Почему не тронули Усманова и Абрамовича, или Оптимальность смертной казни
mmironov



В новый санкционный список внесены 24 известных российских чиновника и олигарха, а также 14 связанных с этими олигархами компаний, включая таких гигантов, как «Русал» и En+ (https://www.rbc.ru/economics/07/04/2018/5ac7d8b89a79474597eef7b2). У многих возник вопрос, почему Абрамович и Усманов, которые находятся к Кремлю не в меньшей, а возможно, даже большей близости, чем Дерипаска и Вексельберг, не были включены в список. Алексей Навальный прямо заявляет: «Отсутствие Усманова и Абрамовича разочаровывает» (https://navalny.com/p/5839/). Владимир Милов, который тоже возмущен отсутствием этих фамилий (https://www.facebook.com/milov.vladimir/posts/1894724420599224), дает свое объяснение этому факту (https://theins.ru/opinions/98202). По его версии, это свидетельствует о «договорняке» между Путиным и администрацией Трампа.

Мне кажется, что  Абрамович и Усманов отсутствуют в списке по тем же причинам, почему за большинство преступлений в мире не применяется смертная казнь, а во многих странах она вообще отменена. Начнем с базовой теории преступления и наказания. Предположим преступник, когда совершает преступление, получает некоторую выгоду В, его ловят с вероятностью р, и если поймали, накладывают на него наказание С. Тогда ожидаемая выгода от преступления равна
В–р*С

    Если ожидаемая выгода больше нуля (то есть выгода больше, чем ожидаемое наказание), тогда преступник совершает преступление. Если меньше нуля, то преступление не совершается. Задача государства – всеми силами повысить ожидаемое наказание, р*С, чтобы преступнику было невыгодно совершать преступление. Увеличивать вероятность обнаружения и наказания р – довольно дорогое мероприятие. Нужно строить эффективную правоохранительную и судебную систему, вкладывать значительные ресурсы. С математической точки зрения точно такого же результата можно добиться увеличением наказания С. Другими словами, рост р в три раза даст точно такой же эффект на уровень преступности, как и рост С в три раза. Получается, самый простой способ для государства бороться с преступностью – это резко увеличить наказание. Самое суровое наказание (которое в теории должно дать самый низкий уровень преступности) – это смертная казнь. Если следовать этой простой теории, то общество должно применять смертную казнь за все преступления – это даст максимальные стимулы преступникам не совершать преступления.

Однако мы не видим, что современные общества применяют смертную казнь даже за серьезные преступления. Почему? Есть два основных мотива. Во-первых, всегда есть вероятность судебной ошибки. Даже в США, где одна из самых сильных и независимых в мире судебных систем, по оценкам Samuel R. Gross, Barbara O’Brien, Chen Hu и Edward H. Kennedy, как минимум 4.1% смертельных приговоров вынесено ошибочно   ( http://www.pnas.org/content/111/20/7230 ). Во-вторых, это мотивация преступника, который знает, что ему грозит смертная казнь. Представьте, вы ограбили банк, и у вас в руках сумка денег, то есть гарантированные улики. В банк врываются полицейские, чтобы вас арестовать. Какие у вас стимулы сдаться, если вам грозит смертная казнь? Никаких. Вы будете отстреливаться до последнего, стараясь прорваться. Вам будет все равно, сколько людей вы в процессе убьете. Если за любое преступление полагается смертная казнь, то для преступника предельные издержки совершения всех последующих преступлений равны нулю. Если же, к примеру, за ограбление банка полагается 10 лет, а за убийство полицейского 20 лет, то преступник, когда понимает, что его поймают, лучше сдастся и получит 10 лет, а не будет отстреливаться, рискуя получить 30 лет (10+20) или даже самому погибнуть в перестрелке.

Мне кажется, именно исходя из мотивов второго типа, администрация США не ввела санкции против всех приближенных к Путину олигархов. Если ввести санкции сразу против всех друзей Путина, то это развязывает руки и Путину, и его друзьям – больше нас уже все равно наказать невозможно. Когда же наказали половину приближенных, а вторую половину поставили на карандаш, то у преступников появляются стимулы вести себя по-другому, чтобы наказание не было расширено. Ведь каждый олигарх, прежде чем выполнить неформальное указание Путина или Медведева, взвешивает для себя все плюсы и минусы. У Путина есть свой кнут, но и США вполне конкретно показали, как могут испортить им жизнь. Все российские олигархи корнями вросли в западную финансовую систему. И не только финансовую. У многих из них вид на жительство и гражданство других стран. К  примеру, Дерипаска в американском списке указан не только как гражданин России, но и Кипра, а Вексельберг – налоговый резидент Швейцарии ( https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2010/05/12/viktor-vexelberg-pereselyaetsya-v-derevnyu-iz-za-referenduma).  У них там семьи, дети, яхты, дома, друзья. Объективно для большинства российских олигархов и чиновников Россия – место, где они зарабатывают (точнее сказать, выкачивают) деньги, а Запад – там, где они все это красиво тратят. Лишить их возможность красиво тратить – это фактически обнулить все заработанное непосильным трудом.

После последнего раунда санкций каждый российский олигарх, сотрудничающий с властями, будет отчетливо видеть американский кнут, который навис над его благополучием. Поэтому когда Медведев позвонит Усманову и попросит подарить его другу еще одну усадьбу, Усманов может найти сотню причин, как вежливо от этой просьбы увернуться, в том числе, ссылаясь на возможные санкции. Если от Путина поступит просьба кинуть деньжат на фабрику троллей, помочь виолончелисту Ролдугину или подсобить в  каком-то другом богоугодном деле, то у олигархов будут все стимулы пытаться эти просьбы динамить. В конце концов, мы можем увидеть раскол олигархов. Возможно, образуется группа тех, кто откажется сотрудничать с режимом. Им может быть выгоднее вообще эмигрировать и лишиться части активов, чем остаться без бóльшей части своего состояния в случае попадания в санкционные списки. К примеру, Дерипаска за один день потерял почти миллиард долларов, или шестую часть своих денег (https://www.rbc.ru/politics/07/04/2018/5ac7e1409a79476516eef7ad). Еще неизвестно с каким дисконтом ему придется продавать свои пакеты в «Русале» и En+. К тому же, как показали недавнее раскулачивание Евтушенкова и грядущее раскулачивание Магомедова, лояльность партии и правительству совсем не дает гарантий личной и финансовой безопасности. Это дает олигархам еще больше стимулов уйти из сферы контроля Путина, пусть и с потерей части состояния.

Я думаю, это осознанная политика американских властей применить частичное наказание, а не максимально жесткое, включив в санкционные списки только часть приближенных олигархов. Теперь те же Абрамович и Усманов могут следить за дальнейшей судьбой Дерипаски, Вескельберга и других олигархов, включенных в список, и примерять их шкуру на себя. Тот же Греф сможет наблюдать за Костиным и Миллером. Если бы наказали сразу всех, то у этих товарищей не осталось бы другого выхода, как сплотиться вокруг Путина и держаться за него до последнего. Ничего хуже США им уже сделать не может, а Путин еще как. А оно нам надо?

Оригинал https://thequestion.ru/questions/377624/pochemu-ne-tronuli-usmanova-i-abramovicha#answer537101-anchor


?

Log in

No account? Create an account