?

Log in

No account? Create an account

Экономика объединения оппозиции, или При чем здесь Навальный?
mmironov


Идея объединения оппозиционных сил не перестает будоражить воображение общественности. За прошедшие пару недель ее вновь обсуждали и представители оппозиции (см. например, Собчак https://www.youtube.com/watch?v=gQeAy2ytMnU&feature=youtu.be&t=45) и представители власти (см. например, Пескова https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2018/03/29/755328-peskov-rasskazal). При этом и власть, и оппозиция в своих возможных конструкциях объединения обращают свои призывы прежде всего к Алексею Навальному. Я уже писал, почему на данном этапе развития российской оппозиции я не вижу смысла в ее объединении (https://mmironov.livejournal.com/27323.html). Но раз идея всплывает снова и снова, имеет смысл подробно объяснить на конкретных примерах, почему в таком объединении нет никакого смысла.

Начнем с теории. Когда двум партиям выгодно объединяться? Когда в результате объединения обе стороны выигрывают, верно? Если одна сторона проигрывает, зачем ей участвовать в сделке? Таким образом, первое необходимое условие для объединения  – выигрыш объединенной партии должен быть больше, чем сумма выигрышей каждой стороны по отдельности. Второй вопрос – как они поделят дополнительный выигрыш. В теории игр в таких случаях обычно применяют концепт Nash Bargaining. В двух словах, каждая из сторон получает свою долю излишка, исходя из переговорной силы. Если у сторон одинаковая переговорная сила, выигрыш делят поровну.

Возьмем для простоты выборы в парламент. По партийным спискам проходят 225 депутатов, и проходной барьер 5%. Есть две оппозиционные партии A и Б. Предположим, что каждая набирает 4% голосов. Тогда, если они идут сами по себе, ни одна партия не проходит в парламент, и каждая получает 0 депутатов. Если они выставляют объединенный список, они набирают в сумме 7% голосов (предположим, 1% теряется, потому что рейтинги не удается сложить полностью, у партии А есть избиратели, которые никогда не проголосуют за партию Б, и наоборот). Тогда они получат фракцию из 16 депутатов (предположим, что все остальные партии тоже преодолели 5-процентный барьер). Если у них одинаковые переговорные позиции в торге, то каждой партии достанется по 8 депутатов. Если переговорные позиции разные, то каждой партии может достаться любое число от 1 до 15 депутатов (остаток получает вторая партия). Почему условная партия А может согласиться на альянс, где она получит 1 депутата, а вторая партия  – 15? Потому что если партия А выйдет из альянса, то она гарантировано получит 0, а 1 лучше 0. Для простоты, здесь и далее будем подразумевать, что у партий одинаковые переговорные позиции, и они поровну делят добавочные места.

Теперь предположим, что обе партии могут набрать 6%. Если они объединяются, то набирают 11% (1% теряется по тем же причинам, что в предыдущем примере – из-за неприятия частью избирателей какой-то партии). Если они идут отдельно, то каждая фракция получает по 14 депутатов. Если они идут единым списком, то получат 25 депутатов в сумме. Как бы они ни делили эти 25 мандатов, все равно как минимум одна партия от этого объединения проиграет, потому что 25 меньше, чем 28. Итого, им не имеет смысла объединяться. Это не значит, что они не смогут объединиться в одну фракцию уже когда пройдут в Думу, но объединять списки до выборов смысла нет никакого, потому что теряются 3 депутата.

Наконец, рассмотрим третий сценарий. Партия А набирает 6%, партия Б – 4%. Если они объединяются, то получают вместе 9% (1% опять же теряется). Если партии не объединяются, то партия А получает 14 мандатов, а партия Б  – 0 мандатов. Если они объединяются, то получают 20 мандатов, то есть на 6 депутатов больше. Если у них одинаковые переговорные позиции, то партия А получает 17 депутатов (14+3), партия Б – 3 депутата (6 «лишних» депутатов делятся пополам).

Теперь перейдем к нашей реальности и к тому, почему все разговоры об объединении упираются в Навального. Сам Навальный эту тему давно не поднимает, и его позиция скорее напоминает ответ мужика из анекдота:
Стук в дверь.
- Кто там?
- Откройте! Поговорить надо.
- А сколько вас?
- Двое.
- Ну вот, и поговорите!

