Maxim Mironov (mmironov) wrote,
Maxim Mironov
mmironov

Categories:

Опять 25


Когда я написал колонку про минимальную зарплату (http://mmironov.livejournal.com/16494.html), то получил довольно много критических комментариев (например, вот подробный разбор https://www.gazeta.ru/business/2016/12/21/10440995.shtml). Видимо, я недостаточно понятно изложил свои аргументы. Попробую объяснить некоторые пункты более подробно, а также ответить на комментарий по поводу инфляции.

  1. Малый бизнес. Одним из основных доводов критиков повышения минимальным зарплаты является аргумент, что это убьет малый бизнес. Если принять этот аргумент (что высокая минималка – смерть малому бизнесу), должно получаться, что в России малый бизнес сейчас должен просто процветать, а в странах с высокой минимальной зарплатой – фактически отсутствовать. Однако мы видим ровно обратную тенденцию. В России, где минимальная зарплата находится на очень низком уровне, в малом бизнесе работает одна шестая часть занятых. В Европе и США, где минимальная зарплата высокая, в малом бизнесе занято примерно в три раза больше. Даже в странах Латинской Америки, которые  я приводил в пример в прошлом посте (Чили и Аргентина), где минимальная зарплата существенно выше российской, при сравнимом уровне развития экономики, малый бизнес развит существенно лучше, чем в России. Можно сказать, что недоразвитость малого бизнеса в России - это следствие коррупции. Однако и крупный, и средний бизнес работают в такой же коррупционной среде и, тем не менее, развиваются лучше малого. Если посмотреть на опыт других стран, то видно, что аргументы в стиле «высокая минималка убивает малый бизнес» просто не находят эмпирического подтверждения. Наоборот, достойная минимальная зарплата, скорее, является стимулом развития малого бизнеса.

Почему это так? Малый бизнес - это, прежде всего, услуги. В настоящее время у большинства россиян зарплаты хватает только на оплату ЖКХ и базовые продукты. Если, к примеру, человек будет получать не 15,000, а 25,000 рублей, то он может позволить хотя бы раз в месяц сходить в ресторан, раз в год съездить отдохнуть в соседний регион (а не только к себе на дачу), иногда воспользоваться услугами такси и сходить в парикмахерскую. Рестораны, миниотели, салоны красоты, такси и прочие услуги населению – это все малый бизнес. Сейчас у большинства населения просто нет  ресурсов, чтобы покупать товары и услуги у небольших предприятий. Доведение минимальной зарплаты до более менее достойного уровня позволит резко увеличить спрос в этом сегменте. Безусловно, малые предприятия также будут должны платить более высокую зарплату своим работникам. Однако, резко увеличившийся спрос перекроет эффект от роста издержек, так как в других секторах занято в 5 раз больше населения. Главный враг малому бизнесу - не высокая минимальная зарплата, а нищее население.


  1. Спрос, предложение и безработица. Многие критики ссылаются на картинку из учебника экономики, где пересекаются спрос и предложение, и любые попытки искусственно повысить цену ведут к излишку товара на рынке, то есть в нашем случае к безработице. Однако эта картинка верна только в случае совершенной конкуренции, когда много покупателей и продавцов, они не сговариваются друг с другом, и в результате образуется оптимальная равновесная цена. В случае с российским рынком труда это совсем не так. Во многих секторах рынка государство является монополистом (точнее сказать, монопсонистом, то есть единственным покупателем). К примеру, оно является основным нанимателем труда учителей, врачей и многих других профессий. Можно, конечно, следовать логике Дмитрия Медведева – кто недоволен зарплатой, идите в бизнес. Однако, во-первых, не все обладают бизнес талантами, а во-вторых, как это ни пафосно звучит, для многих это призвание – учить детей или лечить людей. В случае, когда государство является единственным (или основным) покупателем, оно может устанавливать цену ниже той, которая бы установилась на конкурентном рынке, просто потому что продавцам труда больше некуда пойти. Аналогичная ситуация сложилась во многих моногородах. На этих рынках есть основной покупатель труда – наследник советского монопредприятия, и он может устанавливать цену совсем не равную предельной производительности труда, как этого требуют законы рынка, а существенно ниже. Закрепление на государственном уровне достойного минимального уровня оплаты труда позволит частично исправить эту ситуацию, когда государство и крупные работодатели, используя свою монопольную власть, занижают уровень оплаты труда. В этом случае рост оплаты не приведет ни к значительному росту безработицы (так как работники получали меньше, чем их производительность, их все равно будет выгодно нанимать даже при росте зарплаты), ни к ухудшению экономического благосостояния. Скорее наоборот.

Однако даже в случае совершенной конкуренции, не стоит забывать, что в макроэкономике, в отличие от микроэкономики, изменение одного фактора меняет много других переменных. Более высокая оплата труда увеличит спрос на товары, что в свою очередь увеличит спрос на труд, и соотвественно уменьшит безработицу. Стоит также принимать во внимание, что предложение труда тоже изменится. В дополнении к повышению минимальной зарплаты, Алексей Навальный также предлагает повысить пенсию до как минимум прожиточного уровня и ограничить нелегальную миграцию. Обе эти меры сокращают предложение труда. Почему? Сейчас многие пенсионеры вынуждены работать, потому что на пенсию не прожить. Если им повысить пенсию, то многие из них уйдут с рынка труда, тем самым сократив предложение труда. Ограничение нелегальной миграции также приведет к сокращению предложения труда, особенно в низкооплачиваемом сегменте. Поэтому вполне возможно, в связи с сокращением предложения на рынке труда, роста безработицы вообще не будет, или он будет незначительным.



  1. Рост издержек для экономики и бюджета. Некорректно просто взять цифру тех, кто получает зарплату менее 25,000 и умножить ее на сумму, которую нужно добавить до 25,000, как, например, сделали журналисты Газеты.ру (https://www.gazeta.ru/business/2016/12/21/10440995.shtml) и получили цифру в 2.6 триллиона рублей в год дополнительных расходов для всей экономики. И хотя это оценка на порядок ниже оценок Мовчана (http://echo.msk.ru/blog/movchan_a/1893220-echo/) – 2.9 триллиона рублей в год только допрасходов для бюджета (то есть для экономики это в несколько раз выше), тем не менее, даже оценка в 2.6 триллиона допрасходов для всей экономики – это сильно завышенная оценка. Почему? Представьте, что цена на смартфоны возрастет в три раза. Будет ли корректным, чтобы оценить рост потребительских расходов, взять количество смартфонов, которое сейчас покупается потребителями, и умножить его на рост цены? Нет, потому что резкое изменение цены на товар ведет к изменению структуры спроса. Люди, скорее всего, станут покупать смартфоны реже (менять их раз в 3-4 года, а не каждый год), кто-то вообще откажется от этого продукта, придя к выводу, что им достаточно компьютера, и т.д.  Так и в случае с трудом – резкий рост цены на труд не приведет к пропорциональному росту затрат государства и компаний. Компании и государство начнут думать, как использовать подорожавший труд более эффективно, где-то наймут более производительных работников, где-то проведут курсы повышения квалификации, чтобы тот же работник производил больше продукта, где-то заменят труд машинами. В результате рост издержек будет существенно меньше, чем если бы мы просто взяли число низкооплачиваемых работников и помножили на разницу в зарплате. Рост производительности труда (в который компании начнут инвестировать) и внедрение новых технологий, позволит избежать резкого роста издержек. Как это работает в глобальном масштабе, мы видели в последние 15 лет. Резкий рост стоимости нефти заставил государства активно инвестировать в энергосберегающие технологии и альтернативные источники энергии. В результате глобальный спрос на нефть стал меньше, чем он мог бы быть при дешевой нефти. Дополнительные доходы, которые рассчитывали собрать России и страны ОПЕК тоже оказались существенно меньше.

