June 16th, 2017

Как митинговали в Буэнос-Айресе


Ходить или не ходить на митинги в поддержку российских протестов за рубежом - вопрос не однозначный. Большинство моих знакомых к этому вопросу относится скептически: что может кому-то доказать небольшая группа с плакатами перед входом в российское посольство? Тем не менее, мы с друзьями решили поддержать российские акции протеста и 12 июня в 11 утра выйти на небольшой митинг.

Когда мы подошли, нас уже ждали. Перед посольством стояли три полицейские машины и десяток полицейских. Мы особо и не скрывали своих намерений. За неделю до этого, 5 июня, я был по своим делам в российском консульстве и агитировал сотрудников консульства поучаствовать в нашей акции. На что мне, правда, был дан ответ, что мы ведем себя неправильно и собираемся испортить людям праздник (День России). Никто не против, чтобы мы митинговали, но есть для этого другие дни, непраздничные. 12 июня, как и 9мая, – это святые для каждого россиянина дни, и протестовать в эти дни непорядочно. Ответ был четкий и подготовленный. Похоже, что по зарубежным посольствам была разослана информация, что нужно говорить тем, кто решит в этот день попротестовать.

Минут через 10, после того как мы собрались с плакатами, к нам вышел заместитель посла по безопасности и попытался убедить нас перенести акцию в другое место, подальше от посольства. Вот, вкратце, его тезисы:
- Мы наносим России удар в спину
- Мы все проплачены
- Россия встала с колен
- Вот в 90-ые был ужас-ужас, а сейчас еще ОК. Вот если бы мы в 90-ые пришли, они бы поняли и даже нас поддержали
- Россия пытается построить отношения с Аргентиной, а мы мешаем
- У них и так постоянные манифестации, то голубые, то против того, что бомбят Алеппо, а еще мы добавляем (нужно пояснить, что Аргентина – очень либеральная страна, и любые ущемления прав человека, в том числе Россией, общество здесь воспринимает крайне болезненно)
- Его начальник - не Медведев, а Путин


Мы старались объяснить, что мы протестуем против коррупции, а не против России. Я также привел ему пример миллиардеров-друзей Путина, и объяснил, что Путин – тоже коррупционер. На это он не нашелся, что возразить (на видео, в самом конце, заметна степень его смущения).

Похоже, что перед выходом к нам, в посольстве хорошо подготовились. Видно было, что из окна нас рассматривали и фотографировали. Мне указали, что несмотря на то, что я говорю, что люблю Россию и выступаю в ее поддержку, мой сын родился в Лос-Анджелесе (это действительно так, именно для оформления гражданства ему я и ходил в консульство), а это уже не очень патриотично.

Несмотря на то, что заместитель посла по безопасности сыпал штампами из телевизора, тем не менее, он вел себя по отношению к нам очень уважительно и корректно. Также заслуживает уважения то, что он не побоялся выйти один на переговоры с явно противоположно настроенной группой людей. Я понимаю, что это его работа, и он просто выполнял указания своего начальства. Очень порадовало, что обошлось без традиционного чиновничьего хамства и высокомерия.

В конце  концов, похоже, наши аргументы отчасти были приняты к сведению. Безопасник минут через 15 вернулся к нам и сказал, что он поговорил с послом, и посол просил передать, что он тоже против коррупции, так что в целом они поддерживают идею нашей акции.

В процессе проведения акции выяснилось, что они так нервничали, потому что ожидали приезда гостей на торжественный прием – местных чиновников и иностранных послов, и мы им портили всю благостную картину. Поэтому мы решили постоять два часа, вместо изначально запланированного часа, чтобы убедиться, что все гости нас заметят, и у них будет хоть какая-то тема для светского разговора во время приема у посла.

Подводя итог, мне показалось, что выходить на подобные митинги стоит. Во-первых, за ними наблюдают работники посольств и прочие аффилированные лица (как, например, учителя и сотрудники школы при посольстве, которые также участвовали в приеме). Во-вторых, за акциями наблюдают россияне из различных полуофициальных организаций соотечественников, которых также всегда приглашаются на разные посольские мероприятия. Наконец, в-третьих, аргентинские чиновники и послы других стран, которые приняли приглашение посетить прием в посольстве, также видели, что происходит какая-то непонятная движуха, и возможно, это их заставит более внимательно изучить новости из России.

Кто-то может возразить, что агитировать среди посольских и членов прикормленных организаций толку особого нет, однако и среди консульского состава, и среди сотрудников школы при посольстве, мне встречалось очень много достойных людей. Понятно, что в силу своих должностных обязанностей, они ограничены в свободе высказывать свои мысли. Однако я лично наблюдал, что какое-то действие на них наша акция производила. Возможно, кого-то это подвигнет хоть чуть-чуть изменить свою точку зрения на то, что происходит в стране, и они, используя свое служебное положение, хоть немного будут способствовать изменениям страны к лучшему.