Несмотря на такую позицию, и оппозиция, и власть, продолжают стучать в дверь Навального с разговорами объединении. Почему оппозиция не может просто объединиться между собой без Навального, наглядно показали результаты последних федеральных выборов. На выборах в Госдуму в 2016 г. «Яблоко» и Парнас суммарно набрали 2.7%. На выборах президента 2018 г. Собчак и Явлинский вместе получили те же 2.7%. То есть если бы даже партии Собчак и Явлинского объединились и при этом не потеряли ни одного голоса, они бы не смогли не то что пройти в Госдуму, но даже набрать 3%, чтобы получить госфинансирование. Кто-то скажет, что есть еще Гудков, но я бы не переоценивал его дополнительные голоса. На думских выборах он был в федеральной части партии «Яблока», а на президентских за 3 дня до голосования вступил в партию Собчак (то есть его рейтинг фактически учтен и в первом, и втором случае). Итого, мы имеем, что если даже вся демократическая оппозиция – партия Собчак, партия Явлинского, Парнас объединятся,  – то в сумме они получат около 3%. В таком объединении смысла нет, так как и без него они получают 0 мандатов, и с ним  – 0 мандатов.

Поэтому они все так хотят объединиться с Навальным. Рейтинг Навального оценить непросто, так как власти не только ему персонально, но и его партии уже много лет фактически блокируют участие в выборах. Я оцениваю рейтинг кандидата «Забастовка» в 10-15% (https://mmironov.livejournal.com/40136.html). Если кто-то не согласен с моим подходом к оценке, можно попробовать оттолкнуться от результата Прохорова (представлявшего протестный электорат), который на выборах президента в 2012 г. набрал 8%. В Москве Прохоров получил 20.4%. Через 1.5 года Навальный на выборах мэра Москвы набрал 27.2% или на треть больше, чем Прохоров (причем у Навального был конкурент из «Яблока», у Прохорова  – нет). Применяя этот поправочный коэффициент к федеральному результату, мы получим 10.7%. Итого, если бы Навальный вел избирательную кампанию, то, вероятно, он мог бы претендовать на федеральном уровне как минимум на 10% голосов, даже при участии других оппозиционных кандидатов. Другое косвенное свидетельство рейтинга Навального – огромная армия волонтеров и сторонников, которая ему помогает. На этих выборах президента, количество людей занятых в кампании «забастовки» было больше, чем количество агитаторов от всех остальных кандидатов вместе взятых. Ну и наконец, оппозиционные кандидаты сами де-факто признают значительный рейтинг Навального. И штаб Собчак, и штаб Явлинского строили свои кампании, пытаясь склонить сторонников Навального на свою сторону. Собчак играла доброго полицейского – рассыпалась в комплиментах Навальному, публично просила за Олега Навального, в т. ч. на федеральных каналах. Штаб Явлинского играл в злого полицейского. Известные члены партии «Яблоко» Вишневский, Кац и Шлосберг регулярно публиковали посты, критикующие «забастовку избирателей», и призывали сторонников Навального не участвовать в забастовке, а отдать голос за Явлинского. Если бы Собчак и Явлинский не считали, что за Навальным стоит значительное число сторонников, зачем столько усилий тратить на их убеждение?

Предположим, что федеральный рейтинг партии Навального (я здесь беру условную цифру, при условии, что ему дали бы нормально агитировать) составляет 10-15%, а рейтинг партии Собчак  – 1.7% (можно взять пример партии Явлинского с рейтингом в 1.05%, разница минимальна). Тогда мы имеем третий сценарий – слабая партия, которая не проходит в парламент, пытается продать свои голоса сильному партнеру и в обмен получить сколько-то мест. Здесь возникает вопрос, сколько голосов потеряется. Есть основания полагать, что если Собчак прибавит к Навальному свои 1.7%, то Навальный потеряет больший процент голосов, ведь у нее огромный антирейтинг. Для Навального в объединении нет никакого экономического смысла. В лучшем случае, удастся добавить к результату доли процента. При этом самом благоприятном сценарии речь идет максимум об одном дополнительном депутате (+0.3-0.6% к результату дают одного депутата), которого все равно придется отдать партнерам по альянсу. При объединении с Явлинским арифметика аналогичная. Ну и какой смысл Навальному объединяться, чтобы в лучшем случае остаться при своих, в худшем даже потерять, если его сторонники не поймут таких маневров?

