February 16th, 2017

Революция коррупционеров. Начало



Несколько месяцев назад я написал пост про вероятную революцию коррупционеров в связи с арестами крупных чиновников(http://mmironov.livejournal.com/16017.html). Возможно, мы наблюдаем ее начало и, соответственно, первых революционеров – Вороненкова и Максакову. На протяжении многих лет контракт «лояльность в обмен на воровство» ограждал лояльных чиновников-коррупционеров от уголовного преследования.  Соответственно, не было у них необходимости бежать за рубеж, если что. Побеги и просьба политического убежища был удел бизнесменов и оппозиционных активистов. Самая большая кара, которая грозила неугодному чиновнику – это почетная отставка, с сохранением всего нажитого имущества и даже, возможно, переводом на другую работу (Лужков, Черкесов, Сердюков, Пехтин, и т.д.)

Однако за последний год существовавший много лет контракт между властью и чиновниками, оказался по факту разрушенным. За решетку или под домашний арест отправилась череда высокопоставленных чиновников, губернаторов и силовиков - Улюкаев, Белых, Хорошавин,  Гайзер, заместители Тулеева, Захарченко, Никандров и другие. Вчера пришла новость, что один из самых видных нашистов, Максим Мищенко, оказался на скамье подсудимых https://www.znak.com/2017-02-16/byvshiy_lider_kremlevskogo_molodezhnogo_dvizheniya_maksim_michenko_okazalsya_na_skame_podsudimyh

Что это все значит для рядового (или не очень рядового) чиновника путинской России? Раньше, если твоей деятельностью начинали интересоваться правоохранители, то можно было особо не переживать, в крайнем случае, пожурят немного, как, например, Сердюкова, и отпустят с Богом. Сейчас же, если тобой начали интересоваться уважаемые люди в погонах, то вполне возможно, что это закончится совсем по-другому. Все предыдущие заслуги – поддержка «Крымнаш», помощь родной партии на выборах и правильная позиция по всем вопросам уже могут не помочь.  Это значит, что единственный вариант обеспечить себе безопасность, если начали сгущаться правоохранительные тучи, - это попытаться найти ее за рубежом.

Вороненкова и Максакова – первые политические беженцы из чиновников такого уровня. Их бегство представляет для Кремля намного большую опасность, чем бегство всех оппозиционеров вместе взятых. В конце концов, что могут страшного опубликовать беглые оппозиционеры? Да примерно то же, что и то, когда находились внутри России, – очередную простынь про кровавый режим, ущемление свободы слова, что полицейский режим скоро рухнет и т.д. У высокопоставленных чиновников есть инсайдерская информация, возможно, даже подтвержденная документами, и обнародование этой информации может вызвать бОльший политический скандал, чем любое даже самое громкое разоблачение Алексея Навального. Из той информации, которая уже вылилась в прессу, потенциально намечается два крупных скандала. Во-первых, есть шанс узнать из первых рук, как фальсифицировались выборы в Госдуму по Нижегородской области (https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/02/15/71515-prizrak-kommunista). Во-вторых, и Максакова, и Вороненков заявили, что кто-то голосовал за присоединение Крыма их депутатскими карточками незаконно без доверенности (https://meduza.io/feature/2017/02/15/esli-by-eto-byla-ne-ukraina-nikto-by-ne-svodil-so-mnoy-schety). Эти откровения ставят под сомнение легитимность голосования Госдумы по присоединению Крыма. Если голоса двух депутатов фальсифицировали, то где гарантия, что все остальные голоса были подсчитаны честно? Потенциально это ставит под сомнение законность всей юридический процедуры по решению этого вопроса. Исходя из материалов СМИ, также известно, что Вороненков в сотрудничестве с силовиками, за крупные вознаграждения помогал бизнесменам «решать» их уголовные проблемы. Скоро мы можем услышать еще много откровений Вороненкова касательно своих бывших партнеров по «бизнесу» - высокопоставленных чиновников и силовиков.

Откровения, исходящие от бывших высокопоставленных чиновников, намного болезненней для власти, чем расследования оппозиционных активистов. Во-первых, откровения чиновников могут быть подкреплены фактами и документами из первых рук, от которых уже нельзя будет отвертеться стандартными отговорками типа «это все домыслы, неподкрепленные фактами». Во-вторых, против бывшего чиновника не работает любимая стратегия дискредитации оппозиции – «они все агенты Госдепа, по посольствам шакалят и на гранты живут». Чиновники-разоблачители много лет были своими плоть от плоти. Они говорили то, что и положено говорить чиновникам. Делали то, что и положено делать чиновникам. Вороненкова и Максакова ничем из серой чиновничьей массы не выделялись. Еще полгода назад Вороненков отправлял в ФСБ и Минкомсвязи запрос, с просьбой запретить в России игру Pokemon Go (http://www.mk.ru/social/2016/07/20/deputat-kprf-poprosil-fsb-zapretit-pokemon-go-razrabotku-amerikanskikh-specsluzhb.html) – вполне нормальное поведение для чиновника путинской эпохи, который решил лишний раз продемонстрировать свою лояльность.

Безусловно, никакого предательства, как это пытаются сейчас активно представить власти (вот, например, блог Неверова http://echo.msk.ru/blog/neverov_s/1929004-echo/ ), тут нет. Вся российская власть построена на цинизме, и каждый высокопоставленный чиновник – это циник до мозга костей. Просто Максакова и Вороненков взвесили все риски, если они останутся внутри России, и потенциальные риски бегства. Риски оставаться внутри России им показались большими. Поэтому они решили стать первыми революционерами-коррупционерами - взяли в руки флаг «Крымненаш» и бежали на Украину. Сейчас Вороненков также громко кричит про нацизм в России, как раньше кричал про украинских карателей. В этом нет никакого предательства - каждый российский чиновник кричит, что выгодно кричать на данный момент. Скажут кричать «Слава Трампу», будут кричать «Слава Трампу». Завтра скажут кричать «Трамп - Чмо», будут кричать «Трамп - Чмо». Если тут какое-то предательство Трампа или кого-либо? Нет. Просто линия партии поменялась. Также и с Вороненковым, он кричит то, что оптимально ему в данной конкретной ситуации.

Значит ли, что примеру Вороненкова и Максаковой последуют другие чиновники, оказавшиеся под вниманием правоохранительных органов, и мы будем постоянно видеть все новых революционеров-коррупционеров? Это будет зависеть от двух факторов. Не пожалеет ли Вороненков, что не пошел на сотрудничество со следствием и не отсидел, сколько положено. Другими словами, не пришлют ли за ним бывших коллег другого депутата – Лугового. Путин очень болезненно относится к подобным финтам бывших членов корпорации, так что, вполне возможно, живые позавидуют мертвым. Другой фактор, который будет приниматься во внимание, – это что будет с их имуществом, нажитым непосильным трудом. Пока чиновник внутри системы, Россия защищает его коррупционно нажитое имущество как внутри страны, так и за ее пределами. Посмотрите, как бьются наши дипломаты против всяких списков Магницкого и прочих личных санкций. Что будет с имуществом беглого чиновника, попрятанного по всяким западным и оффшорным юрисдикциям, – непонятно. Вполне возможно, на это имущество может быть наложен арест, и чиновник останется практически ни с чем. Так как российские чиновники уже давно работать разучились и умеют только воровать, то на свободе, но без денег, они просто не выживут. Вполне возможно, для них будет оптимально отсидеть пару-тройку лет, искупить вину перед Родиной, и вернуться к своим миллионам.

Все чиновники России будут пристально наблюдать за дальнейшей судьбой Максаковой и Вороненкова. Если в течение года-двух с ними никакого несчастного случая не случится, и никто особо их зарубежное имущество арестовывать не будет, то это будет сигнал элитам – дорожка проторена, мин нет. И тогда мы сможем увидеть постоянный поток все новых и новых революционеров-коррупционеров. Причем после вторых ласточек, рост может оказаться взрывной. Это как в детской игре, когда нужно успеть сесть на стульчик, как только прекращает играть музыка. Чем дальше, тем меньше свободных стульчиков остается. Если первых революционеров-коррупционеров будут принимать с распростертыми объятиями в обмен на любой мало-мальски приличный компромат, то чем дальше, тем требования к уровню компромата будет повышаться. Если сначала на гражданство можно будет обменять компромат против какого-нибудь Суркова или Володина, то потом будут требовать информации про Путина (или даже про Трампа). Чем больше будет компромата на рынке, тем меньше будет ценность нового.

Что делать оппозиции в связи с этим? Это кому-то может показаться несправедливым, но не нужно особо гнобить Максакову и Вороненкову. Лучше их даже аккуратно хвалить. Не можете хвалить, лучше тогда промолчите. Лично им от потока ругани ни горячо, ни холодно. Это товарищи закаленные, привыкшие, что их много лет поливали оппозиционные СМИ. Работа чиновника приучает не только лицемерить, но и спокойно относится к агрессивной критике. Но на западное общество, информация, в особенности от авторитетных российских оппозиционеров, может иметь влияние. Если какой-то банк или правительство западной страны, будет принимать решение, что делать с активами того или иного чиновника, то информация об этом чиновнике, публикуемая независимыми СМИ, может оказать прямое влияние. Поэтому нам всем лучше ограничить себя от муссирования по кругу (или даже развития) темы, какие они жулики и воры. Нам всем будет лучше, если в следующие несколько лет жизнь у них сложится хорошо, никто их активы арестовывать не будет, и они смогут постить влюбленные фоточки с Лазурного берега или с какого-нибудь Майами. Максакова и Вороненков – не самые страшные жулики нашей страны, если у них что-нибудь арестуют, то эффект с точки зрения возврата наворованного добра государству будет минимален. Однако с точки зрения развития революции-коррупционеров эффект будет губительный. Нет ничего, что любят наши чиновники больше, чем свое бабло. Поэтому наш общий интерес, чтобы Максакова и Вороненкова свое бабло не теряли. И тогда возникший поток революционеров-коррупционеров разрушит режим намного быстрее, чем самая смелая и отчаянная оппозиционная деятельность.