?

Log in

No account? Create an account

Про жидов и либералов (системных)
mmironov

--------------------------------------------------------------------------------------------------
Я понимаю, что в современном русском языке слово «жид» носит ярко негативный оттенок. В данном посте я пользуюсь той терминологией, которую использует Гоголь в своей повести. Данный термин только усиливает презрительное отношение казаков к евреям.
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Положение системных либералов в современной России мне очень напоминает участь жидов, описанную в повести Гоголя «Тарас Бульба».

Напомню, в чем состояла суть взаимоотношений казаков и жидов. Если отбросить красивые слова про «Великую Русь» и «православную веру», основным занятием казаков и главным источником их дохода был грабеж. Они грабили либо турецкие и татарские поселения, либо польские. К земледелию как роду занятий казаки относились презрительно. Как говорил Тарас Бульба: «Чтоб я стал гречкосеем, домоводом, глядеть за овцами да за свиньями да бабиться с женой? Да пропади они: я казак, не хочу! Так что же, что нет войны? Я так поеду с вами на Запорожье, погулять; ей-Богу, поеду!» То есть казаки любили воевать (грабили всех и вся в процессе войны), а в промежутке между войнами – пили и гуляли.

Однако грабеж сам по себе приносит только деньги, а золото  пить-есть не будешь. Для того чтобы деньги можно было обменять на товар, казакам нужны были жиды. Именно они привозили товары: алкоголь и еду. Также они давали ссуды казакам на войну, или если кто-то из них поиздержался. Жиды обеспечивали казакам удобный быт, тогда как сами они либо не хотели, либо не могли его организовать. Однако относились казаки к жидам презрительно. Когда у них заканчивались деньги, а выпить все-таки хотелось, они шли громить лавки жидов и иногда беспорядочно их убивали.

Так и системные либералы сейчас у Путина. Он и его команда умеют успешно грабить. В этом им нет равных. Но экономикой они управлять не умеют. Поэтому они привлекают для этих целей системных либералов. Когда недовольство народа падением доходов и коррупцией растет, им кидают показательные жертвы. Многомиллионные штрафы и по 8 лет строгого режима Улюкаеву и Белых - события из этой серии. Смотри, народ, мы боремся с коррупцией. Пощады никому не будет. Поймали жуликов, которые смогли просочиться во власть, и вдарили им по полной. Естественно, своим «казакам», даже если их уличат в дичайшей коррупции, никакой суровой кары не будет. Можно посмотреть, сколько лет получил Сердюков (спойлер: нисколько). Он хоть и провинившийся, но свой. Или как идет расследование против Сечина и Феоктистова (спойлер: его даже никто не начинал). При этом, как следует из материалов дела Улюкаева, они также были вовлечены в коррупционные схемы (см. https://mmironov.livejournal.com/33912.html).

Системные либералы нужны властям по двум причинам. Во-первых, они не дают экономике развалиться. Во-вторых, их можно кидать на растерзание народу в случае роста недовольства. При этом, Дворкович, Шувалов, Набиуллина и прочие должны понимать три вещи:
1. Они никогда не станут для «казаков» своими. Их могут привлекать для выполнения важных функций. Им могут навешивать яркие цацки, называть министрами, губернаторами или вице-премьерами. Но суть не меняется: есть Путин и его силовики – белая кость, и есть всякая либеральная шваль, которую они терпят рядом.
 2. Если будет расти недовольство, то жертву на растерзание будут выбирать именно среди либералов. Сечин может покупать многомиллионные яхты, Сердюкова могут брать в 13-комнатной квартире любовницы в  самом дорогом районе Москвы, Якунин может забыть, сколько у него домов и где конкретно есть шубохранилище. На растерзание кинут Улюкаева и Белых, объемы даже предполагаемой коррупции которых ни в какое сравнение не идет с коррупцией путинских «казаков».
3. Если за кем-то придут, то все остальные системные либералы спрячутся под лавку, как прятались жиды при погромах у Гоголя, надеясь, что соседа убьют, а их пронесет. Сколько системных либералов публично вступилось за Улюкаева? Что по поводу бывшего коллеги сказали Дворкович и Шувалов? Что по поводу приговора Белых сказали публично его бывшие коллеги по СПС, например, Чубайс?

