February 24th, 2016

Ответ Сергею Алексашенко

Уважаемый Сергей,

Во-первых, мне хотелось бы извиниться перед вами за некоторые не совсем удачно подобранные мной формулировки. Я ни в коем случае не называл вас «вредителем», не призывал воздерживаться от критики властей, не отрицал важности дискуссии, а также я совсем не считаю, что вашим единственным намерением было посеять панику. В моей колонке ничего такого сказано не было. Если вы проинтерпретировали ее таким образом, то это моя вина – мне нужно было четче и конкретней выражать свои мысли. Я хотел донести всего две простые мысли:

1.  Ваша интерпретация интервью Набиуллионой, на мой взгляд, была не совсем корректной. Я перечитал это интервью несколько раз и не нашел каких-то прямых или косвенных указаний, что ЦБ собирается (или сообщает о намерениях) ограничить свободу валютных операций в России.

2. Подобные интерпретации (совсем не очевидно следующие из заявлений ЦБ) сопровождающимися призывами «Будьте бдительными» могут спровоцировать банковскую панику.  Причем здесь будет именно причинно-следственная связь (causal effect). Это не синоптик, который предсказал дождь (очевидно, дождь пойдет или не пойдет в независимости от предсказаний). Здесь именно тут случай, когда предсказание от уважаемого экономиста вашего уровня может вызвать негативное событие.

Я ни в коем случае не отказывал вам или кому-другому в свободе выражения мнений и праве на ошибку.  К примеру, ваше утверждение, что цены на нефть  «в 98-м  упали ниже российской себестоимости, а бюджет перестал получать какие-либо налоги от нефтяников, т.к. прибыль у них исчезла», возможно, является ошибочным. Российские нефтяные компании показывали низкую прибыль не потому, что цена на нефть упала ниже себестоимости, а потому что, они занимались активной налоговой оптимизацией. Согласно отчету Тройки Диалог от 2000 г, в 1999 г., средняя цена продажи нефти Ноябрьскнефтегазом (Сибнефть) была 2.2 доллара за баррель, Мегионнефтегазом (Славнефть) – $3.5, нефтяными подразделениями Юкоса: Томск-нефть – $1.1, Самар-нефтегаз – $1.8, Юганскнефтегаз – $1.8, подразделениями Лукойла от $2 до $2.8, Сургут-нефтегаз – $7, Баш-нефть $2.6. В это же время средняя экспортная цена была $13.5, а внутренняя цена $7.2. У меня нет детальных данных за 1998 год по себестоимости, однако даже если скорректировать ее вверх на девальвацию августа 1998 (средняя цена на мировом рынке в первой половине 1998 года была на уровне 13 долларов), то все равно, реальная себестоимость добычи нефти у крупнейших нефтяных компаний Сибнефть, Юкос, Лукойл, Славнефть, Сиданко – была существенно ниже, чем цена на мировом рынке.  А налогооблагаемой прибыли у них не было, потому что они продавали нефть трейдерам в оффшорах по цене близкой к себестоимости, а те уже продавали по рыночной стоимости. В 1999 г. Сибнефть продавала по $2.2, а уже ее трейдеры продавали на внешний рынок по $13.5, на внутренний по $7.2, Юкос продавал $1.1-$1.8, а трейдеры продавали опять же в среднем по $13.5 и $7.2.  Поэтому здесь вы правы скорей всего лишь частично: прибыль у Югаскнефтегаза, Ноябрьнефтегаза и далее по списку действительно исчезла, только не потому, что цена на нефть упала ниже их себестоимости, а потому что они продавали нефть афиллированным с акционерами трейдерам  по цене в 5-10 раз ниже цены мирового рынка (по данным на 1999 г, в 1998 г. разница была меньше), и государство просто не умело заставить нефтяников платить налоги. Но я нисколько не настаиваю, что прав. Возможно, что Тройка Диалог, на данные которой я опираюсь, не совсем корректно проанализировала отчетность российских нефтяных компаний, и у вас есть более правильный анализ отчетности нефтедобывающих подразделений российских нефтяных компаний, из которого вы делаете вывод, что цена упала ниже себестоимости. В данном случае – кто из нас ошибается, не имеет принципиального значения. Была себестоимость российских нефтяных компаний выше или ниже тогдашних цен на нефть – никак не может повлиять на развитие текущего кризиса. И я бы ни в коем случае не назвал подобные ошибочные суждения вредными, просто потому что от них вреда никакого нет.      

Однако некорректная интерпретация интервью главы ЦБ, это уже та ошибка, которая может иметь конкретный негативный эффект.  Через интервью Набиуллиной сможет продраться не более нескольких сотен человек, а ваш блог на эту тему уже прочитало более 200 тысяч человек.  То есть 99% населения сделает вывод о том, что сказала Набиуллина именно из вашего блога, а не из первоисточника.  Ошибочная интерпретация и призывы быть бдительным, могут послужить толчком к снятию банковских депозитов и соответственно к банковской панике. Именно поэтому я назвал данное ошибочное суждение вредным.

Здесь нужно отдавать также отчет, что и вы, и я, и многие другие эксперты, которые пишут колонки на экономическую тематику, в случае если все вдруг в России накроется медным тазом, смогут продать свой человеческий капитал за рубежом. Да, с потерями, да придется, возможно, соглашаться на менее интересную работу, но тем не менее – у многих из нас есть реальные возможности относительно комфортно устроить свою жизнь вне России. Однако у 98% населения такой возможности нет. Их этот таз накроет с головой, и они выбраться никуда не смогут – им просто не куда выбираться. Поэтому я призываю всех нас быть более ответственным к тому, что мы пишем и говорим, чтобы не подталкивать Россию к полномасштабному кризису – Путин и Ко и без нашей помощи неплохо справляются.

Я не вижу смысла давать развернутые комментарии по остальным пунктам вашего ответа. У меня нет цели доказать любой ценой, что я прав. Мне кажется, продолжение дискуссии по этому вопросу будет пустой тратой вашего и моего времени. Моей целью было донести до вас две простые мысли, и, мне кажется, вы услышали мою точку зрению.  А что обо мне и моей позиции подумает аудитория  Эха-Москвы  – для меня вопрос третьестепенный.

Я также никогда не ставил под сомнение ваш профессионализм и ваши моральные качества. Наоборот, я очень высокого мнения и первом, и о втором. Свой дисклэймер я написал просто для того, что показать, что у меня есть минимальная квалификация, чтобы перевести интервью Набиуллиной с казенного на русский. Вы – человек публично известный, и ваша квалификация и репутация – это common knowledge. Кто такой Максим Миронов – никто не знает, поэтому я и посчитал нужным кратко объяснить, что у меня есть какая-та экспертиза в вопросе, по которому я берусь судить. Просто у нас во время чемпионата по футболу – каждый становится спортивным экспертом, когда падает цена на нефть, все становятся экспертами по нефтяному ценообразованию, когда ЦБ что-то говорит, все становятся экспертами по банковскому регулированию. Мне хотелось как-то обозначить, что я ни в коем случае не являюсь подобным экспертом широкого профиля.
 
Отвечая на ваш вопрос: я считаю, что надзор ЦБ над банками находится на крайне низком уровне. Они плохо мониторят и качество активов банков, и выполнение ключевых нормативов, например норматив кредитования связанных сторон. Контроль за нормативами по капиталу тоже оставляет желать лучшего. Как говорится, если бы директор был я, то я бы начал прежде всего с реформы качества мониторинга активов и кредитования связанных сторон. Инвестирование средств и усилий по этому направлению даст максимальную добавленную стоимость, и тогда не придется вбухивать сотни миллиардов в санацию банков.

С уважением,
ММ