Maxim Mironov (mmironov) wrote,
Maxim Mironov
mmironov

Как правильно воровать?

В начале 90-ых многие квартиры в г. Новосибирске, где я тогда жил, стали сдаваться без кафеля. Вернее не совсем без кафеля – его обломки были толстым слоем рассыпаны по полу ванных и туалетов. Причина была в том, что тогдашние застройщики были еще советскими конторами – по сути и по духу, не закрывали подъезды строящихся домов, а новые квартиры вообще стояли без замков (они же пустые, чего там воровать). Ночью приходили «сталкеры», и отбивали уже положенный кафель. Обычно из десяти отбитых плиток удавалось получить одну целую. То есть добытчики уже положенного кафеля наносили ущерба в десять раз больше того, что им удавалось украсть. Противоположностью таким добытчикам кафеля является жуликоватый прораб, который просто забирает себе пятую часть коробок с кафелем и списывает их, например, на бой или еще какую-нибудь усушку-утряску.

В 2000-ые основные схемы воровства в России работали по принципу вороватого прораба. От трети всей экспортируемой Россией нефти чего-то отщипывал себе Gunvor, дороги строились по завышенным сметам, медицинское оборудование закупалось по тройным ценникам и т.д. Однако такие схемы легко обнаруживались активистами. Достаточно было сравнить цену томографа у нас и в пункте отправки, стоимость тоннеля, построенного РЖД, с самыми дорогими аналогами за рубежом и все становилось очевидно. Может быть поэтому в последние годы все больше стали получать распространение более запутанные схемы воровства, когда власть искусственно создает рынок для какого-то (обычно уникального) поставщика, причем издержки для остальной части экономики могут многократно превышать потенциальный размер получаемой ренты от таких схем. К примеру, Платон, на котором Ротенберги собираются зарабатывать 10 миллиардов рублей в год, обходится экономике в десятки, если не сотни миллиардов рублей ежегодно. Из чего складываются эти издержки? Стоимость самих приборов, которые навязываются водителям, является по сути «мертвыми» издержками – они не представляют ценности сами по себе. Дополнительные сборы и административная нагрузка (Платон нужно установить и пройти прочие формальности) заставит какое-то число дальнобойщиков уйти из этого бизнеса (приведет к потере их доходов). К тому же больше всего нагрузка в процентном выражении ляжет на дешевые товары, так как, например, в муке доля транспортных услуг выше, чем в сотовом телефоне.  Дополнительная инфляция, вызванная Платоном, затронет прежде всего самые малообеспеченные слои населения, а значит им эту разницу придется компенсировать из бюджета, чтобы сохранить лояльность.

Другой закон – о переносе хранения персональных данных в Россию. Чтобы несколько владельцев дата-центров заработали (и соответственно, откатили кому надо) на экономику были возложены дополнительные издержки по размеру на порядки превышающие прибыли этих дата-центров. Во-первых, многие международные игроки могли принять решение воздержаться от входа на российский рынок или приняли решение уйти. Это приводит к снижению конкуренции, и как следствие, снижению качества и роста цен для российских потребителей. Во-вторых, в современном мире у крупных компаний данные могут храниться в разных странах. Если какие-то игроки решили следовать требованиям этого закона и перенести часть данных, то они находятся под постоянной угрозой того, что их могут обвинить в нарушении закона – ведь непонятно какая часть данных может храниться за пределами страны, какая нет. К слову, российские компании находятся под таким же риском – многие из них тоже активно пользуются зарубежными дата-центрами. Этот закон повышает общие риски инвестирования в IT компании и, соответственно, к снижению потенциала развития высокотехнологичных отраслей.

Наконец, закон Яровой – из той же серии, что и закон о дата-центрах. То количество жестких дисков, которое требуется для хранения всех данных по закону Яровой, было бы наверное достаточно, чтобы выложить расстояние от Земли до Луны. Потенциальные прибыли строителей дата-центров и поставщиков оборудования на порядки меньше затрат, которые вынуждены были бы нести провайдеры, а соответственно все интернет-пользователи.

Принципиальная разница между первыми и вторыми схемами воровства, что масштаб ущерба по первым схемам ограничен сверху размером выделенного бюджета. К примеру, если на Олимпиаду выделили 50 миллиардов долларов, больше чем 50 миллиардов украсть невозможно. Ущерб по вторым схемам ничем не ограничен и может существенно превышать размер ожидаемой выгоды потенциального интересанта. К примеру, чтобы дать друзьям заработать 100 миллионов долларов на дата-центрах, чиновники могут возложить дополнительные затраты на экономику в 500 миллионов, один миллиард, или 10 миллиардов. Более того, похоже, расчетом ущерба от подобных схем в правительстве никто не занимается, то есть они сами зачастую не знают истинный ценник своих действий.

Я не идеалист. Я прекрасно понимаю, что вся наша властная вертикаль держится на воровстве и коррупции. Однако всякие системные либералы типа Шувалова, Дворковича, Кудрина и Грефа должны объяснить, что лучше дать Ротенбергу заработать на строительстве моста в Крым, чем на Платоне. Лучше из бюджета выделить по сто миллиардов на развитие Роснано и Сколково, чем заставлять участников рынка оплачивать строительство множества бесполезных дата-центров. Необходимо вернуться к простым схемам воровства, которые приносят минимальный вред экономике. Если распространение «продвинутых» схем воровства не остановить, то это будет более губительно для экономической стабильности, чем санкции, контрсанкции, крымнаш и падение цен на нефть вместе взятые.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments