October 25th, 2017

Кривое зеркало популизма



По мере развития президентской гонки мы слышим все больше дискуссий по поводу «вот этот кандидат – популист, а вот этот, даже в ущерб популярности, предлагает правильные вещи». Безусловно, популизм в современном мире является проблемой. Мы видим, как во многих странах Запада побеждают политики-популисты, предложения которых мало имеют общего с рациональными действиями. Однако у нас в стране к популизму относят фактические любые социально-ориентированные инициативы, направленные на перераспределение богатства от богатых к бедным. Политиков, которые предлагают подобные меры, сразу клеймят безответственными, лицемерами, леваками и т.д.

Откуда берется это мнение? Экономическую политику в России вырабатывают и обсуждают люди, которым в жизни повезло. Представьте, что вы хотите узнать, как общество относится к лотереям из сообщений СМИ. Чьи истории вы, скорее всего, прочитаете? Истории тех, кто в лотереи выиграл. Они вам расскажут, как они долго шли к этому успеху, как покупали билет в 7.07 вечера, 7-го числа каждого месяца, и вот, наконец, эта стратегия сработала. Однако суровая правда жизни состоит в том, что в мире есть десятки миллионов людей, которые тоже покупали билеты и ничего не выиграли. Вероятность, что их история попадет в газету на порядки ниже. Если вы будете изучать, как влияют лотереи на жизни людей по сообщениям газет, то у вас сложится неправильное впечатление, так как там будет непропорционально много историй тех, кому просто повезло.

Мнение об экономической политике тоже высказывают люди, которым в жизни повезло. Они, конечно, будут рассказывать, что все их богатство и успех - это следствие их труда и упорства. Однако это не так. 95% их успеха - это следствие удачи и таланта, что тоже в каком-то смысле удача (талант – это то, что выдано нам природой при рождении).  Доля труда и усилий в успехе в современном обществе все уменьшается (см. мою статью об этом феномене http://mmironov.livejournal.com/21628.html). Учитель может брать по 2 ставки, упахиваться до потери сил, отказывать себе в отдыхе и удовлетворении базовых потребностей, но он никогда не заработает столько, сколько депутат Госдумы или пресс-секретарь Сечина (я уже не говорю о самом Сечине – его месячную зарплату учитель за всю жизнь не отработает).  И тут дело не только в жуликах, которые назначают себе любую зарплату за счет бюджета. Речь идет и о тех, кто зарабатывает деньги честно. Обычный тамада может проводить по 30 свадеб в месяц, но он не сможет заработать 30,000 евро, сколько Собчак берет за один корпоратив. Марк Цукерберг работает не больше и не меньше, чем большинство тех, кто хочет преуспеть в Силиконовой долине. Однако он стал мультимиллионером в 25 лет, а большинство других – не стали.

В России люди, добившиеся успеха, искренне уверены, что бедные - это ленивые, государство должно уйти из экономики и просто не мешать работать, если у тебя все плохо – это, прежде всего, твоя вина, смени работу, займись спортом, получи образование и т.д. Возможно, такое мнение элит стало результатом основной идеологии 90-х: всем дали свободу, у всех были примерно одинаковые возможности, мы добились успеха, значит и вы могли. Однако в России, как и в любой другой стране мира, есть миллионы людей, которые всю жизнь трудились, учились, как могли, упирались, а прожили всю жизнь в бедности или даже нищете. Их очень много, но их истории скучны и неинтересны, что медиа не очень интересно о них писать. Хотя их в сотни раз больше, их голос мы слышим в сотни раз меньше.

Настоящий политик должен постараться услышать голос этих людей, понять, что им нужно и не боятся осуждения элит. Элиты очень часто выступают против социальных политик. Задача политика - не только услышать голос масс, но и объяснить элитам, почему социальные политики им тоже выгодны (http://mmironov.livejournal.com/20915.html). Пока же в российском обществе есть глубокое непонимание между этими слоями. Одни считают, что элита жирует за их счет, вторые считают, что первым лишь бы все отнять и поделить, а работать они не хотят. Пока это непонимание не будет устранено – мы далеко не уедем.