Кто-то справедливо возразит, что у Навального нет лицензии, и он не может обменять свои потенциальные 10-15% рейтинга на места в Госдуме, а у партии Явлинского и партии Собчак есть такая лицензия. Они могут дать ему свою лицензию, и даже если, с учетом их антирейтинга, Навальный потеряет несколько процентов, они вместе наберут 7-9%, 16-20 депутатов. 8-10 депутатов – Навальному, 8-10 депутатов Собчак (Явлинскому). Но здесь есть две проблемы. Во-первых, списки контролирует тот, кто контролирует лицензию. Нет никакой гарантии, что Собчак (или Явлинский) не захотят занять первое место в списке, в обход демократических процедур, тем самым похоронив все перспективы на успех (см. казус Касьянова http://mmironov.livejournal.com/8895.html). Но предположим, что стороны смогут договориться, и экономическая логика возьмет вверх над амбициями (лучше пройти в Госдуму на 5-м месте, чем не пройти на первом). Однако тут возникает еще более серьезная проблема. Лицензия, которую Явлинский или Собчак могут продать Навальному, чтобы он провел своих людей в Госдуму, на самом деле не их лицензия, а лицензия одобренная Кремлем (сравните, как легко и красиво Собчак и Гудков провели PR мероприятие по учреждению новой партии, и как был сорван очередной учредительный съезд сторонников Навального). Им ее выдали подержать, потому что они сейчас не представляют никакой опасности и даже помогают имитировать бурную оппозиционную борьбу и плюрализм мнений. Если они под этой лицензией поведут партию Навального на выборы, то возможно два сценария. Если у них все пойдет плохо, будут постоянные ругань и разборки, избиратели не захотят принять новое образование – то им дадут пойти на выборы, набрать 3-4% и публично облажаться. Если у них все будет хорошо и они будут выходить на 10%, то у них эту лицензию просто отнимут или надавят на руководителей партии, чтобы выкинули навальновских из списка (как надавили на Явлинского и Собчак, когда они массово начали отзывать разрешения наблюдателей в Чечне и Кемерово). Об этой тактике властей, применительно к выдвижению «компромиссного» кандидата я тоже писал (https://mmironov.livejournal.com/31616.html )

На настоящий момент никакого практического смысла в объединении оппозиции нет. Единственный смысл – это пиар. Оппозиция, когда получает очередной провальный результат, всегда может сослаться на то, что мы разрознены, поэтому и проиграли (как я показал выше, если бы демократическая оппозиция объединилась, то результат бы не изменился). Для власти это тоже пиар – вот их там столько много, никто не хочет объединяться и конструктивно работать. При этом оппозиция действительно хочет объединиться с Навальным, потому что именно у него есть значительный рейтинг, который достаточен для прохода в Госдуму и региональные парламенты. Навальному это не очень интересно, так как он, кроме лицензии (которую Кремль может в любой момент отозвать или надавить на системную оппозицию, чтобы его выкинули из списков), ничего не получает.

Тут мы подходим к распространенным опасениям в духе  – «Если не Навальный, то кто» или «Навальный – Путин 2.0». Я не считаю, что такая постановка корректна. В отличие от Путина, Навальный действует на конкурентном поле, и его успех – это результат его таланта (так же как успех Apple, Microsoft, Facebook, которые смогли достичь фактически монопольных позиций на своих рынках, – это успех их основателей в жесткой конкурентной борьбе). Сейчас уже всем очевидна причина успеха – нужно заниматься тем, что считаешь правильным и не пытаться играть в игры с властью. На самом деле Навальный занимает всего одну нишу – социал-демократическую. Есть другие ниши, вообще пустые. В России нет нормальной право-либеральной (или право-либертарианской партии). В России нет нормальной левой партии (коммунисты и справедливороссы – давно деградировавшие путинские холуи). В России нет сильной патриотической партии – где бы реально боролись за продвижение национальных интересов как внутри страны, так и за ее пределами («Родина» и ЛДПР – это карикатуры на такие партии). Что называется все работы хороши, выбирай на вкус. Секрет успеха будет лежать в честности позиции. Если ты строишь право-либеральную партию, то критиковать жестко придется и Путина (за рост участия государства в экономике, за монополизацию экономики, за антисанкции), и Навального (за компенсационный налог, за МРОТ). Нужно отойти от дихотомии Путин – Навальный, и увидеть, что у нас выжженное политическое поле и огромные возможности для создания реальных партий, которые потом могут вступать в альянсы, если в этом будет смысл.

Оригинал https://thequestion.ru/questions/375945/ekonomika-obedineniya-oppozicii-ili-prichem-zdes-navalnyi#answer534752-anchor