Казалось бы, надо делать ноги, ведь тренд уже обозначился. Но тут работает та же мотивация, что и у жидов в повести Гоголя. Находясь рядом с казаками и работая на них, можно получить золотые брызги от того, что они награбили. Каждый жид, как Янкель у Гоголя, надеется, что во время следующего погрома можно будет кинуться в ноги к Тарасу Бульбе, рассказать о былых заслугах, и всех жидов зарежут, а его Тарас прикроет телегой. Не даст на растерзание толпе. Только тут надо помнить, что телега – одна. Накрыть ей можно одного, максимум двух, а системных либералов – много.

Морали тут нет никакой. Единственное, что следует понимать, что экономика чувствует себя все хуже, и спрос на сакральных жертв будет все больше. Очень возможно, что не все системные либералы переживут четвертый срок Путина.



P.S. В конце приведу пару характерных цитат из "Тараса Бульбы", чтобы было понятно, о чем речь:

Цитата 1:
Только побуждаемые сильною корыстию жиды, армяне и татары осмеливались жить и торговать в предместье, потому что запорожцы никогда не любили торговаться, а сколько рука вынула из кармана денег, столько и платили. Впрочем, участь этих корыстолюбивых торгашей была очень жалка. Они были похожи на тех, которые селились у подошвы Везувия, потому что как только у запорожцев не ставало денег, то удалые разбивали их лавочки и брали всегда даром.

Цитата 2:
-- Перевешать всю жидову! -- раздалось из толпы. -- Пусть же не шьют из поповских риз юбок своим жидовкам! Пусть же не ставят значков на святых пасхах! Перетопить их всех, поганцев, в Днепре!
  Слова эти, произнесенные кем-то из толпы, пролетели молнией по всем головам, и толпа ринулась на предместье с желанием перерезать всех жидов.
  Бедные сыны Израиля, растерявши все присутствие своего и без того мелкого духа, прятались в пустых горелочных бочках, в печках и даже заползывали под юбки своих жидовок; но козаки везде их находили.
  -- Ясновельможные паны! -- кричал один, высокий и длинный, как палка, жид, высунувши из кучи своих товарищей жалкую свою рожу, исковерканную страхом. -- Ясновельможные паны! Слово только дайте нам сказать, одно слово! Мы такое объявим вам, чего еще никогда не слышали, такое важное, что не можно сказать, какое важное!
  -- Ну, пусть скажут, -- сказал Бульба, который всегда любил выслушать обвиняемого.
  -- Ясные паны! -- произнес жид. -- Таких панов еще никогда не видывано. Ей-богу, никогда! Таких добрых, хороших и храбрых не было еще на свете!.. -- Голос его замирал и дрожал от страха. -- Как можно, чтобы мы думали про запорожцев что-нибудь нехорошее! Те совсем не наши, те, что арендаторствуют на Украйне! Ей-богу, не наши! То совсем не жиды: то черт знает что. То такое, что только поплевать на него, да и бросить! Вот и они скажут то же. Не правда ли, Шлема, или ты, Шмуль?
  -- Ей-богу, правда! -- отвечали из толпы Шлема и Шмуль в изодранных яломках, оба белые, как глина.
  -- Мы никогда еще, -- продолжал длинный жид, -- не снюхивались с неприятелями. А католиков мы и знать не хотим: пусть им черт приснится! Мы с запорожцами, как братья родные...
  -- Как? чтобы запорожцы были с вами братья? -- произнес один из толпы. -- Не дождетесь, проклятые жиды! В Днепр их, панове! Всех потопить, поганцев!
  Эти слова были сигналом. Жидов расхватали по рукам и начали швырять в волны. Жалобный крик раздался со всех сторон, но суровые запорожцы только смеялись, видя, как жидовские ноги в башмаках и чулках болтались на воздухе. Бедный оратор, накликавший сам на свою шею беду, выскочил из кафтана, за который было его ухватили, в одном пегом и узком камзоле, схватил за ноги Бульбу и жалким голосом молил:
  -- Великий господин, ясновельможный пан! я знал и брата вашего, покойного Дороша! Был воин на украшение всему рыцарству. Я ему восемьсот цехинов дал, когда нужно было выкупиться из плена у турка.
  -- Ты знал брата? -- спросил Тарас.
  -- Ей-богу, знал! Великодушный был пан.
  -- А как тебя зовут?
  -- Янкель.
  -- Хорошо, -- сказал Тарас и потом, подумав, обратился к козакам и проговорил так: -- Жида будет всегда время повесить, когда будет нужно, а на сегодня отдайте его мне. -- Сказавши это, Тарас повел его к своему обозу, возле которого стояли козаки его. -- Ну, полезай под телегу, лежи там и не пошевелись; а вы, братцы, не выпускайте жида.