Рост минимальной зарплаты до 25,000 рублей, безусловно, приведет к сокращениям. Точно так же как любое увеличение производительности труда и рост машинизации приводят к сокращениям. Этот процесс в мире идет уже последние 250 лет. Двести лет назад в Англии даже появилось движение луддитов, протестовавших против внедрения машин, которые крадут у людей работу. Однако экономика обладает уникальным свойством подстраиваться, и те люди, кто теряют работу вследствие технологических изменений, потом находят ее в других секторах. За последнюю сотню лет производительность труда выросла на порядок, тем не менее, мы не видим толп безработных в развитых странах, труд которых вытеснили машины, или он переместился в другие страны. Они нашли себе новые ниши на рынке труда, и безработица находится на приемлемых уровнях. Точно также будет и в России – если компании, следуя более высоким стандартам оплаты труда, начнут инвестировать в рост производительности  и соответственно избавляться от лишнего труда, то эти люди найдут себе работу в новых секторах, как это происходило и происходит в других странах.


  1. Инфляция.  Многие опасаются, что рост минимальной зарплаты приведет к значительному всплеску инфляции. Однако это не так. Основной источник инфляции в современной России – это индексация тарифов естественных монополий, которые повышают свои тарифы намного быстрее инфляции. Если мы хотим бороться с инфляцией – то начать нужно с тарифов естественных монополий, а не зарплат. Рост минимальной зарплаты не будет профинансирован эмиссией – это будет перераспределение добавленной стоимости от предпринимателей (и государства) к работникам, то есть никакой гиперинфляции ожидать не стоит. Однако действительно стоит ожидать некоторого роста цен, так как платежеспособный спрос населения увеличится. Это нормальная ситуация, которая наблюдаются во всех экономиках, когда растет спрос. Если в экономике все хорошо, спрос растет, и ВВП тоже растет, то наблюдается небольшая инфляция в 2%-3%. Когда экономика стагнирует, спрос падает, и  инфляция падает до практически нулевых значений, или даже наблюдается дефляция. Рост минимальной зарплаты, безусловно, увеличит платежеспособный спрос населения. Рестораны, парикмахерские, такси, магазины в ответ на возросший спрос тут же увеличат свои цены и, соответственно, прибыли. Однако этот будет сигнал другим предпринимателям – в этих секторах спрос увеличился и, значит, значит нужно открывать новые рестораны, парикмахерские, магазины, сервисы такси. В результате предложение увеличится, и цены стабилизируются (хотя они все равно, скорее всего, будут чуть выше, чем изначальные). Поэтому я бы не боялся небольшой инфляции (обычно это несколько процентов), которая была бы вызвана расширением потребительского спроса вследствие роста зарплат. Это хорошая инфляция, которая говорит, что экономика развивается.  Я бы боролся с вредной инфляцией, которая вызвана ростом тарифов естественных монополий. Такая инфляция увеличивает издержки компаний, сокращает предложение, а также сокращает платежеспособный спрос (так как у населения остается меньше денег, чтобы потратить на товары и услуги).



Ну и наконец, последний аргумент, который многие используют, что при средней зарплате в России в 37,000  рублей, 25,000 минималка – это сильно много. Экономика не потянет. Во Франции и Германии, средняя зарплата примерно 2200 евро, а минимальная примерно 1500, то есть ниже средней в 1.5 раза. В других европейских странах это отношение не сильно отличается и редко когда превышает 2. Это вызвано тем, что политика правительств направлена на защиту самых малообеспеченных, тем самым разница между высокооплачиваемыми и низкооплачиваемыми сотрудниками существенно меньше, чем была бы при диком рынке. Если судить по уровню ВВП на душу населения, которые они достигли, то жить с разницей между средней и минимальной зарплатой в полтора раза вполне возможно. Значит, и Россия сможет.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 59 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →