разумно ввести какие-то фильтры на участие. Например, нужно заручиться поддержкой как минимум 10 муниципальных депутатов (муниципальный фильтр все равно потом придется проходить, и кандидат должен показать, что может договориться хотя бы с каким-то количеством депутатов). В дополнение можно ввести финансовый фильтр, например, 100,000 рублей - взнос за участие. Организацию праймериз все равно придется финансировать, так что этот фильтр сыграет двойную пользу – отсечет заранее некредитоспособных кандидатов (если не можешь найти 100,000 на фильтр, то как будешь поднимать деньги на избирательную кампанию?) и частично профинансирует организацию выборных процедур. Возможно обсудить какие-то другие разумные фильтры (например, выдвижение от партий).



  1. Фильтр для доступа избирателей. Одно из опасений, которое высказывают против широких праймериз, что мэрия сгонит своих подневольных бюджетников и испортит выборы. Но, во-первых, на настоящих выборах будет ровно такая же история. Чтобы выиграть выборы, нужно бороться за то, чтобы максимальное количество собственных сторонников пришло на выборы. Во-вторых, в праймериз будут участвовать только демократические кандидаты, которые прошли фильтр (см. пункт 2). Мне кажется, это довольно нетривиальная процедура для мэрии - организовать подобный сгон в пользу одного из кандидатов. Нужно будет объяснить, почему нужно участвовать в каких-то выборах оппозиции (что вообще легитимизирует праймериз в глазах общества, если даже власти призывают своих бюджетников в них участвовать). Но если даже удастся согнать бюджетников на праймериз, за кого им голосовать, ведь пропутинских нет? Если сказать – голосуй за Гудкова (как вариант - за Яшина или Митрохина), и кто-то из них выиграет праймериз, как потом, на настоящих выборах сказать – забудь, что я тебе говорил пару месяцев назад, и голосуй за Собянина? Мне тяжело себе представить, что власти будут организовывать подвоз голосов в пользу какого-то оппозиционного кандидата. В-третьих, если уж все так обеспокоены, что на выборы придут случайные люди и испортят результат, можно организовать какой-нибудь разумный фильтр для избирателей. Например, провести опрос о приверженности демократическим ценностям, прежде чем выдать бюллетень (как было во время региональных праймериз 2015 г.). Или можно устроить предварительную регистрацию в интернете за неделю до самих праймериз, а на участках принимать голоса только от тех, кто прошел предварительную регистрацию (например, в США за несколько недель до самой процедуры голосования, проводится процедура регистрации избирателей по месту жительства). Сама по себе процедура регистрации сделает процедуру подвоза на порядок более сложной для реализации. Однако если даже власти нарегистрируют своих ботов, то их можно будет выявить аналитическими алгоритмами и исключить.



Если о формате договориться не удастся, то можно устроить дебаты по процедуре на нейтральной площадке, например, на телеканале «Дождь». Условно Яшин, Гудков, Варламов и Митрохин каждый предлагают свои форматы праймериз. Потом приводят аргументы в поддержку собственного формата, и зрители выбирают тот формат, который им показался более справедливым.

Если же кандидаты откажутся от выработки единого формата праймериз, и каждый пойдет на выборы сам, то мы получим повторение сценария президентских выборов, когда власть выдала лицензию на участие тем, кого посчитала наименее для себя опасным. В таком случае, если даже какому-то из кандидатов удастся пройти муниципальный фильтр, то остальные кандидаты, которым этот фильтр пройти не удастся, будут чувствовать себя несправедливо обиженными и вместо того, чтобы призывать голосовать за допущенного до выборов кандидата, будут призывать своих избирателей не участвовать в выборах. И мы опять получим апатию, раздражение и потирающих руки представителей властей, которые из каждого утюга будут говорить, что даже в Москве оппозицию никто не поддерживает. Чтобы избежать бойкота со стороны кандидатов, которым не выдадут подписи муниципальных депутатов, нужно провести праймериз и выставить единого кандидата, которого поддержат все, чтобы у властей был выбор – либо проводить выборы с этим кандидатом, либо вообще без оппозиции. Только при таких раскладах можно надеяться, что будет допущен самый сильный оппозиционный кандидат, с шансами на второй тур, а не удобный спарринг-партнер, которого вынесут вперед ногами еще в первом туре.

Оригинал https://thequestion.ru/questions/386393/chem-oppoziciya-otlichaetsya-ot-putina#answer549030-anchor